За последние 12 тысяч лет человечество прошло длинный путь. Сначала из охотника-собирателя человек превратился в оседлого фермера, затем построил города, освоил письменность, потом сельское хозяйство уступило место индустриальному обществу.

Культурный багаж знаний накапливается всё быстрее, а анатомия и физиология остаются такими, какими были ещё у самых первых Homo sapiens. Мы живём в мире, где не нужно скрываться от хищников и каждый день искать себе пропитание. У большинства из нас есть крыша над головой и магазин поблизости. Но наш мозг такой же, каким он был 50 или 70 тысяч лет назад.

Что же досталось нам от предков? Попробуем выяснить, какие теории приняты в научном сообществе и как они объясняют наше странное поведение сегодня.

Что объясняется особенностями нашего мозга

1. Переедание

Сложно поверить, но от ожирения сейчас проще умереть, чем от недоедания. Переизбыток еды — явление относительно новое.

Поскольку мозг человека развивался в условиях нехватки пищи, нашим предкам постоянно приходилось искать разные её источники: плодовые деревья, ягоды, коренья — что угодно с высоким содержанием углеводов, которые являются главным источником энергии. 50 тысяч лет назад, если наш с вами предок находил полную поляну ягод или фруктовое дерево, правильнее всего было бы съесть столько, сколько возможно, не оставляя на потом. У охотников-собирателей не было излишков.

Мир с тех пор изменился. Мозг — нет. Именно поэтому мы порой едим столько, сколько не стоит.

Мозг до сих пор не может поверить, что у его обладателя хватит еды на завтра и на следующую неделю.

2. Желание заглянуть в холодильник

У некоторых людей есть привычка заглянуть в холодильник, посмотреть на еду и снова закрыть его. Казалось бы, это нелогично. На самом деле очень даже логично.

Вернёмся к древнему человеку, который всегда был готов съесть все ягоды на поляне или все плоды с дерева. У него не было постоянного источника пищи, и уж точно она не лежала без дела.

Наш палеолитический мозг просто не может поверить, что у нас есть пища, пока мы её не увидим. Даже если мы знаем, что она там. Именно поэтому нам иногда нужно проверить, на месте ли еда, заглянув в холодильник. Мозг может удостовериться, что всё в порядке, и успокоиться. До следующего раза.

3. Нелюбовь к здоровой пище

Наверное, каждый может вспомнить, как в детстве не любил лук, укроп или зелень, а кто-то до сих пор их терпеть не может и считает их невкусными. Можно считать это капризами, но вряд ли эта неприязнь взялась из ниоткуда.

Во времена охотников-собирателей, когда растения ещё не начали культивировать, они могли вызывать несварение и отравление. Рецепторы языка формировались таким образом, чтобы человек мог распознать полезную и вредную пищу. Полезная богатая углеводами пища имела сладкий вкус, а вредная и опасная — горький.

Поэтому наша любовь к сладкому и высокоуглеводным продуктам вполне логична. Ведь 100 тысяч лет назад никто и подозревать не мог, что однажды легкоусвояемых продуктов будет в избытке, а потребление полезных и необходимых углеводов начнёт приводить к ожирению или диабету.

4.  Желание посплетничать

Сплетни считаются чем-то низким, подлым и недостойным. Однако антропологи сходятся на том, что именно такие разговоры помогают людям в коллективе держаться вместе.

Человек — существо социальное, он не может долгое время полноценно жить в одиночку. Ещё до создания первых больших поселений люди жили в группах по 100–230, а чаще всего около 150 человек. Данное число не случайно. Оно указывает на количество постоянных социальных связей, которые может поддерживать один человек, и называется числом Данбара. А эти социальные связи поддерживаются именно благодаря сплетням. Люди в коллективе обсуждают не какие-то абстрактные вещи, а социально значимые.

Древнему человеку в небольшой группе жизненно необходимо было знать, к кому можно обратиться за помощью, кому не нужно доверять, а кого совершенно точно стоит опасаться.

При этом тем, про кого сплетничают, невыгодно, чтобы их выставляли в чёрном свете. Ведь если о тебе говорят плохо, то через какое-то время тебе перестанут помогать.

5. Способность видеть лица и фигуры там, где их нет

Мы часто находим лица в неживых объектах: в облаках, хаотичных рисунках, среди камушков на пляже, даже на экране УЗИ-аппарата. Способность видеть лица, фигуры людей и животных называется парейдолия (от древнегреческого para — «рядом», «около», «отклонение от чего-либо» и eidolon — «изображение») и имеет, судя по всему, эволюционное обоснование.

Когда-то давно, когда науки ещё не было, человек всё же пытался объяснять явления природы. Поскольку мозг был предрасположен понимать людей и их мотивы, наши предки начали персонифицировать явления природы: грозу, дождь, болезнь или даже смерть. Отсюда и выросло явление апофении (от древнегреческого apophene — «высказывать суждение», «делать явным») — способности видеть связи там, где их нет.

Этот механизм является когнитивным искажением — одной из систематических ошибок мышления, которые мешают думать рационально, но позволяют принимать решение быстро. Он помогал нашим предкам выживать тысячи, а то и миллионы лет назад: благодаря ей человек мог распознать приближение друга или врага. Возможно, именно поэтому мы так хорошо понимаем мимику других людей. Однако сейчас эта способность может приводить к тому, что люди видят ангелов, пришельцев или привидения.

6. Непроизвольное внимание при виде движущихся объектов

Ещё одно эволюционное наследие тех времён, когда человек убегал от хищников в африканской саванне или чуть позже преследовал добычу с копьём. Быстрая реакция могла спасти жизнь в обоих случаях. В первом человек мог заранее скрыться от опасного зверя, а во втором поймать себе вкусный ужин и не умереть от голода.

Если бы наши предки долго и обстоятельно изучали жёлто-чёрное пятно, чтобы распознать, бабочка это или тигр в кустах, это могло стоить им жизни.

Гораздо проще и менее энергозатратно было решить, что это тигр, и убежать, пока он не выскочил из кустов.

Согласно теории охотника и фермера, выдвинутой писателем и психотерапевтом Томасом Хартманом, синдром гиперактивности и дефицита внимания объясняется именно нашим кочевым и охотничьим прошлым, когда нужно было быстро реагировать на внешние стимулы. Позже, когда человек перешёл от жизни охотника-собирателя к оседлой жизни фермера, потребовалось стать более внимательным. Именно эта необходимость фокусироваться на движении в век переизбытка информации могла привести к развитию клипового мышления и неспособности сосредоточиться надолго.

7. Склонность к тревожности

В прежние времена было проще. Стрессы были краткосрочными. Сбежал от хищника — молодец. Вернулся с охоты — молодец. Нашёл плодовое дерево и накормил детей — молодец. Когда мы нервничаем, в кровь выбрасываются так называемые гормоны стресса — кортизол и адреналин. Активизируется симпатическая нервная система, которая отвечает за возбуждение сердечной деятельности. Зрачки расширяются, чтобы лучше видеть, повышается напряжение, энергия и внимание — всё для того, чтобы справиться с ситуацией.

В современном мире всё значительно усложнилось. У нас есть кредиты, ипотеки, сессии, ремонты, переезды, дедлайны, дипломы, долгосрочные обязательства, рабочие проекты. Стрессовые реакции, которые должны были помогать человеку мобилизоваться, уже не работают.

Мы живём в постоянном состоянии стресса. У некоторых это приводит к образованию неврозов, депрессии и других психических расстройств. И пока одни пытаются избавиться от тревог, чтобы жить спокойной жизнью, другие испытывают адреналиновую зависимость. Без стресса и сильных эмоций они чувствуют, что их жизнь становится серой и пресной. Некоторые берутся за алкоголь и наркотики, другие становится трудоголиками, третьи спасаются в экстремальных видах спорта.

Зачем вообще об этом знать

Мы многого не знаем о мире и о себе. При этом наш мозг всегда пытается найти логичные объяснения и построить непротиворечивую картину мира. Поэтому многие люди всегда готовы принимать те данные, которые соответствуют их взглядам, а остальное выкидывать за ненадобностью, ведь от неудобных фактов логичная картина мира разрушается.

Но чем больше мы знаем о себе, тем меньше ошибок можем совершить.

Я думаю, что <знание> защищает от самых разных форм мошенничества, которое основано на использовании когнитивных искажений. От практики альтернативной медицины. То есть может помочь сохранить здоровье и деньги.

Александр Панчин, биолог, популяризатор науки

Что почитать по теме