Светлана Демакова работает стюардессой уже семь лет. За это время она успела посетить десятки стран и обзавестись тысячами подписчиков в Instagram, рассказывая о собственных буднях. Пообщались с бортпроводницей арабской авиакомпании и выяснили, какие этапы придётся пройти, чтобы стать стюардессой, как избавиться от аэрофобии и почему пилотов всегда кормят разной едой.

Светлана Демакова
Стюардесса.

«Здесь не любят эгоистов»

— Чем вы занимались до того, как стали стюардессой?

— Я родилась на Украине и окончила Харьковский политехнический университет. После учёбы ситуация в семье сложилась таким образом, что мне понадобилось срочно купить квартиру для своей мамы: она больше двух лет жила на съёмной. Все вокруг твердили про заработки в Дубае, потому что улететь туда, в отличие от Европы и США, довольно просто. Я решилась и в течение пяти месяцев выполняла обязанности хостес в ресторане.

— В какой момент решили, что хотите работать в небе?

— В ресторане у меня был всего один выходной в неделю, а по дубайским меркам ещё и очень скромная зарплата — 500 долларов в месяц. Я понимала, что с таким доходом придётся работать 10 лет, чтобы купить квартиру, поэтому решила уйти. Многие знакомые хотели оказаться в авиации, потому что у стюардесс хороший график и приличная зарплата. Я решила попробовать, и всё получилось.

— Какие требования выдвигают к будущим бортпроводникам?

— В моем случае нужно свободно владеть английским языком, не иметь татуировок на видимых частях тела, принести диплом об окончании школы, быть старше 21 года и выше 158 сантиметров. В некоторых компаниях стюардессы должны быть чуть повыше. В Дубае врачебно‑лётная комиссия не такая строгая, как в России или на Украине. Гораздо важнее, каким образом ты проявишь себя на собеседовании.

— А как оно прошло у вас?

— Кандидатов начинают оценивать ещё до того момента, как они вошли в кабинет. Важно, насколько вежливо ты общаешься по телефону и с другими участниками отбора, улыбаешься или сидишь серьёзный. Любые мелочи могут иметь значение.

Первым делом мы прошли лёгкие тесты по арифметике и английскому: нужно было вставить слова в пропуски и написать сочинение. Дальше нас ждали два групповых задания, на которых кандидатов оценивают с психологической точки зрения. Каждой группе участников задают вопрос, на который нет правильного ответа. Допустим, на борту беременная девушка, женщина с ребёнком и VIP‑персона. Кого вы пересадите в бизнес‑класс?

Во время обсуждения важно показать, что вы дружелюбны, вежливы и можете быть частью команды. Если начать убеждать всех, что только ваша позиция правильная, скорее всего, задание окажется проваленным: здесь не любят эгоистов.

После каждого этапа часть людей отсеивают, поэтому к моменту собеседования тет‑а‑тет остаётся примерно 10 человек. Задают различные вопросы: начиная от мотивации стать стюардессой и заканчивая причинами выбора конкретной авиакомпании. Вас могут попросить рассказать о собственных недостатках. В таком случае нужно назвать качества, которые на самом деле являются достоинствами. Например, вы слишком ответственны и настолько не любите опаздывать, что иногда приходите за час до нужного времени.

— Как проходит ваша неделя?

— График сильно отличается от российских авиалиний. Я слышала, что в «Аэрофлоте» стюардессы получают список рейсов за неделю до начала следующего месяца, к тому же он ещё и не окончательный. В таких условиях довольно сложно продумывать личные планы. У нас всё проще: за две недели до начала месяца присылают финальный график, на который мы заранее можем влиять.

Бортпроводники разделены на группы, у которых меняется приоритет. Иногда я со стопроцентной вероятностью могу получить любые рейсы, которые захочу. То же касается и выходных, которые я определяю самостоятельно. Впрочем, каждый месяц в приоритет входят другие группы, поэтому иногда твой запрос могут не удовлетворить.

В среднем каждый месяц у меня 15 рейсов. Летом и зимой их больше, потому что все отправляются в отпуска. В ноябре у меня всего четыре перелёта, а остальные дни — выходные, но так бывает не всегда. Максимальное время в пути у моей авиакомпании — 6 часов и 30 минут, так что очень долгих рейсов не бывает.

— Как готовитесь перед вылетом?

— Обязательно стараюсь поспать. Если впереди ночной рейс, то заставляю себя прилечь хотя бы на пару часов. Затем буквально за 60 минут успеваю собрать чемодан, привести себя в порядок и накраситься. Сейчас я нахожусь в Танзании, поэтому брала вещи в соответствии с погодными условиями в точке прибытия. Если знаю, что лечу в холодную Прагу, могу захватить из Дубая тёплые кофты.

Немаловажный момент: за 12 часов до рейса нужно закончить употреблять алкоголь — могут проверить. В аэропорту нужно быть за час до вылета.

— Постоянные перелёты сказываются на здоровье?

— Я работаю в авиации уже семь лет, но чувствую себя отлично. Впрочем, знаю девушек, которые уходят спустя год, потому что болеют, худеют или, наоборот, полнеют. Со мной такого не происходит.

Конечно, это стресс для тела, потому что давление постоянно меняется, но у нас нет длительных перелётов на дальние расстояния, как в других авиакомпаниях, поэтому проблем со здоровьем я не испытываю. Разница во времени в другой стране в нашем случае максимум 3 часа, поэтому джетлаг меня тоже не беспокоит.

«Эта работа как наркотик»

— Считается, что быть стюардессой классно, потому что есть возможность увидеть мир. Насколько часто в командировках получается посмотреть на город, в который вы прибыли?

— Всё зависит от места и времени. Бывают короткие командировки по 11 часов, которых хватает только на отдых в отеле, а иногда мы остаёмся в стране по четыре дня — такое было в Братиславе. Свободное время можно использовать как хочется: взять экскурсию, посетить ночной клуб или отправиться на смотровую площадку. Некоторые коллеги остаются в отеле, потому что были в конкретной стране уже много раз или просто устали, но я стараюсь посмотреть новые места, сделать интересные фотографии в Instagram или найти классные кафешки.

— Как часто разрешают брать отпуск?

— Моя авиакомпания предоставляет 30 дней в году, но разбить их можно как угодно: дважды по 15, трижды по 10 или шесть раз по пять дней. Обычно я использую последний вариант и прибавляют к отпуску выходные, которые в приоритетные месяцы могу выбрать сама. Иногда пять дней таким образом превращаются в три недели.

— Все бортпроводники выглядят с иголочки. С чем связано такое трепетное отношение к внешнему виду?

— Мы лицо авиакомпании, поэтому важно соответствовать бренду и поддерживать имидж. В нашем случае разрешены только коричневые тона в одежде и макияже, а в Emirates доступен ещё и красный цвет. Более того, яркая помада для них обязательный элемент — часть униформы.

Интервью со Светланой Демаковой, стюардессой Flydubai
Кейптаун — любовь с первого взгляда

— А что происходит со стюардессами, если они немножко располнели или выглядят уже не так презентабельно, как раньше?

— Я очень люблю свою авиакомпанию, потому что здесь тебе просто выдадут другой комплект одежды, если ты наберёшь лишний вес. Периодически я встречаю полных коллег, и они спокойно работают. В некоторых компаниях есть нижняя планка: стать стюардессой не получится, если ты весишь меньше 50 килограммов. Думаю, логично ввести и верхнее ограничение, чтобы все находились примерно в одном диапазоне. Такое есть у компании Air Arabia: некоторым девушкам говорят, что готовы взять их, если они похудеют.

Возраст тоже не помеха. С нами летают женщины за 50, потому что в Арабских Эмиратах на пенсию уходят в 65 лет. Ограничений в нашей компании нет, а вот в Emirates склоняются к тому, что после 45 работать уже нежелательно.

Пока мне сложно сказать, когда я захочу покинуть авиацию. Изначально думала, что отработаю максимум пять лет, но прошло уже семь, и я не планируют останавливаться. Эта работа как наркотик. Ты остаёшься, потому что здесь довольно много привилегий.

— Каких привилегий?

— Приятный график, много выходных и отпусков, хорошая страховка и скидки. Есть специальная система, по которой ты можешь приобрести билет на 50% или 90% дешевле для себя или близких родственников. Однако, если рейс полный, тебя не возьмут. Впрочем, такое случается редко, а выбор авиакомпаний огромный: более 50 вариантов по всему миру.

— С какими экстренными ситуациями за всё время работы вы сталкивались на борту?

— Большинство аварий случается во время взлёта или посадки. Действительно страшная ситуация произошла лишь однажды. Зимой в Дубае выдалась настолько плохая погода, что выпал град. Мы летели в Африку и во время подъёма попали в очень сильную турбулентность. Нас затрясло, а пассажиры, которые сидели возле крыла, заметили огненные вспышки. Они подумали, что мы горим, и стали кричать.

Встать с места никто из бортпроводников не мог, потому что на взлёте стюардессы тоже должны быть пристёгнуты — в противном случае нас подбросит вверх. Единственное, что оставалось, — попросить пассажиров сохранять спокойствие.

Мы молча переглядывались и просто молились.

В итоге, когда опасная зона осталась позади, пилоты сообщили о произошедшем в аэропорт и нас попросили вернуться, чтобы техники проверили воздушное судно. Выяснилось, что в наш самолёт 19 раз ударила молния.

— Как бортпроводникам в таких ситуациях удаётся держать лицо? Вам разве не страшно?

— Нас учат, как вести себя в экстренных случаях, но на самом деле реакция индивидуальна. Одно дело — слушать о происшествиях, сидя за партой, а другое — видеть их своими глазами. Никогда не знаешь, как отреагируешь, пока с тобой не случится беда. Панику нельзя осуждать, потому что в страшные моменты люди многое забывают и действуют на инстинктах.

Интервью со Светланой Демаковой, стюардессой Flydubai
За 24 часа командировки успела посетить озеро в Закопане, Польша

— Правда, что существует кодовое слово для экстренных ситуаций?

— Да. Мы используем его, когда нужно сообщить пилотам о присутствии террористов на борту. Захватчики наверняка захотят проникнуть к ним в кабину, но мы произносим кодовое слово и те понимают, что всё остальное говорится по принуждению, а значит, открывать дверь ни в коем случае нельзя. Задача бортпроводников — сделать всё, чтобы пилоты оставались в безопасности.

— Как справляетесь со страхом, что самолёт может разбиться или что‑то пойдёт не так?

— В автокатастрофах погибают в несколько десятков раз чаще, так что у меня нет страха перед перелётами. С первого же рейса в Хургаду в 2008 году я полюбила небо и с тех пор думала: «Боже, какие стюардессы красивые!» Сейчас стараюсь сохранять позитивный настрой. Мне кажется, что силой мысли мы привлекаем как хорошее, так и плохое в свою жизнь. Если думать о катастрофе, она действительно произойдёт. Пусть решает судьба: если суждено разбиться, так оно и будет.

Некоторые вообще не могут сесть в самолёт — в таком случае стоит обратиться к психологу. Другие заходят на борт, но очень переживают. Если есть волнение, сообщите о нём стюардессам. Мы поговорим, успокоим и поможем отвлечься от негативных мыслей. Ещё один лайфхак: займите себя чем‑нибудь во время взлёта и посадки, чтобы не слушать шум двигателя. Чаще всего пугает именно он. Но главное — не пейте алкоголь. Такие напитки не расслабляют, а только усиливают восприятие.

«Пилоты не должны есть одинаковую еду»

— Зачем все аплодируют после посадки?

— Честно говоря, так делают только русскоговорящие пассажиры. Я сама не понимаю, откуда взялась традиция хлопать пилотам, которые находятся в кабине и ничего не слышат. Я стараюсь передавать аплодисменты и благодарности, если они были, но это немного странно. В Европе и Америке никто так не делает.

— Какие ситуации в самолёте больше всего вас бесят?

— Я уверена, что многих бортпроводников раздражает, когда из двух вариантов предложенных блюд пассажиры выбирают третий. Допустим, рыбу, которой нет.

Ещё мне не нравится, что люди сидят в наушниках в момент, когда к ним обращаешься. Они внимательно тебя выслушивают, ничего не понимают, вынимают устройства и просят повторить. Неужели нельзя подготовиться к разговору заранее? Тележка с едой ведь двигается постепенно. В таких ситуациях остаётся только сохранять спокойствие и улыбаться.

Иногда пассажиры нажимают на кнопку вызова и просят воды. Ты приносишь, и человек вдруг осознаёт, что хочет шоколадку. Тогда приходится снова проходить 15 метров через всю кабину и думать, почему нельзя сказать обо всех желаниях сразу?

Бесит, когда на пятичасовом рейсе прямо перед посадкой пассажиры начинают бегать в туалет, хотя их попросили пристегнуться.

Неужели за всё время полёта нельзя было сделать свои дела? Более того, мы сообщаем о подготовке к посадке за 30 минут до её начала, но ходить по салону начинают именно в тот момент, когда делать этого уже нельзя.

Довольно странно, когда люди начинают хватать сумки и спешить к двери сразу же после посадки. Так часто делают на рейсах в Индию и Бангладеш. Зачем вставать, если табло «пристегните ремни» не отключилось? К тому же впереди ещё 20 минут пути до стоянки, а потом поездка на автобусе вместе со всеми.

— Пилоты и бортпроводники едят ту же еду, что пассажиры?

— Нет, мы питаемся иначе. В стандартный бокс входят фрукты, шоколад, сэндвичи и горячая еда, например рис с курицей или что‑нибудь вегетарианское. Важно, что пилоты не должны есть одинаковую еду, чтобы в случае отравления один из них точно оставался в полном порядке. Это правило очень строгое.

Интервью со Светланой Демаковой, стюардессой Flydubai
Турция может быть даже такой

— Сталкивались с пьяными дебоширами на борту?

— Лично у меня такого не было, но другие ребята рассказывали о подобных случаях. В салон нельзя проносить собственный алкоголь, чтобы бортпроводники могли следить за состоянием пассажира и точно знать, сколько он выпил. Люди всё равно могут протащить бутылку виски и опустошить её прямо в самолёте. Потом они начинают драться, приставать в бортпроводникам, ломиться к пилотам. Для таких случаев есть специальные инструменты, которыми мы пристёгиваем пассажира к сиденью. Пользуемся подобными средствами редко, но иногда проще зафиксировать человека, чтобы он никому не навредил.

— Буквально недавно в России произошла Россияне занялись сексом в кресле самолета и попали на видео ситуация, когда бортпроводники застали пассажиров за интимными ласками в самолёте. Что вы предпринимаете в таких случаях?

— Я слышала от других бортпроводников, что такое возможно. Чаще всего подобные ситуации происходят на длинных ночных рейсах, когда стюардов нет рядом. Пассажиры могут зайти в туалет, но в нашем случае неподалёку всегда стоит персонал, так что ничего не выйдет.

Мне рассказывали, что однажды на русском рейсе на сиденьях возле эвакуационного выхода, где места для ног больше, девушка накрылась одеялом и ублажала парня. В салоне было мало пассажиров, так что бортпроводники, кажется, сделали замечание, когда всё уже закончилось.

Не знаю, как бы повела себя в такой ситуации. Иногда приходится останавливать даже поцелуи, потому что у нас арабская авиакомпания. Рядом может сидеть пара, для которой подобное поведение совершенно неприемлемо.

«Классно, что ты не привязан к офису»

— Сколько зарабатывают бортпроводники?

— Точную цифру не назову, потому что зарплаты зависят от количества часов, которые ты летаешь. В среднем получается примерно 3 500 долларов. У Emirates больше, но разница незначительная — примерно 300 долларов для сотрудников экономкласса. В России зарплаты поменьше.

— Какими сервисами или приложениями пользуетесь, чтобы упростить работу и жизнь?

— У нас есть внутреннее приложение авиакомпании, по которому можно отслеживать график перелётов. Кроме того, я часто пользуюсь офлайн‑картами для путешественников MAPS.ME, сервисом для бронирования жилья Airbnb, приложением для поиска бесплатного ночлега и знакомств с местными Couchsurfing.

Интервью со Светланой Демаковой, стюардессой Flydubai
Путешествия — самая любимая часть моей работы

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Стараюсь почитать, посмотреть фильм или заняться собственным блогом в Instagram, где я рассказываю о работе и путешествиях. Два месяца назад записалась в спортивный клуб и теперь хожу на занятия по йоге, в бассейн и в зал. В общем, увлеклась фитнесом и всячески стараюсь следить за собственным здоровьем. Спорт дарит энергию, и мне это нравится.

— За что больше всего любите свою работу?

— Я очень люблю небо и каждый раз иду на рейс с улыбкой. Мне нравится образ жизни: классно, что ты не привязан к офису и постоянно знакомишься с новыми людьми из разных стран. Раньше не знала, что такое Никарагуа, а потом летела с парнем, который там родился.

Лайфхакерство от Светланы Демаковой

  • Пейте очень много воды перед рейсом и во время него. Это поможет избежать обезвоживания. Желательно не заменять её на кофе, чай и алкоголь, потому что они, наоборот, способствуют сухости кожи.
  • Одевайтесь комфортно. Короткие шорты, каблуки и тоненькая блузка не лучший вариант для перелёта, потому что в самолёте может быть холодно, а пледы предоставляют не везде. Захватите тёплую кофту и специальную подушку для сна, чтобы чувствовать себя хорошо. И не сидите на месте все 5 часов, чтобы конечности не затекали.
  • Продумайте, чем будете заниматься на борту. Заранее скачайте любимые музыкальные альбомы или фильмы, которые хотите посмотреть. Кроме того, рейс — идеальное время для выполнения задач, которые вы откладывали в долгий ящик.
  • Летайте без макияжа. Тональная основа не позволяет коже дышать. Лучший вариант — маска и увлажняющий крем. А вот розовую воду, которую советуют многие визажисты, распылять не стоит. Она очень сушит кожу.
  • Если рейс длинный, выберите места заранее. Лучшие находятся рядом с эвакуационным выходом, потому что пространства для ног будет больше. Правда, за комфорт придётся немного доплатить. Если боитесь турбулентности, запомните: в хвосте самолёта всегда трясёт, а впереди кабины это чувствуется меньше.