Антон Городецкий

Издатель «Канобу».

«Моя задача — сделать так, чтобы „Канобу“ себя хорошо чувствовал» — об обязанностях и контенте

— Антон, привет. Расскажи, чем ты занимаешься на посту издателя?

— Издатель весьма условное название. В моём понимании и в рамках «Канобу» это человек, отвечающий за управление медиапроектом, то есть изданием как некой сущностью, которая производит контент и зарабатывает на нём деньги.

Если разделить «Канобу» на четыре основные вертикали — редакцию, продукт, коммерцию и бэк-офис, — то как издатель я отвечаю за редакцию, продукт и аудиторию, трафик. Сложно в двух словах описать весь пул работ, потому что он как-то сам собой забивает твоё существование. Постоянно появляются вопросы, которые ты должен решать.

В общих чертах моя задача — сделать так, чтобы «Канобу» себя хорошо чувствовал и о нём знало как можно больше людей. Сюда же входит бренд-менеджмент. Я отвечаю и за то, чтобы на страницах ресурса появлялось больше ярких имён, а наших ребят знали не только в игровой тусовке. Чтобы мы были брендом. Всё это я бы и называл издателем.

Антон Городецкий представляет «Канобу» на выставке Central Asia Games Show (CAGS)
На выставке Central Asia Games Show (CAGS)

— «Канобу» начинался как издание об играх, теперь вы «сайт про современные развлечения». О чём вы сейчас пишете?

— Да, сначала мы были изданием об играх. Затем ребята — предыдущее управление — добавили кино, сериалы и другие разделы. Я не очень знаю детальную хронологию, потому что познакомился с «Канобу», когда всё это уже было.

Есть раздел «Киберспорт», который очень хорошо себя сейчас чувствует. Есть музыка и книги. Мы на постоянной основе делаем обзоры изданий и хотим продолжать эту историю.

Мы пишем о комиксах — за этот раздел отвечает очень хороший автор Денис Варков. Я с удовольствием захожу и смотрю разные истории и подборки, так как времени читать комиксы у меня, к сожалению, нет.

Аниме, манга, обзоры, технологии — всё это постоянно появляется у нас на страницах. И про рэп-баттлы, и про новый клип Фейса тоже пишем.

В общем, мы про современные развлечения. Про то, что будет интересно условно молодому парню или девушке.

Говорю «условно», потому что ядро нашей аудитории — люди 18–34 лет, но «бока» плавают. Иногда больше тех, кому 12–17, иногда тех, кому 30–35 — от месяца к месяцу.

Заметил такую фишку, когда пришёл в «Канобу»: я читаю текст, и мне очень хочется поделиться им со своей аудиторией. Меня кто-то даже подколол: «У тебя что, квота на материалы, которые надо расшарить в Facebook или Twitter?» Нет, мне просто искренне нравится то, что мы делаем.

— А какие материалы ваши читатели не увидят никогда?

— Можем написать о громких скандалах в игровой индустрии, но не уходим в дебри: аудитории это не нужно.

В бизнес не лезем, он интересен только в таком формате: сколько денег собрали самые кассовые фильмы или сколько заработал киберспортсмен. Но считать и анализировать — нет. Мы, скорее, про нарратив, сюжеты, сценарии.

«Пусть люди работают там, где им удобно» — о команде и взаимодействии

— Хотела задать вопрос о команде позже, но раз ты уже начал понемногу рассказывать, давай продолжим. Как вы отбираете кандидатов?

— О требованиях к кандидатам лучше расскажут линейные руководители, например главред. Ему всегда виднее, хорош ли этот новостник или редактор, соображает он или нет. Мне сложно сказать.

Это всегда очень субъективная история. Например, когда мы с операционным директором искали коммерческого, я вообще не имел опыта в HR. У меня и сейчас его не много. Но мы находили кандидатов, встречались с ними, общались. Ты смотришь на физические качества, манеру держаться, скиллы, понимание вопроса, тестовое задание. Иногда просто видно, что это не наш человек. Не знаю, как это объяснить.

— Ты говорил, что многие работают удалённо. Как вы взаимодействуете между собой и решаете рабочие вопросы?

— Мы недавно переехали в новый офис. Здесь у нас сидят сейлзы, потому что им нужно ездить на встречи, которые в основном проходят в Москве, а также я, операционный директор, бухгалтер, Head of Product и офис-менеджеры.

Остальные сотрудники в основном на удалёнке, я половину редакции даже не видел живьём. Наши ребята есть по всей стране и за её пределами.

Для взаимодействия внутри команды мы используем разные инструменты. Например, в Slack происходит общение редакторов. В Telegram перетекают какие-то частные вопросы. Также используем Discord — сервис для геймеров, где можно созваниваться и играть вместе. Есть ещё Trello, где рекламщики ставят задачи, но у редакции он не прижился.

Я считаю, пусть люди работают там, где им удобно.

Все мои внешние коммуникации происходят там, где комфортно собеседникам. Facebook, WhatsApp — я есть почти везде.

«Хочется, чтобы рынок чувствовал себя увереннее» — об индустрии и планах

— Какие у вас планы по развитию проекта?

— Продолжим держать курс на лайфстайл и массовые развлечения. Мы, по сути, единственные в этой нише. Нет медиа, которое бы находилось на таком же уровне, при этом было бы самостоятельным и всё-таки имело границы по темам.

Будем расти дальше, искать новых клиентов, запускать новые разделы. Например, уже начали тестировать рубрику «Авто», пока публикуем отдельные материалы. Всё через призму развлечений и масскультуры.

Мы хотим объяснить гиковское понятным языком. Мне так видится ценность «Канобу».

— А как думаешь, что ждёт индустрию в будущем? Что бы ты хотел изменить?

— Я бы хотел, чтобы рынок и экономика в целом пришли в себя. Я помню глянцевые издания нулевых: застал немного как читатель. Жирно всё было: номера по 400 страниц и много рекламы.

Хочется, чтобы побольше денег в индустрии крутилось, чтобы медиа воспринимали как полноценный продукт, за который тоже нужно платить, как за сериалы или вещи.

Хочется, чтобы рынок чувствовал себя увереннее. Сейчас бизнес больше напоминает выживание. Если человек хочет инвестировать деньги и выбирает, скажем, между медиа и рестораном, мне кажется, второй вариант выгоднее и инвестиционно привлекательнее. Поэтому так много ресторанов и мало медиа.

Будущее я, наверное, вижу в какой-то сервисной части. Медиа так или иначе становятся сервисами: как Sports.ru со своими приложениями для фанатов клубов, как vc.ru и DTF с вакансиями. Эта штука работает. Ну а в целом пожелание — как минимум не мешать работать и не вставлять новые палки в колёса.

«Наверное, за этим я и пришёл — получить пинок, импульс» — о работе в мужском глянце и зоне комфорта

— До «Канобу» ты долго работал в MAXIM. Расскажи, с чего всё начиналось и как там развивалась твоя карьера?

— Я пришёл туда в 2013 году благодаря Лёше Караулову, он тогда был заместителем главного редактора. А начал читать MAXIM в 2007-м совершенно случайно у друга, который жил в общаге. Потом нашёл контакты людей, написал, что могу помогать с английским или ещё с чем-то. Начали общаться, мне стали присылать интервью, а я их переводил.

В какой-то момент сказали приезжать: собирают онлайн-редакцию. Я приехал в августе 2013 года и начал работать. Сначала был просто онлайн-редактором. Но так складывается, что у меня за 28 лет не было какой-то линейной работы. Например, есть люди, которые выполняют конкретные задачи: дизайнеры, разработчики. Это творческие профессии, но у них есть конкретное поле деятельности. К ним не придут и не спросят: «А что у нас по деньгам?» — потому что они за это не отвечают. А у меня никогда не было такой профессии и никогда не было таких обязанностей. Я приходил куда-то интуитивно и там понимал, что требует внимания и действий. Начинаешь в этом разбираться, общаться с людьми, сводить их.

В MAXIM было так же. Я пришёл, и меня попросили: «Помоги вот это сделать. Помоги собрать вот то». И я начинал что-то собирать, что-то делать. Потом появились какие-то задачи. Например, надо было написать рекламный текст — я садился и писал.

Так я работал года два, потом начал делать интервью для «Видеосалона». Ездил вместе с парнем, который отвечал за эту историю, брал интервью, потом их расшифровывал. Потом их расшифровывали за меня, а я начал заниматься другими делами.

Антон Городецкий о работе в команде

Затем ушёл человек, который со мной работал. Его называли «старший редактор сайта», но должности были очень условные. И я взял на себя больше ответственности. Стал отвечать за редакционные спецпроекты, ежегодные Miss MAXIM и топ-100, координировать действия команды: чтобы разработчики сделали сайт, чтобы бренд-менеджер успела анонсировать какую-либо новость.

Начинаешь свой нос совать везде — где надо и не надо. Понимаешь, как процессы устроены изнутри, знаешь нужных людей — вот как-то так это работает.

Если формализовать всю историю, то где-то с 2013 по 2015 год я был онлайн-редактором, а с 2015 по 2018 год — заместителем главного редактора сайта. Очень много работал с пиарщиками, общался с партнёрами. То есть в один момент стал некой входной точкой.

— А почему решил оставить MAXIM и как оказался в «Канобу»?

— В прошлом году мне написал Гаджи Махтиев — основатель «Канобу». Сначала предложил стать СЕО, потому что он сам отошёл от этого в 2017 году и взял человека, который летом как раз покинул команду. Но таких скиллов у меня не было, и мы остановились на должности издателя, который может влиять на контент и продукт.

А почему ушёл? Во-первых, я проработал в MAXIM пять лет. Это круто, когда человек нашёл своё, сидит и работает, ассоциируется с брендом, но всё же.

Во-вторых, мне предложили больше денег. Глупо списывать это со счетов.

В-третьих, привлекла игровая тусовка, мне всегда это было интересно. В MAXIM тоже круто: девушки, модели — всё это весело, но какое-то время. Потом начинает приедаться. Я подустал и понял, что нужен новый импульс.

Сейчас появилось время для творчества, процессы наладились, мы притёрлись друг к другу. Да, шероховатости есть, но куда без них в коллективе.

Хотя в первое время я с лихвой получил, чего ожидал. За месяц ушли CEO, главред и коммерческий директор. И мы на пару с операционным: «Ух, секундочку, надо, чтобы всё не развалилось». Сейчас полегче, выстояли.

Наверное, за этим я и пришёл — получить пинок, импульс. Ещё хайпануть люблю лишний раз — в хорошем смысле. Пост у меня в Facebook собрал более 800 реакций.

Прикольно навести шорох на рынке. Это как футбольный трансфер.

Мне вообще нравится смотреть на рынок медиа как на футбольную лигу. Есть богатые клубы — государственные СМИ, крупные издательские дома. Там работает много людей, у них большие контракты с агентствами. А есть такие, как мы. Хорошая крепкая середина с богатой историей («Канобу» 11 лет).

Конечно, я люблю MAXIM и до сих пор приезжаю в гости. Но в 2018-м подумал: если не уйти, то есть вероятность, что зависнешь. Сам себе выроешь яму, из которой не захочешь выбираться, где тебе так уютно, хорошо и тебя все знают.

— То есть останешься в зоне комфорта?

— Да, пресловутая зона комфорта. Я прикинул, что если ничего не делать, то так и будешь сидеть до 40 лет и выполнять свои задачи, никуда не двигаясь и не расширяясь.

Не знаю, что получится из моей работы в «Канобу», но по крайней мере это прикольно: новые люди, новые скиллы. Я стал лучше понимать медийные процессы. Раньше смотрел на всё это с редакторской точки зрения, а сейчас — как на бизнес. Плюс у меня развязались руки: я могу ходить по рынку и общаться от лица проекта. Раньше такого не было.

— Твоё образование как-то связано с медиа?

— Нет. В MAXIM только два-три человека были с профильным образованием. Когда я пришёл туда и сказал, что у меня диплом госслужащего и переводчика, мне ответили: «Не парься». Главред «Канобу» Денис Майоров вообще механизатор по образованию. И знаете, я ни разу за пять с половиной лет не пожалел о том, что не имею диплома журналиста.

«Очень тяжело было увольнять человека первый раз» — о трудностях, достижениях и ошибках

— Что для тебя самое сложное в работе?

— Самое сложное — находить баланс между бизнесом и человеческими отношениями, так как в мои обязанности входит нанимать и увольнять людей, повышать зарплату и премировать.

Интересы бизнеса далеко не всегда совпадают с интересами наёмных сотрудников. Я осознаю, что бизнес — это № 1. Понятно, зачем мы здесь все собрались. Но всё-таки всегда стараюсь учитывать интересы людей. И мне, например, очень тяжело было увольнять человека первый раз.

Я понимаю, что он не выполняет свои обязанности, не вывозит. Я не знаю, по каким причинам, пытаюсь разобраться, но всё, испытательный срок прошёл — надо увольнять. В любой другой ситуации я бы этого не сделал. Но тут ты знаешь, сколько человек получает и каков выхлоп от этих денег, и понимаешь, что это несоразмерно.

Люди тоже понимают, как всё работает, но всё равно могут обижаться. Ведь это творческая история. Они постоянно генерируют контент: мнения, рецензии, новости, что-то ещё. Тебе нужно быть с ними на одной волне. Но, с другой стороны, ты отвечаешь за их зарплату и должен сделать так, чтобы работали процессы, которые обеспечивают круговорот денег в проекте. Это сложно.

— Потому что от тебя зависят другие люди?

— Да, с одной стороны — интересы бизнеса, с другой — интересы конкретных людей. Постоянно происходят ситуации, в которых тебе нужно объяснять что-то: фаундеру — одно, команде — другое. Такие моменты самые тяжёлые для меня.

— Можешь вспомнить свои достижения и ошибки?

— Моё достижение, наверное, в том, что я ничего не развалил. У меня не было опыта управления медиапроектом, но транзитный период прошёл плавно с некоторыми оговорками.

Ещё люди пишут мне, что не знали о «Канобу», но благодаря мне узнали и стали читать. Мои друзья и знакомые, которые о нас раньше не слышали, говорят, что у нас прикольный контент. Понятно, что это не уровень нескольких сотен или тысяч людей, но где трое, там и 20, а где 20, там 100.

Мне нравится, что люди пишут. Мне нравится, что я этим загорелся.

Я смог проникнуться этой историей и правильно её подавать. Я приезжаю на встречи с клиентами, начинаю рассказывать о проекте и понимаю, что нигде не лукавлю: «Вот что мы делаем. Вот почему это интересно».

Ошибок, конечно, полно. Нужно принимать много управленческих решений — что-то забыл, что-то упустил.

Была ошибка в самом начале. Я пришёл в августе, и мы провалили сентябрь. Как я уже рассказывал, это было непростое для «Канобу» время: отсутствовали главред и СЕО. Проблема заключалась в том, что я не определил вовремя те точки, на которые стоило обратить внимание. Можно было не проседать, но я растерялся. Потом всё наладилось, показатели пошли вверх.

«Мы не сидим отдельно» — о рабочем месте и организации времени

— Перейдём к твоему рабочему месту. Как оно выглядит?

— Я большой поклонник дизайнера и архитектора Карима Рашида. Как-то наткнулся на его принцип организации рабочего пространства: он говорит, что всегда нужно держать рабочее место в чистоте. Мне понравилось, стараюсь этого придерживаться.

У меня очень простой стол. На нём стоят разные фигурки, потому что я люблю LEGO. А вообще, моё рабочее место — это Mac. Ещё у нас стоит колонка — постоянно слушаем музыку.

Мы не сидим отдельно. Я считаю, что нужно всегда быть в процессах, иметь возможность перекинуться парой слов. Мы не того уровня организация, чтобы запираться в отдельных кабинетах.

— Расскажи, как ты организуешь свой день? Следуешь какой-нибудь методике тайм-менеджмента?

— Я много читал о разных методиках, но не использую их. У меня есть Todoist, чтобы ничего не забывать: очень много входящей информации, я уже давно всё записываю.

Я прокрастинатор, но научился использовать это себе во благо: либо книгу читаю, либо занимаюсь нужными, но не очень важными делами, например считаю личный бюджет.

Мне всегда есть чем заняться по работе. Никогда не могу сказать: «На сегодня я закончил». В этом есть свои плюсы и минусы. Плюс в том, что всегда можно остановиться и продолжить завтра. Мне никто ничего не скажет, если это, конечно, не срочный отчёт. Минус — у тебя стираются границы. Например, я могу отвечать из дома на рабочие сообщения.

Когда просыпаюсь, стараюсь делать зарядку, потом медитирую и читаю. Я заставляю себя читать 15–20 минут с таймером, потому что знаю: если сейчас не сделаю, то за день не успею. С медитацией то же самое. На всё у меня уходит час-полтора.

Стараюсь не отвечать и не писать никому по выходным, хотя иногда бывает.

— А отдыхать удаётся? Как ты проводишь свободное время?

— Мне здорово помогает в этом моя девушка Юля. Раньше у меня как было: прихожу домой, а мыслями в задачах. Мог снять куртку и сидеть в прихожей 10–15 минут, отвечая на рабочие сообщения. А сейчас меня человек за такое пошлёт. Отношения структурируют эту историю, потому что есть ответственность перед другим.

А так всё стандартно: поездки, путешествия, музыка, сериалы, игры, кино, тусовки. Играть, конечно, хочется побольше. Бисером не вышиваю, с парашютом не прыгаю. В бар могу сходить, с кем-то пообщаться: людей я люблю.

Ещё увлекаюсь LEGO. Сейчас собираю большую машину из серии LEGO Technic.

Лайфхакерство от Антона Городецкого

Книги

Я всем рекомендую книгу «Клуб неисправимых оптимистов» Жан-Мишеля Генассия. Это потрясающий, очень добрый и светлый роман о парижских иммигрантах. Они собираются в бистро, играют в шахматы, а через главного героя — мальчишку-француза — раскрываются судьбы этих людей.

Бориса Акунина очень люблю. Прочитал сейчас «Алмазную колесницу»— чистый кайф. Это вкусная такая еда: не фастфуд, но и не молекулярная кухня типа профильной литературы. Акунин — как раз тот случай, когда с утра у меня таймер стоит на 20 минут, заканчивается время, и я думаю: «Блин, не успел, ну давай ещё страничку». И так за полчаса уходит.

Подкасты

Я постоянно слушаю Disgusting Men («Отвратительные мужики»). У меня там хорошие знакомые, всех знаю лично.

Слушаю подкаст стендап-комика Марка Мэрона (Marc Maron). Один из лучших американских подкастеров. Он всех подряд приглашает к себе в гараж: актёров, сценаристов, даже Обама был. У него очень проникновенные диалоги о родителях, семье, отношениях, детях.

Фильмы и сериалы

Из последнего мне очень понравился «Полярный» (Polar) с Мадсом Миккельсеном. Классный фильм по графическому роману о киллере — помесь «Джона Уика» и «Города грехов».

«Половое воспитание» (Sex Education) — отличный сериал, я прямо плакал от счастья. Не от счастья даже, а от единения чувств: давно так не сопереживал героям.

«Конь БоДжек» (BoJack Horseman) ещё тоже отличный.

Я смотрю всё на английском. Мне так проще воспринимать интонацию и сопереживать героям.

Лайфхакер может получать комиссию от покупки товаров, представленных в публикации.