Что произошло

Чтобы сдержать рост заболеваемости коронавирусной инфекцией, президент Владимир Путин объявил неделю с 28 марта по 5 апреля нерабочей — с сохранением заработной платы. Деньги сотрудникам за это время должны быть выплачены за счёт работодателя.

Из‑за эпидемии многие компании лишаются не только сотрудников, но и клиентов. Режим самоизоляции не способствует развитию экономики, хотя без него и не обойтись. Так что бизнес, особенно малый и средний, находится под ударом. Ещё до объявления выходных предприниматели забили тревогу. Основательница сети семейных кафе «АндерСон» Анастасия Татулова в колонке в Forbes написала «Нам осталось несколько недель»: как коронавирус убивает малый бизнес в России , что этот кризис фатален и многие находятся под угрозой банкротства.

Из мер поддержки бизнесу предложили полугодовую отсрочку (не отмену) налогов, кроме НДС. Ещё отсрочили арендную плату за федеральное имущество, снизили размер страховых взносов с зарплат выше МРОТ с 30 до 15%, расширили программы льготного кредитования для малого и среднего бизнеса. Но здесь есть нюансы. Например, через полгода налоги всё равно придётся заплатить, но не факт, что доходы будут. Так что эти меры бизнес воспринял без энтузиазма. Мэр Москвы Сергей Собянин в интервью Собянин выступил против выплат из бюджета россиянам за нерабочие дни Первому каналу заявил, что неправильно оказывать гражданам финансовую помощь из казны, так «бюджеты треснут». По его мнению, «у большинства предприятий хватит ресурсов, чтобы обеспечивать ту часть людей, которые сегодня не работают».

2 апреля карантинные каникулы были продлены до конца месяца. Лайфхакер выяснил у предпринимателей, как они к этому относятся и что думают о будущем.

«Забыли уточнить, где деньги взять»

По очевидным причинам многие предприниматели шокированы происходящим и настроены довольно пессимистично.

«Вопрос у всех один: „Как будем выживать?“»

Татьяна Степанова
Владелица сети розничных магазинов мужской и женской одежды.

2 апреля я напряжённо ждала выступления президента. Сомнений не было, что в случае продления самоизоляции ситуация будет названа чрезвычайной. Но этого не произошло. Нам продлили каникулы на весь апрель, а по сути до конца первой декады мая. Это конец?

Я общаюсь в чате с другими представителями малого бизнеса, вопрос у всех один: «Как будем выживать?» Фраза по поводу сохранения зарплаты звучала из уст президента очень оптимистично. Поначалу хотелось заплакать, потом открыть окно и кричать во всё горло. Что нам делать, смириться? И безучастно смотреть на то, как умирает твой бизнес? Или он уже умер, а мы пребываем в иллюзиях? Видимо, так и есть.

Никаких мер по поддержке бизнеса озвучено не было. У меня два магазина розничной торговли. Аренда, люди, обязательства по налогам, кредитам. Банки не дремлют — звонят, пишут, угрожают штрафами. Я готова давать сотрудникам вещи, чтобы они постарались их реализовать, взяв деньги в счёт зарплаты. Перед закрытием так и поступила, но в режиме самоизоляции продать что‑либо кому‑то сродни чуду. У большинства денег просто нет. Но больше ничего придумать не смогли.

Друг познаётся в беде. Видимо, государство в очередной раз подтвердило: оно нам не друг.

«Думать команды не было»

Дмитрий Биге
Директор по развитию бизнеса сервиса аренды вещей Next2U.

Основной посыл от президента бизнесу: «Разбирайтесь как хотите». Если после первого обращения можно было посчитать, что торопились, не всё продумали, то сейчас сомнений нет: думать команды не было. Режим ЧС мы не введём, потому что платить государству придётся. Работник — сиди дома (что правильно) и получай зарплату. Работодатель — плати, но забыли уточнить, где деньги взять. Особенно прекрасно компаниям, которые могут работать удалённо. Формально указ президента велит прекратить работу и им тоже. Просто отдыхайте.

Последствие одно: банкротства малого и среднего бизнеса и крах экономики. Мера поддержки одна: прямая дотация населения. То есть буквально раздача денег для поддержки людей и экономики в конечном счёте. Только денег нет, и занять их негде, поэтому объявляем нерабочие дни. И вот HR с юристами уже неделю пытаются найти это понятие хотя бы в одном законе или подзаконном акте в стране.

«Боюсь загадывать, что будет»

Зоя Винниченко
Генеральный директор ООО «Новые технологии», президент ассоциации «Деловая Петербурженка».

Это убьёт российский бизнес. Неделю мы с трудом продержались. Я выплатила сотрудникам зарплату из резервного фонда, но денег больше нет. У меня работают три инвалида, многим сотрудникам за 60. Моя компания занимается поставками профессиональных электроинструментов, их ремонтом и гарантийным обслуживанием, поэтому вариант удалённой работы у меня невозможен.

Предыдущие кризисы мы проходили за счёт уникальных предложений по ассортименту, обучению клиента работе с ним и индивидуальных решений. Но я боюсь загадывать, что будет сейчас.

«Живые ещё есть, и мы будем бороться до конца»

Татьяна Ходанович
Управляющий директор Pharmedu.

Выступление президента повергает бизнесменов в шок каждый раз. Неделю каникул пришлось проглотить. Понимали, что если ситуация будет ухудшаться, то введут карантин или ЧС, что даст право хотя бы воспользоваться пунктами про форс‑мажор в договорах. Но нет, каникулы за счёт работодателей продолжаются. Те мизерные льготы на соцвыплаты, которые дали, вступают в силу только 1 апреля. А мы помним, что всё это началось раньше. Мы в этом кошмаре живём уже с середины марта.

Сотрудники все на удалёнке, и, при всём уважении к интернет‑форматам, они не могут быть такими же эффективными дистанционно. Тому причин масса, и дело даже не в добросовестности: дети дома, не у всех есть возможность уединиться, накладываются страхи, нужно постоянно думать, чем кормить семью. При этом соцвзносы у компаний оплачены, налог на прибыль, НДС за первый квартал будем платить все вместе, арендные каникулы не предвидятся. Придётся искать, как сокращать хоть какие‑то издержки, и выяснять, на сколько времени нам хватит сил находить возможность платить зарплаты.

Никто в правительстве не понимает, что такое реалии малого бизнеса. Мы платили налоги, и пришло время, когда нам их надо вернуть, чтобы помочь выжить. Но они уверены, что малого и среднего бизнеса нет, он мёртв. А тут живые ещё есть, и мы будем бороться до конца!

«Я честно платила налоги, а лучше бы деньги откладывала на чёрный день»

Для многих предпринимателей, потерявших клиентов всерьёз и надолго, спасательным кругом может стать переформатирование. Именно этим некоторые и занимаются: пытаются встроить бизнес в актуальные реалии. Получается у всех по‑разному.

«Подать на банкротство — лучший выход»

Артём Табунин
Генеральный директор ПЦ «Аксиома».

Наша компания помогает образовательным учреждениям собирать и учитывать платежи. Для нас всё началось ещё 18 марта с введением школьных каникул и продлится до сентября. Сейчас наша выручка равна нулю. К счастью, мы успели до выходных провести оптимизацию расходов, потому что теперь это делать гораздо сложнее.

Я думаю, эти три недели губительны и для многих бизнесменов подать на банкротство — лучший выход. Выживут те немногие, у кого низкие издержки, есть запас прочности и кому удастся адаптироваться к новой ситуации, переорганизовав свой бизнес. Мы решили предложить своей аудитории новую услугу: запускаем спортивный детский марафон на базе нашего приложения для платежей. По нашим наблюдениям, спрос на развлекательный контент для школьников возрос, посмотрим, что из этого выйдет.

«Если карантин продлят, можно закрываться»

Марина Атякшева
Владелица сети студий персонального тренинга «ЛАЙТ».

Выживаем как можем. Сейчас перешли на онлайн‑тренировки, но многие клиенты не хотят заниматься по видеосвязи. Насчёт аренды ничего не ясно. До объявления самоизоляции арендодатель дважды категорично отказал в арендных каникулах. Сейчас надеемся на отмену аренды, так как даже половину её покрыть не сможем. Если карантин продлят и на май, можно закрываться. Летом фитнес не востребован, и платить ещё три месяца простоя будет нечем. Помогло бы положение об арендных каникулах для фитнес‑клубов и салонов красоты, а также хоть какое‑то пособие тем, кто является ИП в сферах, которые терпят убытки.

Я всегда честно платила все налоги и взносы в пенсионный, а лучше бы эти деньги откладывала на чёрный день, который наступил.

«Самое негативное в этой ситуации — неопределённость»

Олег Козырев
Директор по маркетингу сервиса по поиску и бронированию туров Travelata.ru.

Ситуация приобретает абсурдный характер: экономику, по сути, поставили в режим ожидания, но надо понимать, что статус‑кво уже не работает. Правительство должно сделать следующий шаг — ввести ЧС, но оно его постоянно откладывает. Устраивать выходные, которые таковыми на самом деле не являются, — очень странная мера. Любой простой — смерть для бизнеса, ведь доход зависит от оборота, а его делают люди. Единственное, что нужно в такой ситуации, — чётко сформулировать меры поддержки, которые должны базироваться на замещении потерянных бизнесом доходов. Но это, к сожалению, сделано не было.

Меры стимуляции очень невнятны. Категории бизнеса, которому они будут оказываться, чётко не сформулированы, как и нет конкретных правил поддержки. Мы видим только словесные интервенции: уменьшить страховые отчисления с 30 до 15%. НДС остаётся, а это основной налог для большинства предприятий, по остальным налоговым отчислениям — отсрочка. Как потом выплачивать эти налоги — непонятно.

Самое негативное в этой ситуации — неопределённость и отсутствие уверенности у подавляющего большинства бизнесменов в даже среднесрочной — до полугода — перспективе. Если говорить о сфере путешествий, наш сегмент рынка пострадал не от нерабочих недель, а от карантинных мер и нарушения логистических цепочек. Вся работа сейчас ведётся в рамках урегулирования претензионной нагрузки от клиентов, которые оказались в непростой ситуации. Мы с этим справляемся благодаря значительным резервам, которые были сформированы в компании. После текущего провала рынок «отрастёт», и мы будем готовы к этому.

«Если ситуация затянется, придётся прощаться с сотрудниками»

Некоторые компании всё ещё чувствуют себя нормально. Им не пришлось спешно переводить сотрудников на удалёнку, потому что они и так работали дистанционно. Однако и для них риски есть. Во‑первых, неизвестно, сколько в действительности продлятся ограничения и насколько разрушительными будут для экономики. Во‑вторых, бизнес не может существовать без клиентов. Значит, если одна отрасль просядет, она неминуемо потянет за собой другие.

«По многим компаниям кризис ударит второй волной»

Анастасия Фёдорова
Руководитель коммуникационного агентства PinkSweater PR.

Мы уже несколько лет практикуем удалённый формат работы, и продление самоизоляции на повседневных процессах агентства скажется не очень сильно. Однако мы завязаны на коммуникацию с клиентами, которые пока не дают обратной связи, как будут обстоять дела у них. Сложно сейчас что‑то прогнозировать: ситуация меняется не то что каждый день, а каждый час.

Я сама как руководитель агентства настроена не сказать чтобы оптимистично. У меня много тревоги в связи с тем, как трансформируются рынки наших заказчиков: всем уже тяжело и будет ещё тяжелее. Главная задача для нас сейчас — это попытаться сохранить прежние объёмы работы и, соответственно, выручки. Наверное, мне бы стало легче, если бы малый и микробизнес мог получить налоговые льготы, причём в качестве не одномоментной поддержки, а пролонгированной. По многим таким компаниям кризис ударит второй волной через несколько месяцев.

«Терять клиентов и новые заказы в кризис просто неразумно»

Инна Анисимова
Генеральный директор коммуникационного агентства PR Partner.

Мы с сотрудниками на удалёнке с 18 марта, а поэтому и в первую неделю выходных работали: это безопасно для всех и не противоречит указу. Плюс терять клиентов и новые заказы в кризис просто неразумно: ​это наша выручка и ресурс для оплаты труда. Пока у нас есть подушка безопасности на шесть месяцев.​ Но если ситуация затянется, увы, сначала придётся прощаться с теми, кто на испытательном сроке, после — с теми, кто работает давно. Сокращения будут неизбежны.

Временная отмена налогов и финансовая поддержка для малого и среднего бизнеса смягчили бы положение компаний. Но вряд ли государство пойдёт на такой шаг. Поэтому мы планируем продолжать работать, но выкладываться уже не в два, а три раза больше. Иначе сейчас нельзя.

«У роста продаж и трафика будет отложенный эффект»

Анна Знаменская
Директор по глобальному развитию бизнеса Rakuten Viber.

Этот месяц выходных окажет крайне негативное влияние на экономику, особенно на малый и средний бизнес. Те, кто сейчас видят рост трафика и продаж и радуются этому, должны понимать, что у этого всего отложенный эффект. Сейчас люди сидят дома, потребляют платный цифровой контент, заказывают продукты и готовую еду. Через месяц‑два у многих не будет источника доходов и поток онлайн‑выручки иссякнет. Рекламный рынок также начнёт схлопываться. Конечно, digital — это самое востребованное медиа у рекламодателей, но вместо 10–15% роста в этом году, я полагаю, мы получим 15‑процентное падение, и это в лучшем случае.

«Было бы здорово, если бы власти проявили искренность»

Вместо нынешних полумер поддержки предприниматели хотят определённости и реальных возможностей для спасения.

«Дело не только в обращении президента»

Оксана Салихова
Генеральный директор агентства Vein Technologies.

Что остаётся делать? Принимать этот челлендж, стараться выполнять свои обязательства, бороться, выживать. В целом же ничего нового не произошло, малый бизнес — а большинство агентств относятся к малому или микробизнесу — никогда не получает никакой поддержки от государства и всегда первым попадает под удар. Дело не только в обращении президента. Идёт последовательное погружение. Сначала полное падение event‑рынка, затем последует снижение заказов по другим направлениям (digital, креатив): клиентам же точно так же нужно будет резать издержки, чтобы платить зарплату в апреле. Этакие голодные игры в действии.

Сейчас поможет любой шанс сократить затраты или пополнить денежный поток: отмена налогов (НДС, УСН), кредиты на нормальных условиях (у агентств обычно нет активов, поэтому получить кредиты сложно) и возможность продолжать реализовывать проекты, например получать справки на перемещения для проведения съёмок или организации доставок.

«Главная мера поддержки — стабилизация ситуации»

Владимир Волобуев
СЕО компании MyGenetics.

Базовая ценность нашей компании — искренность. Было бы здорово, если бы и власти проявили искренность и сделали всё в соответствии с реальностью. То есть ввели бы режим ЧС и не прикрывались бы юридической коллизией о нерабочих, но оплачиваемых днях и режиме самоизоляции. Это только запутывает граждан и не внушает доверия. Сейчас бизнес не может прогнозировать следующий шаг правительства.

Мне хочется, чтобы у нас было понимание того, что будет дальше. Самая главная мера поддержки для бизнеса сейчас — это стабилизация ситуации и начало хоть какой‑то экономической деятельности в стране. Мы занимаемся ДНК‑тестированием, и наша компания обладает необходимыми мощностями для проведения тестов на коронавирус. Мы могли бы принести благо всему обществу, если бы ДНК‑компаниям разрешили проводить тесты на COVID‑19 всем желающим.

Если у вас есть бизнес, поделитесь своим мнением и планами выживания в комментариях.