Студия «Паровоз» создаёт мультфильмы для детей от нуля до двенадцати лет. «Ми-ми-мишки» и «Сказочный патруль» стали для дошкольников такими же захватывающими сериалами, как истории про супергероев от Marvel для их родителей — эпизоды показывают не только в России, но и в США, Италии, Франции и Папуа — Новой Гвинее. Пообщались с генеральным директором студии Антоном Сметанкиным и выяснили, как захватить внимание самой юной аудитории, сколько можно заработать на анимации и в чём основная проблема российского мультипликационного бизнеса.

Антон Сметанкин

Генеральный директор анимационной студии «Паровоз».

«Герои могут делать всё что угодно: законов практически нет»

— В 2014 году вместе с креативными продюсерами Евгением Головиным и Вадимом Волей вы создали студию «Паровоз». Детям уже не хватало «Смешариков», «Лунтика» и мультиков про принцесс от Disney?

— В 2014 году ВГТРК и «Цифровое Телевидение» решило создать отдельный канал под российскую детскую анимацию — «Мульт». Идеологом этой затеи стал Дмитрий Медников (председатель совета директоров АО «Цифровое Телевидение». — Прим. ред.) вместе с Татьяной Цываревой (генеральным директором и продюсером канала «Карусель». — Прим. ред.). Новому каналу нужен был собственный эксклюзивный контент, но оказалось, что анимации на российском рынке просто физически недостаточно, чтобы формировать из неё полную сетку вещания.

— И тогда появился «Паровоз», который спас положение?

— Сначала возникла идея разместить большой заказ на производство двух пилотных проектов для «Карусели», но здесь подстерегали риски — организационные и творческие. Крупные анимационные студии в России обычно занимаются небольшим количеством проектов, которые выходят в определённой стилистике и для конкретной аудитории, поэтому ребятам сложно меняться и браться за новое. К тому же у больших студий нет производственных мощностей, чтобы взять на себя дополнительную нагрузку. Для этого придётся значительно увеличить команду и потратить несколько лет, чтобы из 10 пилотных запусков осталась пара удачных.

В итоге к большим студиям решили не обращаться. Вместо этого создали новую — «Паровоз». Творческий коллектив в лице Вадима и Жени предложил несколько идей, из которых выбрали «Ми-ми-мишек» и «Бумажки». Они превратились в сериалы из 52 эпизодов по 5,5 минуты.

— Вадим и Женя сами придумывали новые серии?

— Первое время команда состояла из трёх человек: Вадим писал сценарии, Женя отвечал за анимацию и режиссуру, а я занимался организационными, финансовыми и юридическими вопросами. Вадим и Женя своими руками делали наброски ещё до появления художников: оба неплохо рисуют.

За шесть месяцев команда двух сериалов выросла до 50 человек, а на самом пике над одними только «Ми-ми-мишками» работали 40 сотрудников. Подготовка серии начинается за полгода. В результате ежемесячно на канале появляется примерно шесть новых эпизодов.

Евгений Головин и Вадим Воля

— Чему «Ми-ми-мишки» и «Бумажки» учат детей?

— «Ми-ми-мишки» — это переработанный проект Жени, который назывался «Весёлые мишки». Он был рассчитан на более взрослую аудиторию, но для канала «Мульт» перерисовали персонажей и переписали идею — так «Весёлые мишки» под руководством Татьяны Цываревой превратились в «Ми-ми-мишек», которых дети узнают и очень любят.

Главная фишка сериала в том, что события происходят в полностью открытом мире. Герои могут делать всё что угодно: законов практически нет. Тучка и Кеша — полные противоположности по характеру: один энергичный и пытается решить вопросы с помощью техники, а другой спокойный, рассудительный и любит природу. Они дополняют друг друга и разрешают ситуации наилучшим образом, чтобы показать, что каждый подход имеет свою ценность.

Сериал «Бумажки» выполнен в стиле, близком к стоп-моушену: кажется, словно весь мир сделан из бумаги, картона и аппликаций, но это 3D-анимация. Каждый эпизод завершает инструкция, которая помогает юному зрителю своими руками собрать персонажа или элемент серии. Нам хотелось, чтобы просмотр мультфильма стимулировал детей к офлайн‑активности вместе с родителями.

«Мы хотим по‑своему рассказать историю о том, как Кощей стал бессмертным»

— Как создаются мультфильмы?

— Создание мультфильма — долгий и мучительный процесс. Первым делом рождается идея, которая воплощается в синопсисе. Прежде чем он превратится в сценарий, бракуют десятки версий, так что написание требует нескольких месяцев свободного времени.

Для озвучки мы приглашаем актёров, а после этого в дело вступает режиссёр. Он выполняет полную раскадровку эпизода, из которой получается видеоролик в виде набросков под диалоги.

С этого момента запускается сразу несколько процессов. Производственная команда читает сценарий и выделяет персонажей, локации и реквизит, которые художники должны нарисовать. Затем мы создаём объёмные модели и элементы взаимодействия с ними. После этого с помощью специальной программы все сцены серии собирают воедино, а 3D‑аниматоры расставляют и анимируют персонажей и элементы в пространстве так, как задумано в раскадровке.

Далее специалисты расставляют источники света, а также запускают процессы рендера, композитинга и звукорежиссуры — так мы получаем финальную картинку со звуком. Проще говоря, раньше макароны и вода стояли отдельно, а теперь руками монтажёра всё соединили и получили готовое блюдо — мультфильм.

— Героев часто озвучивают знаменитости, например Александр Гудков, Мирослава Карпович и Андрей Рожков. Как вы выбираете голоса для персонажей?

— Так же, как подбирают актёров на обычные кинороли. Артистов приглашают, когда у нас уже есть готовое изображение персонажа. Он ещё не двигается, но понять, как внешний вид героя ложится на голос, уже можно. Принять решение непросто. Помогает только режиссёрское чутьё, интуиция и большой опыт. Главное — представлять будущий образ.

Мы очень ценим, когда артист привносит в персонажа что‑то своё. Если герой с конкретным голосом оживает даже на этапе рисунка без анимации, это чувствуется сразу.

С некоторыми актёрами персонажи становятся гораздо объёмнее и интереснее. Правда, так бывает не всегда. Периодически мы сомневаемся, поэтому приходится принимать волевое решение. Его последствия мы узнаём только на финальных стадиях создания мультфильма.

— Какой персонаж дольше всего не мог обрести голос?

— Прямо сейчас мы работает над своим первым полнометражным фильмом «Кощей. Настоящая история». Пробы на голос главного героя шли очень долго, потому что образ довольно сложный и шанса на ошибку быть не может. Голоса некоторых артистов звучат слишком узнаваемо, поэтому пришлось искать новые решения.

К тому же тяжело определиться, когда ты ищешь звучание под несуществующий материал — есть только статичная картинка. Хочется, чтобы герои работали как на малышей, так и на взрослую аудиторию, поэтому возникает множество разных но. Ответственность за масштабную историю очень велика.

— Полнометражный фильм будет снят на основе вселенной мультсериала «Сказочный патруль». Как известные герои русских сказок сочетаются с персонажами студии «Паровоз»?

— Вселенная «Сказочного патруля» даёт персонажам русских сказок собственную трактовку. Мы хотим по‑своему рассказать историю о том, как Кощей стал бессмертным, и видим перспективу, чтобы продолжать это делать. Русские сказки дают безграничную литературную основу, а наши художественные решения подарят зрителю новое ощущение анимации.

— Почему вы приняли решение переходить на макси‑формат?

— Это логичное продолжение успешного проекта «Сказочный патруль», которое даст аудитории шанс познакомиться с новыми героями и увидеть более сложный сюжет. Эпизод сериала длится 11 минут, и глубина драматургии определяется именно этим, а в полнометражном кино мы можем рассказать большую историю. Когда вся семья приходит в кино, с людьми можно говорить совершенно о другом.

Антон Сметанкин, гендиректор студии «Паровоз»

— Не боитесь конкуренции с компанией Disney и прочими гигантами мультипликационного бизнеса?

— Очень боимся, поэтому надеемся, что не выйдем на экраны параллельно с крупными анимационными проектами. У нас есть инстинкт самосохранения, поэтому вместе с прокатчиком мы будем искать хорошее время для премьеры. Неправильный период выхода может убить даже самый хороший проект. Мы должны дать зрителю возможность увидеть свой фильм, а не поставить его в сложное положение выбора между условным «Королём Львом» и нашим новым хорошим мультфильмом.

«Дети не должны брать молоток и бить себя по пальцам после просмотра мультика»

— Как выглядит офис студии «Паровоз»?

— Офис студии — это бывший завод, который мы приводим в порядок по мере необходимости. Первые помещения были отделаны быстро и аскетично — за два месяца мы отремонтировали 400 квадратных метров. Сейчас процесс занимает больше времени, потому что ремонт должен полностью соответствовать нашим желаниям. Хочется работать в условиях, которые всем нравятся.

В офисе есть несколько переговорок. Они разного цвета, стиля и размера, так что место найдёт команда из 30 человек или трое сотрудников, которым нужно провести собеседование. Кроме этого, у нас есть специальные зоны, где работник может побыть один, — например, подвесные качели под одной из антресолей или специальные ниши в стенах, чтобы на время от всех отстраниться. Коллеги могут собраться за небольшими столиками на пять человек или почитать книжку из студийной библиотеки, сидя на диване.

Мы довольно быстро поняли, что не обладаем временем для активностей вне офиса. Именно поэтому здесь появился спортивный зал. Раньше примерно 50 человек с лёгкостью помещались в лаунж‑зоне и занимались йогой, но сейчас нас больше 300, так что этого недостаточно. Спортзал пользуется популярностью: обычно я прихожу туда в восемь утра, а некоторые сотрудники в девять. Замечал, что иногда коллеги занимаются спортом даже вечером и выходят из зала в 23:00.

Ещё у нас есть кафе, совмещённое с музыкальной комнатой. Она изолирована большой стеклянной перегородкой, чтобы в течение дня ребята могли играть на барабанах, но при этом не мешать другим сотрудникам. Во время корпоративных праздников мы отодвигаем перегородку — образуется большой музыкальный бар.

— Какие сотрудники сейчас требуются «Паровозу»?

— Количество и сложность проектов постоянно растёт, поэтому мы продолжаем набирать специалистов. На сайте есть раздел с вакансиями и контактный почтовый ящик hr@parovoz.tv, на который кандидаты высылают свои резюме. Мы внимательно их читаем и анализируем, а затем приглашаем на собеседование подходящих. В результате человеку делают предложение о работе или приглашают на стажировку, чтобы понять потенциал роста.

— Сколько можно заработать в индустрии мультипликации?

— Люди без опыта могут получать от 10 000 рублей, потому что у них нет портфолио, которым они подтвердят свои навыки. Мы берём новичков на работу, но сначала тратим больше, чем получаем взамен, поэтому ставка низкая. Если мы видим путь развития, суммы увеличиваются. Начальные специалисты получают от 60 000 рублей, а люди с многолетним опытом могут зарабатывать 150 000 рублей.

— Вы успеваете просматривать весь контент, который выпускается на экраны от «Паровоза»?

— Каждую среду руководители встречаются в офисе канала «Мульт» и смотрят выпуски, которые готовы к сдаче. Конечно, не всегда удаётся соблюсти этот процесс, поэтому некоторые серии я не вижу. Чаще всего это касается проектов, в которых уже нет никаких сомнений.

Антон Сметанкин в офисе студии «Паровоз»

— Это просто взгляд со стороны или все сосредоточенны и что‑то выискивают?

— Честно говоря, смотреть мультики очень сложно. Иногда приходится оценивать по четыре серии, рассчитанные на разную аудиторию. Каждая из них длится примерно 11 минут, поэтому сохранять внимание к концу четвёртого эпизода становится трудно. Цель просмотра — не просто покайфовать и порадоваться, а понять, что мы ничего не упустили. Важно, чтобы не было технических ошибок и сама история работала так, как задумано. Если мы чувствуем, что песня требует перезаписи или реплика звучит неудачно с точки зрения интонации, серия отправляется на доработку.

— Каких принципов вы придерживаетесь, работая на дошкольную аудиторию?

— Мы не ругаемся матом и не коверкаем слова, если это не оправдано творческим приёмом. В проекте «Сказочный патруль» есть кактус по имени Разноцветик. Он говорит на специфическом языке. В остальном для нас важна правильность речи, потому что мы помогаем детям расти культурными людьми.

Ещё мы намеренно уходим от травматичных ситуаций, которые могут сподвигнуть ребёнка сделать что‑то опасное: избегаем острых предметов и разрушительных действий. Дети не должны брать молоток и бить себя по пальцам после просмотра мультика. Вы не увидите в руках персонажей ножей, потому что безопасность юных зрителей для нас на первом месте. Никто из героев не станет пинать лежащего ногами, чтобы ребёнок не видел подобных примеров для повторения в реальной жизни.

— Несмотря на осторожность, герои мультфильмов не всегда ведут себя хорошо, а дети часто подражают любимому персонажу. Как с этим работать?

— Находите время для диалога со своим малышом и помогайте ему делать правильные выводы. Серии для дошкольников очень короткие и всегда разрешаются в верную сторону. Дети должны понимать мораль историй, поэтому мы тщательно продумываем их с точки зрения этики и воспитания. Можно посадить детей смотреть «Ми‑ми‑мишек» на весь день, и к вечеру они не превратятся в монстров. Мы стараемся избегать ситуаций, когда решения неоднозначны, но в то же время убеждены, что обсуждать увиденное всё равно нужно.

— Многие родители отмечают, что дети смотрят мультики словно заворожённые. Какие приёмы вы используете, чтобы заинтересовать и привлечь самую юную аудиторию?

— Наши инструменты — интересные истории, динамика и драматизм, который имеет место даже в детских сериалах. В мультфильме «Лео и Тиг» есть серия под названием «Красный олень», за которую мы очень боялись. Она связана с лесным пожаром, и мы переживали, что можем слишком сильно напугать малышей. Оказалось, что преодоление опасности — это как раз то, что они очень любят.

Грань очень тонкая, поэтому лучше до неё не дойти, чем перешагнуть. Если мы сомневаемся, то показываем серии собственным детям, чтобы уловить нужный момент и правильное состояние.

После публикации мы внимательно изучаем обратную связь: читаем электронную почту и смотрим комментарии на YouTube. Нам важно знать, остались ли мы слишком далеки или переборщили.

Кроме этого, детям нравится 3D‑анимация, совмещённая с 2D‑комиксами. Мы используем такой приём в проекте «Сказочный патруль. Хроники чудес». Стилистика здесь играет очень важную роль и не даёт зрителю продохнуть в течение всей серии: он смотрит семь минут на одном дыхании. Мне этот мультфильм очень нравится.

«Подросткам хочется контента погорячее»

— Самые популярные сериалы студии «Паровоз» — «Ми‑ми‑мишки» и «Сказочный патруль». Они могут соперничать с мультфильмами канала Disney?

— Каналы «Мульт» и Disney — одинаково сильные игроки. Лидирующую строчку занимает «Карусель», а «Мульт» и Disney постоянно сменяют друг друга на второй и третьей позиции. Это доказывает, что контент, который предлагает наш канал, абсолютно конкурентоспособен.

Канал соревнуется на уровне за счёт таких эксклюзивных премьер, как «Сказочный патруль». Это один из лучших анимационных сериалов в России, по мнению зрителей. Объём продаж лицензий на него в прошлом году обогнал все другие российские бренды, в том числе «Машу и Медведя», «Барбоскиных», «Фиксиков» и другие значимые проекты. Мы с коллегами из «Мульта» и «Ноль плюс медиа» создали уникальный продукт и точно попали в потребности аудитории.

Студия «Паровоз», Антон Сметанкин

— В одном из интервью вы объявили, что планируете работать не только с малышами, но и с подростковой аудиторией, но пока к этому не готовы. В чём проблема?

— Мы учимся делать проекты для тинейджеров, сохраняя грань культуры и порядочности, которую определили для себя. Это сложно, потому что подросткам хочется контента погорячее с точки зрения лексики, событий и переживаний. Сложно сделать классическую музыку такой же популярной, как поп‑композиции. Мы не нашли формулу, которая позволит нам бороться за сердца 15‑летних.

Впрочем, сериал «Герои Энвелла» довольно близкая попытка. Его запустили не на «Мульте», а на канале Disney, потому что проект рассчитан на аудиторию от 6 до 12 лет. В итоге статистика значительно выше средних цифр канала, так что мы попали в цель, но 16‑летние подростки — это всё равно другое. Для них работает канал «2 × 2», и мы сознательно не заходим на это пространство, потому что хотим оставлять наши души светлыми.

— Что очерняет души производителей контента канала «2 × 2»?

— В целом ничего. Просто они используют определённый юмор и лексику, которые мы не позволяем себе в детских проектах. Подросткам кажется, что использование бранных слов делает их взрослее. Контент должен либо поддерживать в ребёнке это стремление, либо давать достойную замену. Найти культурный, но в то же время притягательный способ мы пока не смогли.

— Вы говорили, что крупные игроки российской анимации не могут делать качественный контент, потому что конкурируют с бюджетами иностранных студий. Министерство культуры России не поддерживает нашу анимацию?

— Министерство культуры помогает, но у него есть потолок возможностей с точки зрения объёма поддержки. Это не позволяет создавать анимационные сериалы в бюджетах, которые близки к иностранным, — за рубежом они выше в десятки раз.

Сейчас мы занимаемся полнометражным кино и точно понимаем, что объём поддержки, которую может предоставить «Фонд кино», тоже значительно отличается от бюджетов иностранных студий. Фишка в масштабах рынка, которым располагают зарубежные коллеги. Мы рассчитываем только на Россию, а они делают международные проекты.

Мы уделяем максимальное внимание художественной составляющей истории про Кощея, чтобы она была интересна иностранному зрителю. Я считаю, что в короткометражных сериалах нам это удаётся — за рубежом смотрят наши мультики с удовольствием.

— Мультфильмы студии «Паровоз» покупает Netflix, их показывают на канале Disney. Вы предпочли войне сотрудничество с иностранными производителями контента?

— Воевать в данном случае глупо. Мы учимся у иностранных студий, чтобы становиться сильнее. За рубежом очень глубокие традиции литературного производства и большой опытный человеческий ресурс. У нас этого нет, поэтому мы сильно страдаем от отсутствия хороших сценаристов. Многие российские проекты привлекают иностранных шоураннеров (исполнительных продюсеров. — Прим. ред.) для создания сценариев. Насколько знаю, так работают над мультфильмом «Три кота».

— Вы отмечали, что ключевые игроки на российском рынке не делятся друг с другом опытом. Почему, если это поможет вывести отечественную индустрию на новый уровень?

— Опыт — это конкурентное преимущество и собственные инвестиции. Почему я должен раздавать его просто так? Это вопрос бизнес‑подхода, а не отсутствия патриотизма. Когда речь идёт об экспортных активностях в рамках общегосударственных инициатив, все студии собираются, участвуют в обсуждениях и делятся находками. Просто никто не обменивается контактами байеров (закупщиков контента. — Прим. ред.). Это база, которая нарабатывается годами и составляет основу успеха.

— Если местные студии обменяются не байерами, а знаниями, то российские дети получат мультфильмы на уровень выше нынешнего отечественного контента.

— Я думаю, это не так. Недостаточно просто рассказать, как мы делаем свои мультфильмы, чтобы коллеги сделали лучше. Каждая студия сильна своими командами. В «Паровозе» мы делаем каждый проект по‑разному. Каким образом перенимать этот опыт и перекладывать на мультики других студий — непонятно, да и смысла особого нет.

Проблема нашей индустрии в том, что долгое время отсутствовала внутристудийная наследственность. Люди работали, накапливали опыт, получали новые комбинации из разных специалистов и эволюционировали, но не сохраняли знания внутри студий, так как переходили из одной в другую. Надеюсь, что у нас получится сберечь этот опыт внутри «Паровоза». По крайней мере, мы очень стараемся.

«Netflix, выкупая права, ничего после этого не рассказывает»

— В чём плюсы и проблемы российского мультбизнеса?

— Главный плюс в том, что сотрудники этой индустрии искренне любят то, что делают. Анимация — это род деятельности настоящих фанатов, которые преданы своей работе. Именно благодаря этому российская мультиндустрия вообще существует.

Проблема в том, что наш рынок не в состоянии обеспечивать окупаемость проектов, поэтому анимация требует большой поддержки от государства. В последние два года процесс сильно активизировался. Государственные структуры поддерживают международные мероприятия, где мы могли бы показывать свой контент и искать партнёров по совместному производству. В ближайшее время появятся субсидии на дубляж контента и уже есть субсидии на регистрацию международных товарных знаков. А вот поддержки внутреннего производства нам пока катастрофически не хватает.

— Контент студии «Паровоз» представлен на всех континентах, где есть телевещание. Вас смотрят в Китае, Италии, Франции, Швеции, США и других странах. Где ваши мультики любят больше всего?

— К сожалению, мы этого не знаем. Обратная связь — не такая уж прозрачная история. Например, компания Netflix, выкупая права, ничего после этого не рассказывает. Она может выпустить ваш сериал на ограниченную аудиторию или не показывать совсем. Объяснений компания не даёт и статистикой по просмотрам тем более не делится.

С иностранными телеканалами проще, потому что есть возможность увидеть рейтинги — так же, как на российском телевидении. Точно могу сказать, что в Швеции сериал «Сказочный патруль» прошёл с феноменальным успехом. В их распоряжении было всего 13 серий, и они показывали проект четыре раза подряд на протяжении нескольких месяцев, пока аудитория не пресытилась.

— Несмотря на большое количество проблем и недостаток финансирования, вы всё равно остаётесь работать в индустрии мультипликации. Почему?

— Детский контент делает тебя лучше, добрее и веселее. Когда ты можешь разделить работу со своими родными, друзьями и их детьми — это круто. Люди всегда улыбаются, если узнают, чем я занимаюсь. Сложно найти работу, которая будет вызывать настолько положительный отклик у окружающих. Иногда зрители могут сказать, что мультфильм не зашёл, но к детскому контенту они все равно относятся позитивно.

— Как выглядит ваше рабочее место?

— Это довольно большой кабинет, в котором мы разместились вместе с супругой: она мой заместитель и продюсер сразу нескольких проектов. Офис разделён на несколько зон, потому что периодически нам приходится проводить встречи параллельно. Есть диван для собаки — у нас йоркширский терьер. Дома оставаться он не любит, а ходить на работу — его страсть: забегает, здоровается со всеми. Иногда по студии гуляют сразу четыре собаки, потому что сотрудники приводят своих питомцев.

Студия «Паровоз», кабинет гендиректора и его заместителя

Для работы с таблицами и документами мне нужен большой монитор, поэтому я приобрел изогнутый Dell с диагональю 34 дюйма. Ещё у меня есть 14‑дюймовый ноутбук, но я не могу пользоваться им, когда дело касается документов. Предпочитаю отложить дела до момента, когда окажусь на рабочем месте. Это уже привычка: вижу маленький экран и чувствую, что мне не хватает поверхности.

На столе стоит беспроводная зарядка от Samsung, которую я использую для своего iPhone, а ещё компактный системный блок Mini‑ITX. Дополняет эту компанию небольшое количество игрушек из мультфильма «Герои Энвелла». Это фигурки из шоколадных яиц — уникальная коллекция, которую приятно видеть перед собой.

— Расскажите, как вы организуете себя и свой день?

— Организация жизни — живой процесс. Для личных задач мне хватает «Google Календаря», в котором я фиксирую будущие события и планирую встречи, а для работы внутри студии мы используем мощнейший инструмент Shotgun Software. Эта программа позволяет полностью управлять процессом студийного производства. Она требует много ресурсов для внедрения, но очень помогает впоследствии. Насколько знаю, иностранные партнёры, которые не пишут собственные инструменты, пользуются именно этой программой.

— Какие приложения и сервисы вы применяете в работе и в повседневной жизни?

— Мне нравится приложение для фитнеса Freeletics. Я подсадил на него много коллег, поэтому мы видим упражнения друг друга и можем отслеживать результаты.

Для музыкального сопровождения я использую Google Music. Дома и в студии есть говорящие колонки — например, одна из них работает в кафе. Каждый может попросить включить песню, которая ему нравится.

Ещё я пользуюсь фитнес‑браслетом Xiaomi. Мне интересно наблюдать за статистикой своего состояния во время занятий спортом или сна. Хочется знать про себя немного больше.

— А чем занимаетесь в свободное время?

— В свободное время мы с женой занимаемся спортом — это важный элемент даже выходного дня, который нам обоим доставляет удовольствие. Правда, мы не всегда совпадаем по таймингу, поэтому иногда проводим тренировки отдельно. Больше всего люблю заниматься на улице.

Ещё мы смотрим сериалы. Я оформил подписку на Netflix, Ivi, Okko, Amediateka и ТНТ‑PREMIER, потому что на каждой платформе есть свои эксклюзивы. В свободное время не хочется перерывать кучу сайтов, чтобы найти нужный фильм. Я просто включаю Apple TV и сразу же смотрю то, что хочу. Очень удобно!

Лайфхакерство от Антона Сметанкина

Книги

Сейчас я читаю книгу Келли Макгонигала «Сила воли. Как развить и укрепить». Мне кажется, это полезный инструмент в работе над собой. Книга рассказывает, что такое сила воли и как с ней управляться.

Фильмы и сериалы

Я люблю «Чёрное зеркало» и с огромным интересом слежу за тем, как развивается этот проект. С особым трепетом отношусь к британским сериалам, потому что каждый раз это какое‑то уникальное открытие, начиная от The IT Crowd и заканчивая «Лютером» или «Убивая Еву». Из фильмов очень понравилась «Аритмия».

Видео

Один из друзей как‑то открыл для меня TED. С тех пор я больше нигде не видел такого количества полезной информации. Большое впечатление на меня произвела лекция Саймона Синэка о мотивации.

Блоги и сайты

Я подписан на Telegram‑каналы. На Bitkogan читаю про финансы, а Mash использую как источник новостей. Мне нравится, что они очень оперативно сообщают информацию о последних событиях. Ещё подписан на Илью Варламова.