Джонатан Гершуни (Jonathan Gershuny)
Социолог, профессор Оксфордского университета, директор Центра исследования бюджета времени

Общее количество времени, которое люди тратят на работу в Европе и Северной Америке за последние несколько десятилетий не выросло. Более того, результаты исследований подтверждают, что те люди, которые считают себя очень загруженными, обычно не так уж и заняты.

В чём же дело?

С одной стороны, это связано с экономикой. Когда она развивается, а доход населения растёт, время буквально становится более ценным. Каждый отдельно взятый рабочий час стоит дороже, чем раньше, поэтому мы всё время стремимся успеть как можно больше.

С другой стороны, влияет и тип работы. Раньше, когда люди занимались в основном земледелием и промышленным производством, работа хоть и была физически тяжёлой, но имела определённые рамки. Нельзя собрать урожай до того, как он созреет; нельзя из имеющегося количества материала произвести больше продукции.

Сейчас всё изменилось. Как сказал Тони Крэбб (Tony Crabbe), автор книги «БезУмно занят. Как выбраться из водоворота бесконечных дел», мы живём в «бесконечном мире». Нас всегда ждут новые входящие сообщения, очередные совещания, всегда нужно ещё что-то прочитать или обдумать. Благодаря современным технологиям мы можем работать, где бы мы ни находились: дома, в отпуске или в спортзале. Естественно, в результате мы чувствуем себя перегруженными.

Несмотря на то, что наши физические возможности и запасы энергии ограниченны, мы пытаемся выполнять бесконечное число дел. Мы постоянно испытываем социальное давление на работе и дома и пытаемся сделать всё, хотя это не только сложно, но физически невозможно.

Неудивительно, что мы постоянно смотрим на часы. При этом исследования психологов подтверждают, что такая зацикленность на времени фактически приводит к снижению показателей работы   Michael A. DeDonno. Perceived time pressure and the Iowa Gambling Task. , не говоря уже о способности сопереживать   J. M. Darley, C. D. Batson. From Jerusalem to Jericho: A study of Situational and Dispositional Variables in Helping Behavior. . Поэтому, когда мы перегружены, мы часто неудачно распределяем своё время: берёмся за то, что не можем закончить, или выполняем сначала незначительные дела, а важные оставляем на потом. Вот и получается замкнутый круг.

Пожалуй, худшее в том, что такой образ мышления распространяется и на наше свободное время. Даже когда у нас выдаётся час или два на отдых и восстановление, нам кажется, что и их нужно провести «продуктивно».

Если и есть лекарство от этой эпидемии занятости, кроме повсеместного введения 21-часовой рабочей недели, то оно заключается в осознании того, до чего нелогичным стал наш взгляд на жизнь.

Раньше символом богатства, успеха и социального превосходства была возможность не работать. Сейчас показатель высокого статуса — занятость. «Состоятельные люди в нашем обществе часто очень заняты, и не без причины, — говорит Гершуни. — Если вы спросите кого-то, занят ли он, скорее всего в ответ вы услышите: „Конечно, занят, ведь я не хуже других!“»

Выводы

Мы слишком часто измеряем свою ценность не по тем результатам, которых достигли, а по тому, сколько времени на это потратили. Мы живём в бешеном темпе — отчасти потому, что это даёт нам ощущение собственной важности. Если задуматься, это совершенно бессмысленно. Может быть, мы бы и поняли это, если бы нашли время поразмыслить. Вот только мы всё время заняты.