Три человека, живущие с раком, поделились своим опытом с Лорой Вандеркам, автором книг по тайм-менеджменту и продуктивности. Лайфхакер публикует перевод статьи Лоры.

«Я быстрее завожу серьёзные разговоры»

Мэтт Холл узнал, что у него лейкемия в 2006 году, когда ему было 32. К счастью, его форма рака поддавалась лечению. Принимая лекарства, он мог вести относительно нормальную жизнь, но осознание этого пришло не сразу.

«Я помню, как мы ехали домой от врача, — говорит Мэтт. — Жена была за рулём, а я смотрел в окно на другие машины и людей. Жизнь на улице продолжалась, а моя, казалось, застыла на месте».

Через какое-то время, когда он осознал, что ему придётся жить с хронической болезнью, Мэтт решил, что ему нужен новый взгляд на жизнь.

«Теперь я стал более решительным и настойчивым, иногда окружающих это даже заставляет испытывать неловкость. Когда я хочу что-то сделать, я, как правило, это делаю, — делится Мэтт. — А ещё я быстрее завожу с людьми серьёзные разговоры». Мэтт смог основать совместный бизнес (Hill Investment Group), а также написал книгу.

У такого интенсивного ритма жизни есть свои недостатки. «Иногда это очень изматывает, — признаётся Мэтт. — Ты не даёшь себе времени просто расслабиться или не спеша вникнуть во что-то. Пожалуй, над этим мне ещё нужно поработать».

«Я не занимаюсь самобичеванием»

Журналистка Эрин Заммет узнала о своей болезни, когда ей было 23, и живёт с ней уже 15 лет. Её отношение ко времени тоже изменилось, но совсем не так, как у Мэтта.

«Раньше я всегда старалась выжать всё возможное из каждого дня, каждого часа, — говорит Эрин. — Я всё время что-то делала, чего-то добивалась и переживала из-за будущего.

После того, как я узнала о своём диагнозе, многое изменилось. Я поняла, что всё это неважно. Я могу вести относительно нормальный образ жизни, я чувствую себя хорошо, а это самое главное, так что можно расслабиться.

Я перестала просыпаться с мыслью, что сегодня я должна завоевать весь мир. Да, у меня по-прежнему есть цели, но я не схожу из-за этого с ума. Если мне вечером хочется просто посмотреть сериал, я так и делаю и не занимаюсь при этом самобичеванием».

О своём опыте жизни с раком Эрин написала книгу.

«Я обрела чувство покоя»

Лайла Банихашеми, нейробиолог, старший преподаватель психиатрии Питтсбургского университета, узнала о том, что у неё рак, когда ей было 32, всего через несколько месяцев после свадьбы. В течение следующего года она прошла через химиотерапию, операцию и облучение.

«До болезни я практически всё своё время посвящала работе, — рассказывает Лайла. — Конечно, были вещи, которыми я хотела заняться, но всегда находилось что-то более важное, так что я просто откладывала их на потом. Я постоянно волновалась из-за будущего и из-за этого не замечала других возможностей.

После лучевой терапии у меня были симптомы посттравматического стресса, и я стала искать разные способы восстановления на эмоциональном и духовном уровнях. Я решила пройти обучение на инструктора йоги. Я давно об этом мечтала, но у меня никогда не хватало времени.

Я занималась по выходным, проводила в студии около 10 часов. Это помогло мне обрести чувство покоя. Теперь я гораздо меньше переживаю из-за будущего. Я чувствую, что я на правильном пути, что всё в жизни будет так, как суждено».


Каждый выносит для себя собственные уроки, но можно проследить и общую мысль: живя с раком, люди понимают, что нет смысла тратить время и силы на то, что не кажется нам важным и не доставляет радости. И не стоит так переживать из-за будущего.