Станислав Дробышевский

Антрополог, кандидат биологических наук, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. Ломоносова, научный редактор научно‑просветительского портала Antropogenez.ru.

Что такое раса

Люди в разных частях планеты друг от друга отличаются. Причём далеко не только цветом кожи, но и массой других показателей. Различия можно разделить на две категории: биологические и социальные.

Социальные — это язык, религия, образ жизни, песни и пляски, способ одеваться, обустраивать жилище и так далее. Совокупность всех социальных факторов называется этносом. Самый главный определитель этничности — самоопределение: к какому этносу человек считает себя принадлежащим, к такому он и относится. (Важно ещё, согласны ли с этим другие представители этноса, но это уже другой вопрос.)

Биологическая часть — это наши гены и то, как они реализуются в конкретной окружающей среде. Биологические признаки могут быть врождёнными и приобретёнными. Например, отверстие в ухе от серьги — это биологический признак, но от генов это не зависит никак: у новорождённого никогда не будет отверстия, сколько бы его родители ни дырявили себе уши. Небольшая часть врождённых биологических признаков относится к расовым особенностям.

Стоит понимать, что не все врождённые биологические признаки — расовые. У каждого человека одна голова, две руки и одна селезёнка. Это генетические признаки, но не расовые, потому что популяции в этом плане не отличаются.

Расой называется совокупность расовых признаков и их изменчивость в данной популяции. Эти особенности сложились исторически на определённой территории и отличают конкретную группу людей от соседних.

Расовые генетические признаки занимают всего лишь тысячные доли процентов от всего генома. От шимпанзе мы отличаемся всего на 2% генов, а расы друг от друга — намного меньше.

Как проявляются расовые различия

Генетика проявляется неоднозначно, на это влияет и окружающая среда. Возьмём тот же цвет кожи. Есть гены, которые его определяют, но есть ещё и внешние условия. Светлокожий человек может загореть, а темнокожий — побледнеть. Однако то, насколько можно побледнеть и потемнеть, тоже определено генетически. Сколько бы я ни загорал, у меня не получится достичь цвета кожи человека из Центральной Африки. И сколько бы житель центральной Африки ни бледнел, ему не побледнеть до моего состояния.

Для большинства расовых признаков различия даже между самыми крайними вариантами мизерные. Например, по размерам головы и лица самые большие различия между расами — 1–2 миллиметра. Два брата могут больше отличаться, чем кто‑то из них — от представителей другой расы.

Но есть тонкость: раса определяется сочетанием признаков не конкретного человека, а именно популяции. Описывая расу, мы не говорим, что у неё цвет кожи и размер головы такие‑то. Мы говорим, что цвет кожи — от такого‑то до такого‑то, с таким средним значением, а размеры головы — от такого‑то минимума до такого‑то максимума.

Главная ошибка — считать, что расы очень сильно различаются. Это совсем не так.

На что ещё влияет раса, кроме внешности

Внешние признаки легко определять, однако изучать их как расовые не очень правильно — они очень сильно зависят от среды. В идеале нужно смотреть на геном, но учёные пока не знают, какие именно части генома определяют расу.

Тем не менее расовые особенности сказываются и на физиологии. Скажем, цвет кожи зависит от выработки меланина, при этом родственные молекулы меланина участвуют в том числе и в нервной деятельности. Есть лекарства, которые действуют на людей одной расы и не действуют на представителей другой. Склонность к определённым болезням и устойчивость к инфекциям тоже различаются между расами.

Камень преткновения — вопрос об уровне интеллекта. Чтобы интеллектуальные способности засчитать за расовый признак, надо доказать, что они точно зависят от генетики и чётко различаются у разных рас.

Теоретически естественный отбор по интеллекту у наших предков должен был присутствовать. Но проблема в том, что это надо доказать, а у нас пока не существует единой меры для уровня интеллекта.

Конечно, на уровне популяции различия в умственных способностях определённо есть. Всегда можно найти группу людей, в которой в среднем уровень интеллекта будет выше или ниже, чем в соседней группе. Вопрос, насколько эти различия будут весомыми.

Кроме того, средний уровень интеллекта в группе считать бессмысленно — это как средняя температура по больнице. Существует очень большой индивидуальный разброс: в любой группе людей мы найдём полного дурака, нечто среднее и гения.

Как происходило разделение на расы

Расселение из Африки

Вид Homo sapiens появился в Африке, и хотя это наверняка были чернокожие, широконосые, курчавые и толстогубые люди, их нельзя назвать негроидами в современном варианте.

Примерно 55 тысяч лет назад люди стали переселяться. По пути они смешивались с неандертальцами и денисовцами и расселялись по планете: довольно быстро добрались до Австралии и обеих Америк.

Реконструкция ранних миграций человека / wikimedia.org

Люди попали в совершенно новые условия: в холода Евразии, Северной Америки и Гренландии, в горы, пустыни и леса. Контакты между группами, которые обосновались на разных материках, практически исчезли. И в каждой из этих популяций шла своя микроэволюция. Это и было расообразование.

Однако древние люди, которые жили охотой и собирательством, не образовывали стабильные расовые комплексы. Они жили маленькими группами и выбирали партнёров среди тех, кто живёт подальше, чтобы избежать близкородственного скрещивания.

Более‑менее устойчивые расы могли складываться только в условиях изоляции: на Андаманских островах, в Австралии, Южной Африке. Но в основном это была расовая нестабильность — верхнепалеолитический полиморфизм, как эти процессы назвал великий советский антрополог Виктор Валерианович Бунак.

Роль производящего хозяйства

Примерно 10 тысяч лет назад в некоторых частях планеты люди начали разводить овец, коз, коров, свиней и растить пшеницу, рожь, чечевицу, сою — что у кого было.

Популяции, которые перешли на сельское хозяйство, резко выросли в численности. Выращивание еды — трудоёмкое занятие, но, в отличие от охоты и собирательства, гарантирующее пропитание: можно запасти зерно в яме‑хранилище и есть его всю зиму.

Увеличившиеся группы людей снова стали расселяться. Первыми этим занялись жители Ближнего Востока — территории нынешних Израиля, Иордании, Сирии, Турции, Ирана, Ирака. Они двигались в сторону Северной Африки, Северной Индии и Европы. По пути эти предки европеоидов вытесняли аборигенов — охотников и собирателей — и частично с ними смешивались. В разных областях этот процент вытеснения и смешения был неодинаковым. Например, земледельцы выгнали из Южной Европы 90% местных охотников и собирателей. Так что современное население этого региона — потомки тех самых переселенцев с Ближнего Востока.

На Севере коровы и свиньи не выживали, зерно плохо росло, потому что породы и сорта были ещё не приспособлены к холодному климату. Так что миграция земледельцев в этом направлении шла медленно — по мере возникновения адаптированных к суровым условиям сортов и пород. 90% современного населения Скандинавии — это потомки охотников и собирателей из Центральной Европы, которые под натиском земледельцев переселились на Север.

Похожие истории произошли в Азии и Африке. Но в некоторых местах глобальное расселение не могло происходить по географическим причинам. Например, в Америке земледелие возникало дважды или даже больше: в Центральной, Южной Америке и, может быть, ещё в Северной. Между этими очагами развития хозяйства есть географические барьеры, и хотя популяции в разных частях Америки достигли высокого уровня развития, они не могли расселиться далеко. Поэтому североамериканское и южноамериканское население не унифицировалось в расовом отношении так, как это было в Евразии и Африке, и американоидная индейская раса очень неоднородна.

Метисация

Метисация — это получение потомства от смешения разных этносов и рас. Этот эффект расообразования существовал во все времена, ещё с эпохи австралопитеков. Но чем ближе к современности, тем больше перемещаются люди и тем большее значение принимает метисация. Её эффект зависит от количества и пропорций скрещивающихся популяций. Например, в Северной Америке соотношение было 2 на 98, где 2 — индейцы, а 98 — европеоиды. То есть метисация практически никак не повлияла на население: индейцев было слишком мало и их быстро истребили. А в центральной Южной Америке прибывшие европейцы активно брали в жёны коренных жительниц. Поэтому смешение португальцев и индейцев было в пропорции практически 50 на 50, и так получились современные латиноамериканцы.

Метисация и в настоящее время создаёт новые расы прямо на глазах. Генетика — хитрая наука, в которой всё происходит не очень линейно. Поэтому когда смешиваются разные группы, их расовые признаки не усредняются — в результате получается что‑то новое, иногда даже превосходящее по выраженности родительские варианты. Как правило, в первых поколениях метисов наблюдается сильное разнообразие. А через некоторое время результат может «устаканиться» — и так получится новая раса.

Почему расы меняются

Любая раса меняется. Если современных европеоидов сравнить с теми, что были в XIV веке, то между ними будут различия. Многие признаки успевают поменяться по самым разным причинам.

1. Адаптация

Некоторые признаки меняются потому, что в данных конкретных условиях они полезны или вредны. Один и тот же цвет кожи в разных условиях не одинаково полезен. В солнечном климате близко к экватору много ультрафиолета, который в больших количествах способен повредить ДНК и вызвать мутации. Частота рака кожи у светлокожих людей в тропических странах в тысячи раз больше, чем у темнокожих, поэтому тёмный цвет оказывается полезным. Меланин защищает глубокие слои кожи от ультрафиолета, и никаких мутаций не происходит.

Однако же в северных условиях тёмный цвет кожи может быть вреден, потому что некоторое количество ультрафиолета нам нужно, чтобы в организме выделялся витамин D. Это значит, что в северных странах иметь светлую кожу выгоднее. Но, например, эскимосы живут там, где полгода — ночь, а полгода — день. К тому же они постоянно в тёплой одежде. Тогда вообще непонятно, какой цвет кожи выгоднее. В таких условиях он может быть любым, а витамин D можно получать с едой: например, из рыбы или оленины. (Кстати, в тропиках витамин D получают из личинок и древесных жуков.)

Таких адаптивных признаков у человека не очень много. Например, широкий нос, толстые губы, длинная ротовая полость, узкий длинный череп — это признаки, свойственные жителям тропиков, с ними организм легче охлаждается. На севере — наоборот: узкий нос, короткие челюсти, тонкие губы и более коренастое сложение, чтобы не терять тепло и быстро согреваться.

2. Половой отбор

Это отбор по внешним параметрам, которые нравятся или не нравятся партнёрам и партнёршам. Один из немногих таких признаков, которые можно отнести ещё и к расовым, — рост бороды и усов. Есть расы, у которых он сильный (айны, европеоиды), слабый (монголоиды) и средний (негроиды). Это говорит о том, что женщинам‑предкам айнов и европеоидов бородатые мужчины нравились, а женщинам‑предкам японцев и китайцев — нет.

3. Эффекты основателя и бутылочного горлышка

Эффект основателя возникает, когда маленькая группа отделяется от большой и переселяется на новую территорию. В такой ситуации конкретные черты отдельного человека становятся очень весомыми: индивидуальные признаки тех, кто переехал, — основателей — передаются их потомкам.

Эффект бутылочного горлышка влияет так же, только возникает при катаклизмах. Была большая группа людей, потом с ними случилось что‑то нехорошее: голод, эпидемия, война. Большая часть погибла, а те, кто по случайности остались в живых, понесли свои признаки дальше.

Большинство населения планеты во все времена жило маленькими группками и переселялось так же. Поэтому эти эффекты — основателя и бутылочного горлышка — всегда значительно влияли на нашу эволюцию.

Сколько рас существует в мире

Это зависит от того, что считать расами. Разделение на большие расы проходят в школе: это европеоиды, монголоиды, негроиды, американоиды и австралоиды. Есть малочисленные расы, которые тем не менее значительно отличаются от остальных, и их может быть до 200. К ним относят, например, курильскую расу (айнов) и южноафриканских бушменов.

Также существует сложность в изученности материала. Например, в Индонезии несколько сотен островов, и на каждом острове может быть своя раса, но их практически не изучали. Если бы мы исследовали всю Индонезию, Центральную и Южную Америку, Центральную Африку, то мы бы обнаружили ещё n‑ое количество рас, о которых сейчас ничего не известно, потому что антропологи до них просто не добрались.

Классификация человеческих рас по В. В. Бунаку / Большая российская энциклопедия

Главная проблема с подсчётом рас в том, что у них нет чётких границ. На эту тему есть чудесная история, которая описана у Миклухо‑Маклая. Некий итальянец, вдохновлённый примером русского этнографа и антрополога, решил переселиться на остров в Меланезии, к папуасам. Местные жители его тут же ограбили, избили и хотели убить. В итоге он выжил, потому что его спас и приютил у себя добрый старичок. Итальянец прожил на этом острове несколько лет и, конечно, слегка одичал.

Однажды к острову прибыл европейский корабль. Папуасы с радостью отправились к нему на лодках и начали торговать. Моряки с корабля обратили внимание, что один человек в лодке ведёт себя иначе, чем остальные: ничем не торгует и только смотрит жалобно. Оказалось, что это тот самый итальянец, который просто боялся подать голос, чтобы не рассердить папуасов. Моряки в итоге подняли его на борт и спасли.

Фишка этой истории в том, что европейцы по внешнему виду не могли отличить итальянца от папуасов, когда он сидел голый в такой же лодке, как и они.

Границ между расами по сути нет, промежуточных популяций очень много. Где проводить черту и сколько их может быть, скажем, между европеоидами и монголоидами? Можно одну выделить, а можно три или 25. Сколько границ придумаем, столько их и будет, потому что можно от деревни к деревне ехать и наблюдать изменения.

Что наука говорит о смешении рас

Всё, о чём мы говорили до этого, относится не к современности, а к эпохам, когда люди в основном жили маленькими группами. Сейчас же 70% людей на планете населяют большие города. И одна из главных проблем расоведения — существование современных метапопуляций. Дело в том, что население большого города нельзя назвать популяцией. Кто‑то приезжает, кто‑то уезжает, кто‑то вроде бы здесь живёт, но брак заключать не будет — потому что приехал на заработки, а в родной стране уже есть семья. Поэтому совершенно непонятно, как анализировать расовый состав современных городов.

Это движение к новому образу жизни происходит последние пару столетий. Какие у него будут последствия в расовом отношении — непонятно. Есть теория, что все люди смешаются до однородности и станут одинаковыми. Я в это не верю, потому что условия на планете разные, транспорт до сих пор не идеальный, к тому же существует социальная изоляция: религиозная, политическая, языковая.

Чтобы все равномерно смешались, нужен одинаковый климат, возможность попасть в любую точку Земли в любой момент и полное взаимопонимание.

Я считаю, что будут возникать новые варианты рас. Какие‑то будут появляться, какие‑то — растворяться в других. Тем печальнее, что сейчас это мало изучается, хотя появилось множество современных методов исследования, включая генетику. Но на Западе расоведение запрещено по причинам политкорректности, а у российских учёных нет финансовых возможностей кататься по всему миру. Но мы стараемся.

Как исчезают расы

Есть замечательный остров Тасмания, он находится немного южнее Австралии. Туда древние люди попали около 20 000 лет назад. Почти 18 000 лет остров был в изоляции даже от Австралии, которая сама была в изоляции от всего остального мира. И на Тасмании возникла тасманийская раса.

Группа тасманийцев / kulturologia.ru

В XIX веке на остров приплыли англичане. В те времена они использовали новые открытые земли двумя способами: чтобы ссылать туда заключённых или выращивать овец. Тасмания в принципе отлично подходила и для того и для другого, но для овец всё-таки больше. И за каких‑то 30 лет англичане практически полностью истребили тасманийцев, раса исчезла. Чистый пример геноцида.

Есть другой вариант, когда одна раса растворяется в другой. Например, айны прекрасно жили на Курильских островах, пока с юга, с территории Кореи, не пришли японцы и не стали их вытеснять. К XVIII–XIX векам на большей части территории Японии от айнов ничего не осталось, хотя есть мнение, что они повлияли на культуру: в японских топонимах есть заимствования из айнского языка.

Частично айны растворились в русских, частично — в японцах. Хотя ещё существуют айнские поселения, шансов сохранить этнос нет никаких. Он постепенно исчезает, и единственное, что пока держит его на плаву — расовые предубеждения японцев, которые не очень охотно смешиваются с айнами.