Пятый сезон знаменитого сатирического сериала-антологии Чарли Брукера стартовал 5 июня на канале Netflix. От премьеры ждали чего-то принципиально нового, ведь до этого Брукер удивил зрителей интерактивным фильмом «Брандашмыг». А ещё раньше, в финале четвёртого сезона, Летиша Райт демонстративно сожгла музей «Чёрного зеркала».

Показали ли в новых сериях что-то небанальное? Скорее нет, чем да. Сериал пошёл по проторённым дорожкам и повторяет сам себя. Новые эпизоды абсолютно разные по стилистическому и жанровому наполнению, но при этом в них очень мало самобытного. Но если захотеть, ценные уроки из них всё-таки можно вынести.

1. Striking Vipers. Благодаря технологиям можно узнать себя с неожиданной стороны

Практически весь актёрский состав первого эпизода пришёл из экранизаций комиксов. Энтони Маки больше всего известен по своей роли Сэма Уилсона — супергероя по прозвищу Сокол — из кинематографической вселенной Marvel. Яхья Абдул-Матин сыграл Чёрную Манту в фильме DC «Аквамен» (2018). Француженка Пом Клементьефф известна как Мантис из «Стражей Галактики». Что касается актёра канадско-китайского происхождения Луди Лина, то он был капитаном армии Атлантиды Мёрком в «Аквамене» (2018) и сыграл Зака Тейлора в перезапуске «Могучих рейнджеров» (2017).

Пожалуй, это не простое совпадение. Действие эпизода вращается вокруг видеоигры в жанре файтинга, напоминающей одновременно Mortal Kombat и Tekken.

38-летний Дэниэл Паркер (Энтони Маки) и его жена Тео (Николь Бахари) пытаются завести второго ребёнка, но главному герою сексуальная жизнь в браке давно не приносит прежней радости. Неожиданно на дне рождения Дэниэла появляется его давний друг Карл (Яхья Абдул-Матин) и дарит VR-версию файтинга, который они обожали в молодости.

Находясь в телах своих аватаров — женском и мужском соответственно, — Карл и Дэниэл понимают, что их тянет друг к другу. Это заставляет героев столкнуться со сложностями самоопределения и в какой-то момент подвергнуть сомнению свою гетеросексуальность.

Фабула кажется очень знакомой. Один из предыдущих эпизодов «Чёрного зеркала» — «Сан-Джуниперо» — уже поднимал похожую проблему. Показанная в нём технология позволяла загрузить сознание людей (в том числе уже умерших) в систему имитации реальности. Одна из двух главных героинь «Сан-Джуниперо» схожим образом мучилась проблемой самоопределения, разрываясь между чувствами к покойному мужу и влюблённостью в новую подругу. Сюжетную параллель можно найти и с классическим эпизодом «История всей твоей жизни», в котором технологии тоже вмешивались в отношения пары и подвергали их испытанию.

Эпизод оставляет смешанные ощущения. Сначала Брукер активно намекает, будто героев в реальности сдерживают социально-гендерные рамки, а виртуальная реальность служит выходом для вытесненных сексуальных переживаний. Однако в итоге выясняется, что в реальности Дэнни и Карла друг к другу совсем не тянет. Именно поэтому первая серия так разочаровывает. Когда герои сами не могут разобраться в своих чувствах, сложно упрекнуть в этом зрителя.

2. Smithereens. Бывают ситуации, когда никакие технологии не помогут

Кристофер Гелхейни (Эндрю Скотт) работает водителем такси и принимает заказы исключительно рядом с офисом разработчиков приложения Smithereens («Осколки») — чего-то вроде глобальной социальной сети.

В какой-то момент Гелхейни удаётся похитить сотрудника «Осколков» по имени Джейдан Томас (Демсон Идрис). Цель — поговорить с владельцем компании Билли Бауэром (Тофер Грейс). Но Бауэр находится в США и практически недоступен. Пока сотрудники «Осколков» пытаются выйти на связь со своим начальником, полицейские выясняют, что Кристофер когда-то пострадал в автоаварии. Но одно им непонятно — как этот факт связан с «Осколками» и зачем безумному шантажисту понадобился именно Бауэр?

Smithereens — один из немногих эпизодов «Чёрного зеркала», где нет причудливых технологий, порождённых фантазией Брукера.

Вопрос вреда, который приносит прогресс, здесь также не обсуждается. Это очень простая история об отчаявшемся человеке, которую ещё и невероятно украсила игра Эндрю Скотта, прославившегося ролью Мориарти в телесериале «Шерлок».

В дивном новом мире молодой миллионер Билли Бауэр — изобретатель глобальной социальной сети, — уподобился Богу. Он и сам сравнивает себя с Творцом. Но даже Богу всё ещё нечего сказать в ответ на взволнованный монолог Гелхейни: ведь никаким технологиям не под силу вернуть умерших.

3. Rachel, Jack and Ashley Too. Посланиям поп-звёзд не стоит верить, ведь за ними стоят жадные продюсеры

Малообщительная школьница Рейчел (Энгаури Райс) живёт с отцом и сестрой по имени Джек (Мэдисон Девенпорт) и обожает популярную певицу Эшли О (Майли Сайрус). На день рождения девочка получает куклу со встроенным искусственным интеллектом, созданную по образу и подобию любимой звезды.

Однако за красивым фасадом сценического образа певицы стоит деспотичная тётя Кэтрин, которая решает всё: как Эшли будет выглядеть, что будет говорить на интервью. Когда юная звёздочка отказывается подчиняться, тётушка при поддержке сообщников помещает Эшли в контролируемую кому. При этом особая технология позволяет извлекать песни прямо из мозга девушки.

Серия не только затрагивает проблему истинного и ложного искусства, но и пересекается с биографией звезды эпизода Майли Сайрус.

Как и её героиня Эшли, певица когда-то взбунтовалась и поменяла свой стиль, превратившись из эталонного продукта компании Disney в ходячую провокацию.

Эпизод также критикует сомнительные послания поп-звёзд и их влияние на тинейджеров. Кукольная копия Эшли, словно бесконечный конвейер, одно за другим выдаёт бессмысленные вдохновляющие напутствия-мотиваторы. И в какой-то момент Джек прячет куклу на чердаке, посчитав, что всё это только навредит сестре и не даст ей адекватно оценить свои способности.

Ещё один скользкая этическая проблема, которую выносит на обсуждение Чарли Брукер: можно ли заменить живого артиста голограммой? Вопрос этот касается как виртуальных персонажей вроде японской певицы Хацунэ Мику (Hatsune Miku), так и компаний, которые зарабатывают на образах мёртвых знаменитостей.

Что касается проблемы переноса человеческого сознания, она не нова и уже не раз разбиралась в сериале (эпизоды «Белое Рождество», «USS Каллистер», «Повесь диджея», «Чёрный музей»). Хотя концепция «Рэйчел, Джек и Эшли тоже» в этом смысле больше напоминает эпизод «Я скоро вернусь», где человеческое сознание конструировалось заново на основе воспоминаний и данных из социальных сетей.