Есть люди, чья работа — лежать в ванной. Лежать часами, даже днями напролёт (и получать за это деньги). Однако завидовать им не надо — речь идёт об участниках сложных научных экспериментов, в ходе которых врачи из Института медико-биологических проблем РАН изучают воздействие на человеческий организм условий, сходных с условиями невесомости. Сам по себе этот опыт, как любое длительное пребывание в космосе, приводит к сбоям в работе организма.

О том, как и зачем был придуман способ «сухого» погружения и какие научные результаты он позволяет получить, мы попросили рассказать сотрудников ИМБП РАН Любовь Амирову и Илью Рукавишникова. Кроме того, предлагаем ознакомиться с дневником участника «погружения», длившегося пять суток, инженера и популяризатора космонавтики Александра Хохлова. Записи были сделаны непосредственно во время эксперимента.


Пребывание в космосе, даже на хорошо защищённом космическом корабле, отрицательно сказывается на здоровье космонавта. В космическом полёте практически всё для организма непривычно и враждебно — повышенный радиационный фон, микрогравитация, изоляция, искусственная атмосфера и освещение и монотонность сенсорных стимулов, вгоняющая в тоску по дому. Среди этих факторов только микрогравитация специфична для космического полёта и практически не воспроизводима в земных условиях.

На заре эры космонавтики главной опасностью считалась не микрогравитация, а перегрузки, и именно к ним активно готовили космонавтов. С развитием техники полёты становились всё более и более продолжительными, и в июне 1970 года советские космонавты Андриян Николаев и Виталий Севастьянов совершают первый длительный 18-суточный космический полёт, ставят рекорд по продолжительности непрерывного полёта, возвращаются на Землю и… не могут стоять и ходить. Состояние космонавтов было удручающим: мышечная атрофия, негативные реакции со стороны сердечно-сосудистой системы.

Такое положение вещей навело учёных на два заключения. Во-первых, нужно разработать систему профилактики (чтобы такого больше не повторилось!) и, во-вторых, изучить влияние невесомости на организм человека (чтобы понять фундаментальные закономерности влияния невесомости). Стало понятно, что, не имея большого количества данных об изменениях в каждой системе органов, посылать космонавтов в космос нельзя. Но как изучить влияние невесомости на организм человека без космоса?

Погружение в невесомость

У учёных нашлось соломоново решение этой проблемы — имитация условий невесомости на Земле. Такие имитирующие космический полёт эксперименты называют модельными (или моделями), и их влияние на организм похоже на воздействие невесомости. Так как основными факторами, повлиявшими на состояние космонавтов, стали физическая разгрузка, перераспределение жидкости и отсутствие опоры, то они и легли в основу модельных экспериментов.

В современной науке ни один модельный эксперимент не может полностью воспроизвести условия невесомости, поэтому в зависимости от того, что планируют изучить учёные, тщательно подбирается объект исследования и экспериментальная модель. Довольно часто в роли «испытуемых» выступают лабораторные животные, такие как мыши и крысы, но наиболее ценную информацию дают модельные эксперименты на людях — испытуемых-добровольцах.

Дневник испытателя

 

Публикуем фрагменты записей, которые у себя в Facebook вёл инженер-конструктор космического приборостроения ЦНИИ РТК, популяризатор космонавтики Александр Хохлов, принимавший участие в эксперименте «Эффективность низкочастотной ЭМС в предотвращении мышечной детренированности, развивающейся в условиях наземного моделирования условий космического полёта», который в марте-апреле этого года проходил в Институте медико-биологических проблем Российской академии наук (ГНЦ РФ — ИМБП РАН).

 

26 марта
Форс-мажор, или От судьбы не уйти

 

«Сегодня утром узнал, что испытатель, который был передо мной, заболел, меня срочно вызвали в ИМБП, и я на сутки раньше вхожу в эксперимент. В ванну иммерсии я ложусь в четверг (первый во второй вкладке). Сегодня были эксперименты: «Поза», «Полевой тест», «Зрение», «Дыхание», «H-рефлекс», «Альгометрия» и «Вулкан-И». На «Зрении» мне клали грузики на глаза (на четыре минуты), предварительно закапав обезболивающее. Так раньше мерили глазное давление космонавтам, а потом перешли на воздух».

 

29 марта
Поехали!

 

«Моё участие в эксперименте перешло в новую фазу. Примерно в 9:30 я погрузился в ванну сухой иммерсии на пять суток.

 

Вода, с комфортной температурой, закрыта плёнкой, которая облегает моё тело со всех сторон. Наружу выглядывает только голова и иногда руки. Тело от плёнки защищает простыня, которая меняется каждые сутки. Из одежды: носки, трусы и футболка.

 

Первый день идёт необычно. Новые ощущения, которые обострятся к ночи. Нашу жизнь в ваннах сухой иммерсии круглыми сутками поддерживают дежурные бригады из трёх человек: врач, лаборант и техник.

 

Скучать здесь не приходится, эксперимент сменяется экспериментом, бытовые моменты тоже требуют времени. Вечером началась первая трёхчасовая электромиостимуляция. Её наличие — главное отличие этого эксперимента в ванне сухой иммерсии от предыдущих. Низкочастотная ЭМС может помочь с преодолением вредного воздействия невесомости на космонавтов, а также пожилым людям с ограниченной подвижностью на Земле. Стимуляция напоминает точечные ритмичные похлопывания по бёдрам и голеням».

Чтобы изучить влияние невесомости на организм человека, существует несколько способов. Например, это можно делать в падающем по параболической траектории самолёте. Вот только длительность фазы невесомости в этом случае настолько мала, что говорить о долгосрочных эффектах не приходится.

Для достижения более сильных воздействий можно просто лежать на кровати, у которой будет опущен головной конец. Постельный режим приведёт к атрофии мышц, а постоянно приливающая к голове кровь приблизит состояние сердечно-сосудистой системы испытуемого к таковому у космонавта. Правда, лежать придётся долго — как минимум несколько недель, а лучше несколько месяцев.

Наиболее необычная и в то же время самая приближённая к эффектам невесомости модель — это «сухая» иммерсия (от англ. immersion — «погружение»), в которой человека на несколько дней или недель погружают в воду.

Изобретению модели помогло следующее наблюдение — длительное пребывание в воде действует на организм человека схожим с невесомостью образом. Первые иммерсионные погружения были «мокрыми» — испытуемые находились в бассейне с пресной водой на протяжении нескольких суток.

С одной стороны, догадки учёных о схожести наблюдаемых изменений подтвердились, но с другой, из-за постоянного контакта с водой у людей буквально начинала слезать кожа. Испытателям-добровольцам не помогали защитные мази, а борта бассейна стали чёрными от насевшего на них и окислившегося кожного жира. Также испытуемым, чтобы они не утонули, запрещалось спать в бассейне, и дежурившие рядом врачи были вынуждены их будить.

30 марта
Острая адаптация

 

«Первая ночь в иммерсионной ванной была сложной. Задремав около 00:00, я вскоре проснулся со странными ощущениями, что вода меня зажимает через плёнку, начала болеть спина, потом подтянулся живот (начал вздуваться). И итоге я поспал всего два часа под утро, и в шесть уже смотрел в потолок.

 

Утром до 10:00 у меня проводились эксперименты натощак. Например, СПЛАНХ, в котором УЗИ показало, что у меня в желудке и кишечнике много воздуха. Хватило суток в ванне. Аппетита у меня нет. На ужин планирую только пить.

 

Так как период адаптации ещё только идёт, то сложно писать и читать, поэтому в основном слушаю музыку в наушниках. Скучать не приходится, внимания со стороны дежурной бригады и исследователей хватает.

 

И ещё о хорошем. Один из экспериментов называется «Ряженка», и вечером мы пьём кружку вкусного и полезного продукта».

Стало ясно, что проведение эксперимента в таких условиях невозможно и модель нуждается в существенной доработке. Наиболее изящный вариант её усовершенствования предложили сотрудники Института медико-биологических проблем Е. Б. Шульженко и И. Ф. Виль-Вильямс в начале 70-х годов. Бассейн накрыли водонепроницаемой тканью большой площади, чтобы испытуемый был полностью погружён в толщу воды, но при этом не соприкасался с бортами и дном чаши. На поверхности остаются лишь голова и руки испытуемого.

В режиме «голова профессора Доуэля», под тщательным наблюдением врача и исследователей, доброволец живёт на протяжении всего эксперимента. Исключение составляет время вечерних гигиенических процедур — грязнули не в почёте у учёных. Перед сном испытуемого вынимают из иммерсионной ванны, погружают на помывочную каталку и везут в душ. «Отдохнуть» от тяжёлого трудового дня разрешается не более 15 минут. С тех пор модель «сухой» иммерсии применяется практически в неизменном виде.

В космосе хорошо, на Земле лучше

Человеку, далёкому от космической биологии, может показаться, что за более чем 55-летнюю историю пилотируемой космонавтики человека в космосе изучили вдоль и поперёк. Но это верно лишь отчасти.

Да, основные закономерности, происходящие с космонавтом в полёте, известны — в невесомости по-иному работают сердце и сосуды, снижается объём жидкости в организме, появляются мышечная слабость и двигательные иллюзии. Но ни один учёный не скажет вам, что все открытые изменения детально описаны и не требуют дальнейшего изучения.

Несмотря на то, что в космосе побывали сотни человек, самые обширные биологические обследования редко включают в себя более 15–20 космонавтов. Даже такая небольшая, с точки зрения статистического анализа, группа требует нескольких лет подготовительных работ, зачастую создания нового оборудования (подходящего под строгие требования Международной космической станции) и обучения космонавтов всем тонкостям проведения биологических обследований.

Вдали от земной суеты исследования проходят чинно и размеренно — как правило, за год в одном эксперименте могут поучаствовать от трёх до пяти космонавтов, и от момента зарождения гипотезы до её плодов, таким образом, может пройти десяток-полтора лет.

Многие исследования зачастую проводятся параллельно, как в космосе, так и в «сухой» иммерсии, что позволяет сравнивать наблюдаемые изменения. Например, показано, что семь суток космического полёта и семь суток иммерсии вызывают схожие изменения в сердечно-сосудистой системе, связанные с изменением баланса жидкости в организме.

31 марта
Быт в иммерсии, или «Формула-1»

 

«Этой ночью я спал уже семь часов, стало лучше, организм адаптируется к необычным условиям. Оказалось, испытатели делятся на тех, у кого больше страдает спина, и на тех, у кого живот. У меня живот. Но есть и те, кто получает целый набор сюрпризов. Поэтому одна из любимых шуток исследователей — это предложить испытателю, вышедшему из ванной, ещё раз прилечь туда, отдохнуть.

 

Если сам эксперимент проводят два десятка учёных, то быт связан с дежурными бригадами. Дежурная бригада кормит испытателей три раза в сутки, следит за циклограммой дня, берёт для анализа кровь и слюну, приносит утку для малой нужды, помогает учёным в проведении тестов.

 

Самое интересное происходит вечером. Все сутки испытатели, как медузы, колыхаются в ванных, но иногда их вынимают. Для некоторых тестов нужно иметь доступ к телу. Каждая минута вне ванны фиксируется.

 

А вечером в течение 15 минут проводятся гигиенические процедуры в условиях гравитации. Бригада включает подъёмник. Испытатель перекатывается на кушетку, и его подвозят к весам и измерителю роста. Он встаёт при помощи врача и замеряет показатели. Затем испытатель помещается в туалет с обычным унитазом, чтобы сходить по-большому, следом он ложится на помывочную кушетку и принимает душ лёжа. В этот момент бригада протирает плёнку и меняет простыню в ванне. Дальше в душевую по команде испытателя, укрытого полотенцем, ввозится кушетка с чистыми трусами и носками. Он в одиночестве перекатывается и одевается лёжа. Его довозят до ванны, сгружают, надевают футболку с датчиками эксперимента «Сон» и погружают в ванну. Всё максимум за 15 минут. Настоящая «Формула-1».

Практически идентичные изменения и в космическом полёте, и в иммерсии происходят с мышцами: снижается их тонус и уменьшается сила. В обоих случаях к этому приводит отсутствие опоры. Как оказалось, опора необходима для нормального функционирования скелетно-мышечного аппарата — кости, в отсутствие ударных нагрузок, возникающих на Земле при ходьбе и беге, теряют кальций и становятся хрупкими. В невесомости хрупкие кости не представляют опасности, однако при возвращении на Землю и при перегрузках это может привести к травме.

В отсутствие опорных стимулов страдают не только кости, но и мышцы. Как только космонавт переходит в состояние невесомости, его мышцы начинают терять тонус, что уже через несколько недель приводит и к функциональным изменениям. При воздействии «сухой» иммерсии происходит то же самое — от дня ко дню мышцы теряют тонус и силу, и при извлечении из иммерсии испытуемые чувствуют себя как рыбы, выброшенные на берег.

Однонаправленные изменения позволяют учёным провести более подробные исследования на Земле, освободив тем самым время космонавтов под другие задачи.

Ещё один немаловажный фактор космического полёта — это снижение физических нагрузок. Несмотря на то, что каждый день космонавты выполняют большой объём работы, довольно активно перемещаются по станции и занимаются физическими упражнениями, нагрузка на организм остаётся существенно меньше земной. Всё, с чем они взаимодействуют, не имеет веса, даже они сами. Следовательно, для достижения двигательной цели требуется совсем небольшое мышечное усилие.

В условиях иммерсии же испытателю запрещается генерировать лишние мышечные усилия, и за этим строго следят исследователи. Взамен испытуемый получает команду из 3–4 человек, исполняющих, словно джинны, его потребности и желания.

1 апреля
Четвёртые сутки полёта

 

«Испытываю на своём организме воздействия, аналогичные невесомости в космическом полёте. Как и там, у меня ноет спина (к счастью, несильно), немного заложен нос и есть проблемы с газами в желудке и кишечнике.

 

Каждый день я прохожу трёхчасовую электромиостимуляцию ног, что должно мне облегчить возвращение на Землю через две ночи. Утром во вторник я вернусь в привычное вертикальное положение. Мне стало значительно лучше, нежели во второй день иммерсии, организм привыкает. Но аппетит ещё не вернулся, ем усилием воли.

 

На завтрак у нас йогурты, разные каши на выбор, сухофрукты. Обед: суп (бульон с яйцом, грибной, с фрикадельками и так далее), второе блюдо, напиток, сухие хлебцы, салат. На ужин второе блюдо и салат.

 

Едим в положении с подушкой под спиной, чтобы нормально глотать. Но всё равно не очень удобно. Только в первый день, до начала острой адаптации, я ел всё, теперь — меньше половины положенного рациона.

 

Напитки: чай, вода, кисель и сок. Кофе нельзя по условиям эксперимента».

Важно понимать, что, несмотря на развитие технологий, не все исследования можно провести в космосе. В модели «сухой» иммерсии таких ограничений существенно меньше. Например, магнитно-резонансная томография (томограф на орбите — звучит фантастически!) и транскраниальная магнитная стимуляция в невесомости не проводились ни разу, но благодаря данным, полученным в иммерсии, у учёных имеется представление, чего можно ожидать в космосе.

Есть и такие исследования, постановка которых не только технически сложна, но и сопряжена с рисками для космонавта. Для примера можно вспомнить биопсию — изъятие маленького кусочка биологической ткани. Это исследование требует стерильных условий операционной и руки опытного хирурга, но даже при соблюдении всех условий существует небольшая вероятность осложнения. Для космонавта на орбите это неоправданный риск. Тем не менее подобные исследования проводятся в иммерсии и позволяют открыть тайны необычайно сложно устроенной скелетной мышцы.

Выше ростом

Чтобы рассказать, какие именно результаты можно получить благодаря модели «сухой» иммерсии, остановимся подробнее на серии экспериментов, посвящённых изучению болей в спине и увеличению роста космонавтов при переходе к невесомости.

Боли в спине возникают у космонавтов в первые дни полётов, а также у испытателей в условиях «сухой» иммерсии. В ходе предыдущих исследований удалось показать, что в условиях невесомости из-за изменения транспорта питательных элементов межпозвоночные диски увеличиваются, а внутри их структур накапливается жидкость. Кроме того, боль могла возникать из-за воздействия на чувствительные корешки спинного мозга в результате увеличения длины позвоночника.

Слева — изменения в позвоночнике испытателя в «сухой» иммерсии; справа — мышцы, участвующие в поддержании позы человека по В. С. Гурфинкелю / ИМБП РАН

Причиной этих нарушений, как показали исследования, проводившиеся в ГНЦ РФ — ИМБП РАН на протяжении ряда лет, может быть снижение тонуса мышц-экстензоров спины. Предположение о наличии мышц, участвующих в поддержании позы, было выдвинуто В. С. Гурфинкелем ещё в 1965 году.

Изменение тонуса в мышцах — разгибателях ног закономерно регистрировалось в предыдущих модельных исследованиях. Поэтому имелись основания предполагать, что в условиях невесомости снижается также и тонус мышц спины, которые участвуют в поддержании позы на Земле (они называются «позными»), где гравитационная нагрузка заставляет их оставаться в тонусе.

Для проверки этой гипотезы была проведена серия модельных экспериментов с «сухой» иммерсией различной длительности — от шести часов до пяти суток. При этом исследовался тонус мышц спины с определением показателей их поперечной жёсткости; параллельно средствами резонансной вибрографии, миотонометрии, магнитно-резонансной томографии изучались изменения позвоночника. Помимо этого, учёные измеряли рост человека и оценивали характер возникающего болевого синдрома.

2 апреля
Скоро домой

 

«У меня начались последние, пятые сутки сухой иммерсии в ИМБП РАН. Самочувствие хорошее. Я почти адаптировался к условной невесомости. Завтра утром выемка и множество тестов. Сегодня их тоже хватает.

 

Во время иммерсии испытатели участвуют в различных экспериментах. Это и изучение болевого порога («Альгометрия»), и изменения зрения в иммерсии, и умение контролировать нагрузку сжиманием ладони («Динамометр») и нажатием ступни («Педаль»).

 

Многие приборы, которые сейчас в наличии, либо есть на борту МКС, либо используются перед полётом и после него для экспериментов с космонавтами.

 

В свободное время я слушаю музыку и читаю книгу «За пределами Земли».

В результате выяснилось, что болевой синдром не относится к корешковой боли, а носит мышечный характер, без иррадиации. Пребывание в условиях гравитационной разгрузки сопровождается снижением тонуса (или поперечной жёсткости) разгибателей спины, относящихся к группе позных мышц, причём именно в первые часы и дни этот процесс идёт особенно выраженно.

Эти же изменения приводили к увеличению роста космонавта в условиях микрогравитации. В поясничном отделе позвоночника, по данным МРТ, увеличивалась высота межпозвоночных дисков и сглаживался поясничный лордоз.

Применение средства профилактики — костюма аксиального нагружения «Пингвин» в полете / ИМБП РАН

В группе исследований, в которой применялись средства профилактики, такие как костюм аксиальной нагрузки «Пингвин» и аппаратный комплекс миостимуляции, выраженность и оценка болевого синдрома, а также увеличение роста были меньше по сравнению с группой «чистой» иммерсии без применения средств профилактики.

Не только для космоса

Модель «сухой» иммерсии достаточно хорошо воспроизводит космические нарушения, но, помимо этого, ещё и помогает бороться с некоторыми заболеваниями. Например, курс иммерсионных ванн приносит облегчение людям с чрезмерно повышенным мышечным тонусом, мешающим им полноценно двигаться.

Принять иммерсионную ванну — хороший способ снизить артериальное давление. Механизм процесса прост: окружающая человека вода выдавливает кровь и лимфу из периферических сосудов в центральный кровоток, что воспринимается организмом как переизбыток жидкости и приводит к её удалению (естественным путём — увеличивается мочеотделение) и снижению давления. Кстати, для достижения этого эффекта погружение не обязательно должно быть «сухим» — наверное, многие замечали, что во время плавания начинает хотеться в туалет, и теперь вы знаете, почему.

3 апреля
На свободу с чистой совестью

 

«Утром в 9:30 для меня завершились пятые сутки сухой иммерсии. Меня извлекли из ванной. Нулевой день — один из самых важных, именно ради данных в этот день испытатели и лежат пять суток без опоры. На каталке меня доставили в лабораторию гравитационной физиологии, где сразу были проведены тесты по экспериментам «Архитектура», «Поза», «Полевой тест», а потом DEXA, «Динамометр», ТМС, «Тонус», «Изокинез».

 

Моё состояние улучшается с каждой минутой, сначала болела голова, словно я сдал 450 миллилитров донорской крови, немного тряслись ноги при тестах с закрытыми глазами. Теперь уже всё хорошо и живот не болит.

 

Сегодня я ночую в институте из-за эксперимента «Сон». Потом ещё два дня исследований, и 11 апреля — последний день, в который приключение с иммерсией для меня завершится. Это очень полезный опыт, который пригодится в будущем.

 

Интересно, что осенью в ИМБП планируется следующий этап иммерсии — 21 сутки. Но там будет особый набор».

Модельные эксперименты проводятся в специальных медицинских или научных заведениях, оснащённых уникальным оборудованием, под присмотром высококвалифицированных исследователей. В настоящий момент в ГНЦ РФ — ИМБП РАН проводится эксперимент с применением пятисуточной «сухой» иммерсии.

Интересно, что изменения, происходящие с организмом в иммерсии, могут моделировать не только космический полёт, но и состояние старческой саркопении — возрастной атрофии скелетной мускулатуры. В данной иммерсии впервые применяется низкочастотная электромиостимуляция мышц ног, направленная на профилактику негативных мышечных изменений. В ходе исследований на молодых, но детренированных испытуемых-добровольцах будут подобраны наиболее эффективные протоколы электрической стимуляции.

После завершения погружения испытуемым предстоит пройти разнообразные тесты, которые оценят, как изменились тонус мышц, их строение, а также вертикальная стойка и походка добровольцев.

Публикации, посвящённые медико-биологическим экспериментам в космосе и их моделированию, встречаются редко. В нашей статье была рассмотрена лишь небольшая часть этой обширной темы, включающей в себя самочувствие космонавтов на борту станции, запуски спутников, населённых животными, модельные эксперименты с участием приматов и космические технологии в реабилитации пациентов.

Литература

И. Б. Козловская, Д. А. Максимов, Ю. И. Воронков, И. Сунн, В. Н. Ардашев, И. Г. Дороган-Сущев, И. В. Рукавишников. Изменения поясничного отдела позвоночника и острая боль в спине при воздействии 3-суточной «сухой» иммерсии // Кремлевская медицина. Клинический вестник. — 2015. — № 2.

И. В. Рукавишников, Л. Е. Амирова, Т. Б. Кукоба, Е. С. Томиловская, И. Б. Козловская. Влияние гравитационной разгрузки на тонус мышц спины // Физиология человека. — 2017 . — № 3.