Представьте человека с прекрасным резюме на LinkedIn, которое впечатляет названием должности и кучей одобрительных отзывов. Часто при личной встрече красота этих формальных достижений быстро исчезает. Вне зависимости от того, насколько успешна его карьера, вы можете увидеть что-то удручающее, почти безжизненное в человеке, который без усилий продвигается по карьерной лестнице в юридической фирме. Невероятно тоскливо быть хорошо оплачиваемым профессионалом, чья единственная цель в жизни — заполучить столик в модном ресторане.

Независимо от того, стремимся ли мы получить новую работу, выйти на новый уровень в отношениях или работать над собой, мы всегда должны хотеть чего-то большего, чтобы чувствовать себя хорошо.

Нейробиологи согласны: ключ к удовлетворённости жизнью не в целях, которых мы достигаем, а в процессе поиска себя.

Нейробиолог Яак Панскеп (Jaak Panskepp) утверждает, что из семи основных инстинктов (гнев, страх, паника / горе, материнская забота, радость / похоть, игра и поиск) именно поиск наиболее важен. У всех млекопитающих есть система поиска, в которой дофамин — нейромедиатор, связанный с наградой и удовольствием, — участвует в координации деятельности по планированию. Это значит, что животные получают вознаграждение за исследование окружающей среды и поиск новой информации, необходимой для выживания.

В книге «Эмоциональная нейробиология» Панскеп описывает эксперимент. Крысы получают доступ к рычагу, при нажатии на который их ударяет током. И они многократно нажимают на этот рычаг, каждый раз получая сильный разряд. Они не испытывают при том удовольствия. Панскеп пишет, что, работая над такой стимуляцией, крысы выглядят чрезвычайно возбуждёнными, даже сумасшедшими. Они движимы не получением какой-либо награды, а необходимостью поиска себя.

Человеческое стремление к постоянному поиску помогает понять, почему достижение главных целей или выигрыш в лотерею не приводит к долгосрочным изменениям в ощущении счастья. Наше желание двигаться вперёд не должно быть причиной вечной неудовлетворённости.

Поиск сам по себе является полноценной деятельностью.

Эван Томпсон (Evan Thompson), профессор философии в Университете Британской Колумбии, говорит, что всю область философии можно рассматривать как выражение этого импульса постоянного поиска. Вместо того чтобы просто придумать ответ на философский вопрос и отправиться на покой, довольствуясь им, многие философы видят самоцель в процессе поиска. То же самое верно и для науки, и для искусства.

Если вы художник, всегда найдутся новые способы выражения, новые вещи, которые нужно создать и сообщить. Мир не стоит на месте, он постоянно меняется, поэтому приходится творить заново в свете этих изменений. Также и любой хороший учёный не считает, что в один прекрасный день наука придёт к концу. Наука — это вопросы, новый способ взглянуть на вещи, новые устройства. Она ничем не ограничена, и у неё не может быть финала.

Наличие врождённого человеческого стремления искать означает, что мы никогда не сможем по-настоящему осуществить все наши желания. Никогда не будет конца списку дел, будущим целям и планам, тому, что мы хотим достичь и увидеть. Но именно это и делает нашу жизнь счастливее.