Артём Дертев
Предприниматель, арт-директор ночного клуба Fassbinder, менеджер музыкальной группы «Обе две».

На Synergy Global Forum последним выступал Кьелл Нордстрем — профессор Стокгольмской школы экономики, написавший «Бизнес в стиле фанк». На выступлении Кьелла зал покинуло ровно 50% аудитории (просто не понимали, о чём он говорит), что совершенно точно описывает происходящее с российским бизнесом.

Отечественный предприниматель с каждым спикером ждал, что на сцене появится человек и скажет: «Ну вот, парень, смотри — это корова. Отсюда молоко, вот так вот руками делаешь, потом взбиваешь вот здесь, получается масло. Потом на прямоугольники режешь, вот в эту бумажку кладёшь, вот этим звонишь, вот такую маржу ставишь, вот столько зарабатываешь, вон в тот сейф кладёшь».

Все ждут конкретных решений, беспроигрышных действий и проверенных концепций. Именно поэтому у нас не появился Google, Uber, Tesla и Apple. Нужно выйти за пределы бытового сознания, а пока с этим тяжеловато.

Кьелл появляется на сцене как божество. Ему почти 60, он длинная и совершенно лысая каланча в очках с толстой моднейшей оправой. Его чёрная рубашка сливается с чёрными джинсами, он пластичен как жидкость, заполняющая собой пространство.

На заднем фоне появляется падающий поток цифр из «Матрицы», но цифры кислотно-фиолетовые, потому что the future is here. Люди уходят из зала целыми рядами, а я стираю руки в кровь, пытаясь записать каждое слово, сказанное Кьеллом.

Очень смутно и кратко делюсь некоторыми тезисами, потому что всё, что написал Нордстрем в 2003 году, сбылось с точностью до грамма.

— 1 —

Мы находимся в начале самой быстрой урбанизации человечества. Ключевое понятие здесь — «в начале». Нам кажется, что всё уже произошло и завертелось, а на самом деле это только старт.

Apple Pay пришёл в Россию около месяца назад, но уже сейчас никто из продавщиц на кассе не удивляется тому, что ты платишь телефоном. Пластиковые карты умерли, а мы даже не заметили этого.

— 2 —

Страны умирают как структуры. Через 50 лет вместо 218 стран будет 600 городов. Уже через 25 лет не будет, например, Австрии, потому что уже сейчас Австрия — это Вена и какие-то там городишки рядом. Это произойдёт из-за смены системы восприятия информации, развития транспорта и технологий в целом.

То есть сейчас англичанин приезжает в Москву, и сын говорит ему: «Папа, давай съездим в Нижний Новгород!», — а папа отказывается, потому что это далеко, другой город. Но через несколько десятков лет Россия превратится условно в Москву, Екатеринбург и Владивосток, а Нижний Новгород станет просто районом Москвы, добраться до которого от Красной площади (будет ли она тогда Красной?) можно будет за считанные минуты.

— 3 —

Всё, что может быть оцифровано, будет оцифровано. Медицина, безопасность, образование, армия — ровным счётом всё.

— 4 —

Прочитайте о системе FAANG. Это основа новой реальности: Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google.

— 5 —

Матрица мощна, но она не меняет принципы зарабатывания денег. Есть монополия — есть деньги, нет монополии — нет денег. Мы ненавидим «Икею», но раз за разом идём туда. Почему?

Задумайтесь о принципах инноваций, которые ложатся в основу временной монополии. Вот есть Lady Gaga — временная монополия в мире развлечений. Если вы делаете вечеринку и пригласили туда Гагу, а она заболела, то вы никем не сможете её заменить. Именно это и создаёт ценность продукта. Невозможность замены в сознании.

Когда-то Volvo выпустила модель 242: самую убогую и некрасивую машину во вселенной, но Volvo придумала идею временной монополии — абсолютную безопасность. Это понятие невозможно было чем-то подменить.

Потом идею безопасности для временной монополии переняла Toyota, потом Mercedes и уже через несколько лет Volvo потеряла свои позиции на рынке и продалась китайцам. Для того, чтобы создать временную монополию, нужно вернуть индивидуальность.

— 6 —

Информация развивается так, что мы глупеем каждое утро. Через 5 лет при приёме на работу начальник не будет выбирать, взять ли Васю, который знает английский, или Лёшу, который не знает. Речь будет идти о том, взять ли Васю с уровнем advanced или very advanced. Остальным не найдётся места в мире.

Информация развивается каждый день, а мы — нет. В новой парадигме мы все любители, но это создаёт огромные возможности для бизнеса, потому что нам нужны компании, которые будут постоянно закрывать разрыв между новой информацией и нашими знаниями. Теперь ни одна компания не может справиться в одиночку.

— 7 —

Мир стал многополярным. Связывая между собой существующие системы, мы создаём системы нового порядка. Если вы стараетесь производить телефоны, то забудьте о планировании. Пока вы допишете план разработки, технологии поменяются уже 200 раз. В новой реальности нужно идти методами проб и ошибок.

— 8 —

Ценность высшего образования становится ничтожной. Знание в университетском мире перестало быть уникально, матрица разрушает монополию на знания. Вам не нужен Гарвард для знаний из Гарварда, поэтому если 5 лет назад корочка выпускника давала вам зелёный свет в любую корпорацию, то теперь все эти знания доступны любому желающему.

Вопрос только в ближайшей смерти физических дипломов. Это дело нескольких лет. То есть если вы сейчас решили начать зарабатывать, чтобы ваш ребенок через 10 лет пошёл в вуз, то не тратьте на это время. Вузы перестанут существовать в привычном для нас понимании. Артикулированные знания необходимы, но это не гарантирует вам успеха.

При приёме на работу мы зачастую смотрим на навыки соискателя, а потом тренируем его в человеческих отношениях, а матрица позволяет делать всё наоборот. Найдите человека, с которым вам максимально комфортно, и тренируйте его в знаниях. Стать профессионалом может любой. Стать приятным для вас человеком может далеко не каждый.

— 9 —

Мы воспринимаем жизнь как серию транзакций. Мы постоянно договариваемся. Все машины и технологии снижают издержки транзакций в любом виде человеческой деятельности.

И очень важная динамика: количество домохозяйств с одним человеком увеличивается с невероятной скоростью. Мы все начинаем существовать вместе по одиночке с помощью машин. В Швеции в 2008 году было 48% домохозяйств, где жил один человек. Теперь таких домохозяйств 56%, но это не повод для страдания, а лишь факт необходимости признания эволюции и факт необходимости под эволюцию адаптироваться.

Самое глупое, что может сделать человек, — это попытки эволюцию остановить. Думайте. Развивайтесь. Уже сейчас у нас в голове информации больше, чем мы можем рассказать.

Купить на Litres.ruКупить на Amazon.com