Вадим Елистратов

Главный редактор сайта DTF.

«Категоричность привлекает сильнее, чем взвешенная позиция»

— Как давно ты начал писать о фильмах и играх?

— Желание писать у меня появилось ещё во времена, когда в интернет пускали по карточкам с почасовой оплатой. Примерно в девятом классе я начал покупать журнал PC Gamer, который в России издавали по лицензии: частично — с переводами, частично — со своими текстами.

Мне понравилось, что его авторы рассказывали об играх через личные переживания и опыт, а не по стандартному шаблону — звук, сюжет, картинка. Этот подход меня зацепил, потому что их тексты оказывались интересными всегда, даже если речь шла о неблизких мне жанрах.

Тогда ещё не было соцсетей, так что я зашёл на форум журнала и обнаружил там небольшое комьюнити. Читатели ходили на новые фильмы, играли и сразу делились своими отзывами. Именно там я написал свои первые тексты. Позже с нами начала взаимодействовать и редакция, которая даже несколько раз опубликовала пользовательские материалы в печатной версии. Вроде бы мелочь, а приятно. Думаю, в этот момент всё и началось.

— После школы ты пошёл учиться на журналиста?

— Все вокруг твердили мне, что этим делом на жизнь не заработаешь, поэтому я начал искать себе «нормальную» профессию. Я пошёл учиться в СПбГУ ИТМО на «Автоматизацию и управление», где из меня в течение нескольких лет пытались сделать инженера. Эта профессия очень похожа на журналистику: тебе не дают готовый набор знаний, а учат разбираться в проблемах, искать информацию и анализировать её.

Периодически в программе возникали предметы, которые я применяю до сих пор, — например, изобретательская теория. Нам рассказывали о методах мышления, которые позволяют создать что-то новое или взглянуть на известную проблему с другого угла. Итогом курса была попытка подать заявку на патент, но справились с этим не многие.

Главный редактор DTF Вадим Елистратов в горном парке Рускеала в Карелии
Горный парк Рускеала в Карелии. Сюда не ездил только совсем уж ленивый петербуржец

— Параллельно с учёбой ты продолжал писать про игры и кино?

— Я переключился на LiveJournal. Он на тот момент был ещё актуален. Там я оказался в тематическом сообществе, где регулярно писал про кино. Из-за военной кафедры, на которую я не попал, у меня был выходной день каждый четверг, так что я ходил в кино и смотрел все новинки разом по студенческой скидке, а потом выпускал короткие обзоры в ЖЖ. Ну а дальше появился «ВКонтакте», куда я поначалу писал для друзей и знакомых, но постепенно раскрутился — там было проще стать заметным, чем на любой другой платформе на тот момент.

Со временем блог стал для меня важнее университета. Учёба нравилась мне наполовину: на парах про электрические машины я умирал от скуки, а всё, что было связано с обработкой и поиском информации, меня, наоборот, увлекало. После учёбы я шёл домой и до ночи писал обо всём, что происходило в течение дня: новости, обзоры фильмов, игр и сериалов. Иногда по выходным я занимался блогом с утра до вечера, потому что мне это было просто в кайф — нравилась реакция аудитории.

— Насколько быстро увеличивалось число подписчиков?

— Сотрудники «ВКонтакте» активно поддерживали меня и часто добавляли мой профиль в «Рекомендуемое», так что рост числа подписчиков нельзя было назвать понятным или предсказуемым. Иногда ко мне «набегало» несколько тысяч человек, но потом динамика выравнивалась. Я не особо уделял этому внимание. Было время, когда я радовался сотне лайков и писал для 2 000 человек. Сейчас их 40 тысяч, но я не ощущаю существенной разницы.

Я не сразу это осознал, но свою первую аудиторию я привлекал так, как это когда-то делал Wylsacom и другие популярные блогеры. Когда он появился на YouTube, он рассказывал про iPhone как про самый лучший телефон на свете, исключая любые сомнения. Потому что категоричность зачастую привлекает людей сильнее, чем взвешенная позиция. Она делает тебя в соцсетях заметнее.

В моём случае категоричность касалась не только Apple, но и других популярных тем для интернет-войн — например, в соперничестве Marvel и DC я всегда чётко стоял на стороне первых. Конечно, я иногда перегибал палку, но делал это искренне — скажем, про Apple я много писал потому, что действительно пользовался и восхищался их техникой.

Но у категоричности есть и свои минусы: многие люди воспринимают твои выпады, сделанные исключительно ради троллинга, слишком серьёзно, и у тебя неизбежно появляется армия хейтеров. Поэтому тот же Wylsacom сейчас часто ругает Apple и хвалит смартфоны Samsung, а я по возможности вообще стараюсь избегать подобных «войн».

— Но сейчас ты практически не пишешь во «Вконтакте». Почему?

— У меня появилось ощущение, что платформа стоит на месте. Для меня, как для производителя контента, в чисто техническом плане за несколько лет не сделали ничего реально полезного. «Огоньки» и прочие методы работы с авторами показались мне не очень эффективными, и я перебрался в Twitter — в нём более живая аудитория. К тому же тут невероятное вовлечение — можно запустить удачный тред и набрать несколько тысяч подписчиков.

У меня больше нет времени на длинные посты в соцсетях, а в Twitter можно время от времени набрасывать короткие мысли, проверять гипотезы и следить за новостями. Если я чувствую, что у меня есть идея для длинного поста, то я лучше превращу его в полноценную статью на DTF.

Главный редактор DTF Вадим Елистратов в штаб-квартире Blizzard
Штаб-квартира Blizzard, Ирвайн, Калифорния. Студия пригласила нас на матчи Лиги Overwatch, а заодно показала все свои основные корпуса и офисы

— Ещё до DTF ты занимал должность шеф-редактора в TJ. Как из социальных сетей ты попал в крупные издания?

— У меня не было знакомых в этой сфере и даже после нескольких лет ведения популярного блога их не появилось. Зато появилось ощущение, что журналистская тусовка — это большая деревня, в которой все друг друга знают и в которую нужно получить пропуск.

Это была типичная ситуация формата «нет опыта работы и нет работы, чтобы получить опыт». Поэтому на последнем курсе университета я открыл вакансии и попытался найти работу в журналистике. Так я попал на сайт журнала «Ваш досуг», петербургский аналог «Афиши». Три месяца я трудился там в качестве редактора музыкального раздела — писал про концерты, делал новости и статьи.

Так в трудовой книжке появилась первая запись о работе в этой сфере. В итоге «Ваш досуг» мне совсем не пригодился и теперь все мои знакомые постоянно шутят про то, что это был буклет с проститутками, зато я хотя бы раз в жизни посмотрел на то, как люди создают настоящий печатный журнал. Есть в этом нечто особенное.

Уже после университета мой хороший знакомый подбросил мне ещё одну вакансию — в русской версии журнала Variety. Его печатные копии распространялись среди деятелей индустрии по подписке, а веб-версией на тот момент почти никто не занимался. Я работал над сайтом вместе с отличным кинокритиком Денисом Рузаевым и быстро понял, что до нас никому нет дела. Всё, о чём меня просили, — создавать видимость активности, поэтому я просто прокачивал свой английский и писал о том, что мне интересно, заодно загоняя на сайт читателей своего блога.

Формально главным редактором журнала была Екатерина Мцитуридзе — эксперт по кино Первого канала и глава «Роскино», но у меня сложилось впечатление, что для неё это всё было этакой статусной игрушкой. Я получал от неё указания только в те моменты, когда меня просили написать о её появлении на каком-нибудь важном фестивале. Вскоре Variety закрылся — и сайт, и журнал.

— А как ты устроился в TJ?

— Журнал Game Informer выпустил огромную статью с первыми подробностями о GTA V. Я быстро собрал основные тезисы и опубликовал их у себя в блоге. После этого ко мне обратился Никита Лихачёв, главный редактор TJ, и попросил перепечатать выжимку к ним на сайт под моим именем. Хоть это был и всего лишь перевод, я был очень доволен. Формат сайта показался мне интересным, так что я начал за ним пристально следить.

Примерно в это время в TJ случился перезапуск, а часть его штата перевели в vc.ru, с которым мы позже объединились в один издательский дом «Комитет». Я спросил у Никиты, нет ли у них вакансий, и он пригласил меня поработать к ним неделю в тестовом режиме. Ну а потом у меня случилось собеседование с Владом Цыплухиным, нынешним директором по продукту «Комитета». И этому человеку, похоже, понравилось, что я самоучка.

Первые месяцы в TJ дались мне непросто. До этого я писал тексты в основном «по настроению», а тут узнал, что такое норма выпуска. Мне достаточно быстро объяснили, что плохих или тихих дней не бывает — бывает недостаточно креативный редактор.

Примерно тогда же из Lenta.ru в TJ пришёл Султан Сулейманов, занявший пост шеф-редактора. Он и Никита стали для меня менторами. Что важно, Султан активно делился с нами опытом со своей предыдущей работы, которая на тот момент была чуть ли не лучшей школой журналистики.

Когда Сулейманов ушёл в Meduza, я занял его место, хотя, возможно, не до конца к этому был готов.

«Мой рабочий день похож на будни аллигатора»

— Почему ты покинул TJ и перешёл в DTF?

— В TJ меня всё устраивало, пока я не почувствовал, что упёрся в потолок. Должность шеф-редактора на сайте была достаточно условной, а сейчас её вообще упразднили. Всеми процессами всё равно управлял Никита. Большую часть времени мне было не с кем упражняться в руководстве — мы работали с остальными старшими редакторами на равных.

Кроме того, TJ ограничивал меня в темах. Я много лет писал об играх и кино и пытался привнести это всё на сайт, но меня обычно не поддерживали. По мнению Влада и Никиты, TJ больше про вещественные явления, а не эфемерные. Новость про поезд в Канаде всегда ценилась больше, чем новость про кино.

Время от времени я писал Владу о том, что нужно сделать аналог TJ, но про развлечения. Он чувствовал себя в этих сферах неуверенно, поэтому справедливо опасался заходить на эту территорию. Но со временем окружающие люди всё-таки убедили его в том, что сделать сайт про игры стоит. Так и появился DTF.

Первое время проект работал в альфа-версии и им занимался Олег Чимде, бывший главный редактор «Игромании». Пока я заканчивал с TJ, он сформировал сильную команду авторов и наладил выпуск лонгридов. Когда я пришёл на сайт, моей основной задачей было организовать выпуск новостей, которыми я по большей части занимался на предыдущей должности. Тогда новости писали один-два человека, а сейчас такие тексты готовят уже пять-семь авторов.

— Как устроена редакция DTF?

— Мы создали горизонтальную структуру, в которой каждый сотрудник большую часть времени занимается тем, что ему нравится. Это одна из основных особенностей редакции DTF. Если ко мне приходит новостник, который увлекается, скажем, киберспортом, то я дам ему возможность писать о том, от чего он кайфует. Ведь аудитория это всегда чувствует. Так происходит со всеми процессами.

Формально Олег значится как мой заместитель, но на самом деле мы с ним как два полушария одного мозга: он чаще мыслит образами, а я в большей мере подчиняюсь логике. В первые месяцы у нас, конечно, были проблемы, но сейчас вроде бы сформировался крепкий союз — каждый делает то, что ему интереснее.

Формально у меня нет необходимости писать большие тексты и новости, но мне нравится заниматься этим, быть на одном уровне с авторами, поэтому я пишу ежедневно, параллельно принимая разные важные решения. Олегу же ближе по духу некие глобальные организационные моменты, работа с лонгридами и создание в редакции позитивной рабочей атмосферы.

Короче, мы с Олегом как муж и жена, которые давно в браке и чётко понимают свою зону ответственности. Это комфортное ощущение.

Главный редактор DTF Вадим Елистратов в гостях у Mail.ru
В гостях у Mail.ru

— Насколько реально попасть к вам в команду?

— Если говорить о штате, то с каждым годом попасть к нам становится всё сложнее. Но авторы лонгридов нужны практически всегда. Особенно, если они разбираются в играх или каких-то сложных темах, на которые у нас самих нет времени.

Людей, которые делают тексты про кино, у нас достаточно. Все хотят про него писать. Самое популярное письмо на моей почте: «Привет, я хочу ходить на предпоказы, смотреть фильмы и писать для вас!» Ты открываешь его и видишь, что главный интерес человека — ходить на предпоказы, а не писать тексты, так что сразу задумываешься, нужен ли он тебе.

Обычно многое становится понятно по темам для статей, которые сам автор предлагает. Если он держит руку на пульсе, понимает, что интересно, то и тексты на заказ он тоже будет писать хорошие.

— В чем сейчас заключается твоя работа?

— Я стараюсь отслеживать тренды и быть всевидящим оком, которое указывает, на что редакции стоит обратить внимание. Это требует постоянного контроля, так что работать я начинаю с первой сменой новостников, в девять утра, а заканчиваю с последней — в 23 вечера. Если вечером я смотрю на сайт и понимаю, что мы охватили самое важное, то могу спать спокойно. Мы — команда быстрого реагирования, так что обычно ориентируемся на одни сутки.

Выживаю я с таким графиком только потому, что задачи у меня в большей степени аналитические: смотреть, чтобы мы не пропускали самые важные инфоповоды. Мой рабочий день похож на будни аллигатора, который греется на солнце, а потом резко хватает добычу, когда та появляется рядом. Такой ритм позволяет экономить силы и не сгореть на длинной дистанции.

Каждую неделю мы выгружаем статистику и делаем большие отчёты, в которых разбираем, почему этот текст зашёл, а другой — нет. В это же время мы пытаемся понять, откуда пришёл трафик, а заодно определяем темы, которым будем уделять больше внимания в ближайшее время.

Сотрудники «Комитета» на корпоративе
Сотрудники «Комитета» на корпоративе. Счастливые, ещё до кризиса

— Какие издания ты считаешь вашими конкурентами?

— По умолчанию я считаю конкурентами всех. Если какая-то новость вышла на Meduza и её читает немалая часть нашей аудитории, то для нас это уже повод поторопиться.

Мы одними из первых в нашей сфере стали писать «брейкинги», которые дополняются уже после публикации, и делать мобильные пуши. Многие читатели подшучивают над нами из-за этого, но логика тут простая. Скажем, если вышел новый трейлер «Человека-паука», то наши прямые конкуренты — не другие СМИ, а паблики, которые сразу размещают видео в соцсетях. Такие материалы нельзя писать полчаса.

В то же время все «брейкинги» минут через 10–15 превращаются в полноценные материалы, которые прочитают чуть менее активные пользователи. Так мы разом убиваем двух зайцев.

Чтобы отслеживать конкурентов, у нас есть отдельный канал в Slack, где специально обученный бот собирает публикации от изданий со схожей тематикой — «Канобу», «Игромании» и даже «Игры Mail.ru». Сюда же мы добавили TJ, Meduza и прочие СМИ, с которыми у нас есть пересечения. Если какая-то новость уже появилась у конкурентов, логично написать её в самые короткие сроки. А если мы наткнулись на неочевидный инфоповод, тема может полежать ещё часик, потому что её вряд ли кто-то перехватит.

Если мы не успели выпустить новость, то можно сделать большой текст и внести добавочную стоимость — например, аналитику, которая расширит историю и погрузит аудиторию в проблему.

Писать новости быстрее всех просто физически невозможно, поэтому надо думать не только о скорости, но и о том, чтобы аудитория получала законченную картину дня.

— Что ждёт DTF в будущем?

— Около года назад мы официально для себя решили, что «Комитет» — это не только издательский дом, но и технологическая компания. Мы вкладываем огромные деньги в «Основу» — единую платформу, на которой построены TJ, vc.ru и DTF.

Благодаря «Основе», если редакция TJ попросит какую-нибудь новую функцию, то она сразу же появляется во всех трёх изданиях. Раньше мы писали тексты, вручную расставляя теги, а теперь у нас есть удобный редактор, который позволяет думать только о контенте.

Наш глобальный план — снизить зависимость от соцсетей и агрегаторов, превратив издания «Комитета» в полноценную социальную платформу, привлекающую прямые заходы. Более того, мы хотим, чтобы и наши рабочие процессы существовали внутри этой платформы.

Другая ставка — UGC. Пользовательский контент — это и один из способов роста, и полноценная помощь редакции. Аудитория часто приносит на сайт темы, на которые мы бы сами не обратили внимания, и этим дополняет картину дня. Ну а если пользователи начинают какую-то историю целиком обрабатывать за нас, это значит, что мы плохо работаем.

DTF, потому что у него нет закрытых комментариев, оказался самым «социальным» сайтом «Комитета». У нас очень большая глубина просмотра: люди не просто заходят прочитать одну новость, а переходят от одной статьи к другой, перескакивают на комментарии, подсвеченные в «Прямом эфире», и так далее.

Мы стали значительно ближе к соцсетям, когда у каждого пользователя появилась индивидуальная лента и возможность блокировать теги. Это позволяет превратить DTF в сайт обо всём кино, кроме «Звёздных войн», например.

Главный редактор DTF Вадим Елистратов: одно из самых ярких впечатлений жизни
Обсерватория Гриффита, Лос-Анджелес. Пока что одно из самых ярких впечатлений жизни. Мало что может сравниться с этим видом

— Какой была твоя самая большая ошибка на посту руководителя?

— Главная — репутационная. Я пропустил момент, когда аудитория перестала разделять мой шитпостинг в соцсетях и мою работу. Twitter я в основном вёл для того, чтобы проверить какие-то гипотезы в безопасной обстановке или банально выпустить пар, как частное лицо, однако чем больше проект, которым ты занимаешься, тем менее частным твоё лицо становится.

В прошлом году я, не очень хорошо подумав, поддался на несколько провокаций, ответив людям на том же языке, на котором они писали мне, и в итоге, конечно, пожалел об этом. Это нанесло ущерб не только мне, но и моей команде.

По этой причине я в начале года провёл детокс от соцсетей на несколько месяцев, а вернулся уже с новыми установками. Людей, которые пришли в комментарии с целью потрепать мне нервы или оскорбить, я просто молча баню или игнорирую, не опускаясь на их уровень.

Я по своей природе всегда любил, чтобы в конфликтах и спорах последнее слово осталось за мной, и в этом плане мне пришлось измениться. Потому что с бездной, которая будет бесконечно вырывать из контекста твои фразы и переворачивать твои аргументы с ног на голову, общаться просто бесполезно. Лучше пойти поработать.

— Какой процесс в редакции налажен лучше всего, а с каким больше всего проблем?

— Наверное, больше всего проблем с долгосрочным планированием. Как я и говорил, мы любим оперативно реагировать, а готовить тексты на две недели вперёд — не очень.

Ещё одна проблема — децентрализация. Наши люди работают в Питере, Москве и других городах. С одной стороны, это помогает каждому сохранять комфортные условия труда, но с другой — мы не можем собраться в пятницу вечером и начать стримить, как делают коллеги из TJ. Плюс мне довольно тяжело взаимодействовать с видеоотделом, а я бы хотел принимать больше участия в развитии этого направления, потому что за ним будущее. Надеюсь, со временем появится центральный офис, где мы сможем работать.

Нашим главным достижением я считаю, что DTF получился. Состоялся. Когда я ушёл из TJ, мне снились кошмары. Было очень тревожно переходить из большого популярного проекта на новый сайт, о котором никто толком не слышал. Начинать движение с нуля — большая ответственность. Были периоды, когда рост прекращался и мы несколько месяцев обсуждали новую стратегию, чтобы увеличить число пользователей на сайте. В итоге поменяли подход к материалам, стали иначе работать с аудиторией и рост возобновился.

Я никогда раньше не работал над проектом практически с нуля, тем более — на руководящей должности, поэтому меня до сих пор удивляет, что DTF ещё несколько лет назад был ничем, смутной идеей, а спустя тысячи маленьких и больших решений стал чем-то — тем, что люди узнают и обсуждают.

«Любая деятельность подальше от компьютера — это ок»

— Многим твоя жизнь кажется чуть ли не идеальной — смотрит кинцо, проходит игрушки и пишет об этом. Всё действительно так?

— Конечно, нет. Из жизни практически полностью пропадает расслабленный просмотр кино и прохождение игр, потому что ты никогда не выключаешь аналитическую часть мозга. Даже если ты смотришь фильм не для работы, всё равно прикидываешь, можно ли сделать из этого текст или снять видео. То же и с играми: иногда ты проходишь их не в своё удовольствие, а немного захлёбываясь, чтобы успеть выпустить обзор.

Для большинства людей кино и сериалы — это формы отдыха, но если ты о них пишешь, то в будние дни ты почти никогда не отдыхаешь. Ты продолжаешь работать после работы.

— Сколько времени в день ты проводишь за компом?

— За компом далеко не весь день, потому что есть iPad. На нём удобнее всего мониторить новости, раздавать задания, копировать фрагменты статей и скидывать ссылки. А если нужно написать текст, сажусь за ноутбук.

Главный редактор DTF Вадим Елистратов: рабочее место
Мое рабочее место

— Твоё рабочее место похоже на столы ребят с Twitch или ты за минимализм и мобильность?

— На столе лежит ноутбук, iPad и телефон. Есть ещё игровой компьютер, на котором я раньше работал, но сейчас плавно перешёл на MacBook — он оказался последним звеном в моей экосистеме Apple. Теперь появилось ощущение, что цепь замкнулась: я пишу заметку на iPhone, а дорабатываю её на MacBook. Все процессы стали намного удобнее.

Ещё под боком стоят три консоли: PlayStation 4 Pro, Nintendo Switch и Xbox One X. На случай, если надо быстро сделать скриншот или что-то проверить.

— Как ты планируешь время — пользуешься техниками тайм-менеджмента?

— Я почти никогда не пользовался планировщиками, потому что у меня хорошая память: обычно умудряюсь держать в голове всю важную информацию. Что касается текстов, которые я сам пишу, обычно они рождаются спонтанно, в течение дня. В этом плюс моей должности и работы в целом: если я зацепился за интересную идею, то я сразу могу приступить к реализации, никому ничего не объясняя.

Жёсткое планирование включается в период игровых выставок — во время прошлой E3 я чуть не умер. Было так много работы, что в ход пошли энергетики. Впрочем, мне в принципе не нравится идея игровых выставок, потому что издатели разом вываливают кучу информации, а аудитория её в таком количестве всё равно усвоить не может. Поэтому некоторые компании уже отказываются от участия в подобных мероприятиях. Это устаревший способ коммуникации с игроками.

— Какими приложениями пользуешься, чтобы упростить себе жизнь?

— Одно из самых любимых — Tweetbot. Это единственный способ не пропускать твиты, потому что здесь они располагаются в хронологическом порядке, а приложения на всех устройствах помнят, где ты остановился. Для меня это очень важно, потому что я часто перескакиваю со смартфона на планшет и наоборот. Молюсь, чтобы эта программа не исчезла, потому что официальное приложение Twitter, которое тасует твиты как ему заблагорассудится, для работы вообще не годится.

Зато на десктопе у Twitter есть замечательный TweetDeck, которым я также активно пользуюсь. В нём можно настроить себе пять-шесть колонок новостей, обновляемых в реальном времени, и следить за возмущениями в системе, как делают герои «Матрицы».

Рабочее общение мы реализуем в Slack и, видимо, останемся в нём, пока не сделаем свой аналог. В нём можно удобно разбивать все дискуссии по тематическим каналам, что существенно упрощает работу десятков человек.

Если говорить о почтовых приложениях, то на iOS я пользуюсь классной программой Airmail, в которой настраивается почти каждый пиксель. Она стоит около 400 рублей и вполне заслуживает этих денег.

Вместо Skype мы используем сервис appear.in — с его помощью можно созваниваться прямо через браузер, сбросив собеседнику ссылку на «комнату». Как только мы открыли это приложение, сразу забыли про Skype. Там есть ограничение по количеству людей, но наши созвоны обычно проходят в компании трёх-четырех человек, и этого хватает. Для локальных историй очень удобная штука.

Для сериалов хорош сервис MyShows — он позволяет выяснить, какие эпизоды уже вышли, отметить те, что вы уже посмотрели, и почитать комментарии. Неплохая штука, но не очень популярная в России.

Из последних любимых приложений — «Кошелёк». Ребята создали программу, в которую можно забить почти все свои скидочные карты и не таскать их с собой. Причём приложение постоянно набирает обороты. Сначала появилась возможность выпускать карты некоторых магазинов в одно нажатие, а потом и отслеживать скидочные баллы в реальном времени.

Главный редактор DTF Вадим Елистратов: селфи с Голливудского бульвара
Селфи с Голливудского бульвара — самой переоценённой достопримечательности в мире

— Как ты проводишь свободное от работы время?

— В период отпуска стараюсь куда-нибудь уехать — в ближайшее время собираемся с девушкой в Париж. Это, конечно, банально, но я был там только по работе, а она не ездила туда ещё ни разу, так что вырвемся на неделю. Жалко, что Нотр-Дам сгорел, но там и без него есть чем заняться.

В будние дни у меня практически нет никаких хобби, потому что всё свободное время пожирает работа. Иногда могу сходить с утра в зал, но чаще всего он остаётся на выходные: вставать в 6 утра ради тренировки с моим графиком тяжело. Но двигаться всё равно надо: из-за сидячей работы у меня даже раньше были проблемы — например, головокружения.

Что касается выходных, то мне обычно просто хочется быть подальше от компьютера. Сейчас у меня нет никакого ярко выраженного хобби, потому что им по сути является работа. Так что в свободное время мы с девушкой обычно либо ищем интересные места в городе, либо просто гуляем, либо встречаемся с друзьями, либо, если погода плохая, смотрим кино. Выходные для меня во всех смыслах выходные: они удались, если я на них не делаю вообще ничего.

Лайфхакерство от Вадима Елистратова

Книги

Художественную литературу я практически не читаю из-за профессиональной деформации: не наслаждаюсь текстом, а быстро нахожу в нём суть и бегу дальше. Поэтому читаю в основном нон-фикшен. Посоветовать чего-то оригинального не смогу, но новым людям на работе обычно рекомендую начать с «Пиши, сокращай». Не все идеи Ильяхова нам близки, но от некоторых недугов книга избавляет сразу же. Сейчас читаю «The Big Picture: The Fight for the Future of Movies» — книгу о деятельности Голливуда, частично написанную по данным из «сливов» документов Sony Pictures.

Фильмы

Если вам конкретно нужно заразиться журналистикой, то стоит посмотреть The Newsroom от HBO. Сериал сильно романтизирует профессию, но в нём много правильных моментов. Вдохновляют и мотивируют меня обычно Финчер и Содерберг — любимые режиссёры, хладнокровные и умные. У них как раз можно посмотреть замечательные сериалы Mindhunter и The Knick.

Видео

YouTube я использую в основном, чтобы быстро получить информацию по сферам, на которые у меня не так много времени. Поэтому про смартфоны и технику я регулярно смотрю ролики на MKBHD. Маркес вообще идеальный видеоблогер — рассказывает обо всём сухо и по делу, не нагнетая драму на пустом месте.

Сайты

Я не думаю, что мои подписки кому-то будут полезны. Их сотни, и я не могу выделить что-то одно. Так что читайте TJ, DTF и vc.ru!

Лайфхакер может получать комиссию от покупки товаров, представленных в публикации.