Завершился второй сезон одного из главных проектов HBO — «Большой маленькой лжи». Его сюжет прямо продолжает историю, которую представили два года назад в первом сезоне: после случайного убийства Перри Райта (Александр Скарсгард) героини пытаются скрыть свою причастность, выдав его смерть за несчастный случай.

Но каждая из них тяжело переживает случившееся. А вдобавок ко всему в город приезжает Мэри Луиз Райт (Мерил Стрип) — мать убитого. Она решила позаботиться о своих внуках и всеми силами пытается докопаться до правды.

Даже сама завязка второго сезона выглядит проще и отличается от изначальной идеи сериала. И этому есть простое объяснение.

«Большую маленькую ложь» хотели закончить на первом сезоне.

Этот проект основан на книге, и её сюжет полностью пересказали в первых семи сериях, подведя к логичному финалу. Но сериал стал настоящим хитом, завоевав любовь и у публики, и у критиков, и тогда продюсеры приняли решение о продлении.

Именно это и оказалось основным недостатком продолжения. Оно казалось просто ненужным. Режиссёр Жан-Марк Валле создал цельный семичасовой фильм в собственной нелинейной манере, представив зрителям новый вид детектива: весь первый сезон не известно не только имя убийцы, но и сама жертва.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Селеста Райт

А в финале выяснилось, что важнее здесь было не само преступление, а прошлое Джейн (Шейлин Вудли), о котором навязчиво напоминали флешбэки.

Казалось, что тогда поставили точку. Но теперь есть второй сезон. И с ним всё далеко не так однозначно.

Сложности съёмок и сравнение с оригиналом

В первых эпизодах сразу бросается в глаза, что продолжение потеряло почти все фирменные черты оригинала. Изменился даже видеоряд. Валле отказался снимать новые эпизоды, и вместо него наняли режиссёра Андреа Арнольд, которая привнесла своё видение: добавила ручной камеры, отказалась от нелинейности и плюсом к этому иначе обошлась с цветовой гаммой.

Такая идея даже хороша. Раз уж режиссёр другой, то нет смысла копировать его стиль, лучше показать новый подход. Но, как выяснилось позже, за финальный монтаж отвечал всё тот же Жан-Марк Валле. И потому примерно с середины сезона возвращаются стандартные для него флешбэки, нелинейное повествование и включение саундтрека в сюжет.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Селеста и Мэри Луиз Райт

Но если раньше это было значимой частью истории, то теперь создаёт лишь ощущение слишком резкого перехода между сценами и оборванного сюжета: всё-таки чувствуется, что исходный материал принадлежит другому автору.

Возможно, подход Арнольд был чуть проще и более «лобовым», но всё же он добавлял картинке свежести. А ближе к финалу действие иногда становится откровенной копией сцен из первого сезона.

И это создало ещё больше проблем. Ведь продолжение неизбежно сравнивают с оригиналом. Даже во времена выхода второго сезона «Настоящего детектива», который многие критиковали, среди зрителей появилась поговорка:

Главная проблема второго сезона этого сериала — существование первого.

А «Большая маленькая ложь» попадает в ещё более сложную ситуацию. Покинув проект, Валле выпустил мини-сериал «Острые предметы» с Эми Адамс, во многом посвящённый теме детских травм и взаимоотношений детей и родителей.

Осознанно или нет, сценаристы второго сезона «Большой маленькой лжи» взялись за тот же мотив: в сюжете появляются родители Бонни (Зои Кравиц) и, главное, Мэри Луиз Райт. Схожая проблематика заставляет сравнивать сериал с новой работой Валле. И снова не в пользу «Большой маленькой лжи».

Недостаток динамики и интриги

Отсутствие литературной основы поставило авторов перед непростой задачей. Первый сезон был построен как детектив, он плавно подводил героинь к финальной точке — убийству — и одновременно показывал расследование преступления. И уже в этой захватывающей оболочке разворачивалась драматическая составляющая.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Джейн и Зигги Чэпмен

Устраивать во втором сезоне новую трагедию было бы сродни превращению сериала в «Она написала убийство»: такой ход разрушил бы всю реалистичность ситуации. Поэтому сценаристы выбрали честный, но не самый выгодный способ — просто оставили героинь переживать произошедшее.

Честный, потому что это соответствует самой идее продолжения. Раз уж второй сезон — по сути, рефлексия авторов на популярность первого, то пусть и персонажи пытаются разобраться с тем, что произошло.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Рената и Гордон Клайн

А невыгодно это, поскольку продолжение потеряло всю интригу и теперь захватывает не сюжетом, а лишь знакомыми персонажами. Они раз за разом возвращаются к темам прошлого и стараются вникнуть в цепочку слухов и подозрений, которые распространяются в обществе.

У каждой из героинь возникают свои проблемы. Селеста (Николь Кидман) пытается сладить с навязчивой свекровью, которая одержима гибелью сына, Джейн пробует начать новую жизнь, но слухи об отце её ребёнка уже разошлись, Мадлен (Риз Уизерспун) ссорится с мужем, а Рената (Лора Дерн) выясняет, что их семья обанкротилась. Но хуже всех дела у Бонни: она никак не может отойти от произошедшего и полностью уходит в себя.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Бонни Карлсон

Объединяет их лишь одно — ложь. И в этом плане второй сезон вполне оправдывает название сериала. Он по большей части и посвящён тому, как обман и невозможность открыться влияют на семейные отношения. А точнее, разрушают их, приводя к пониманию, что правда, какой бы страшной она ни была, даёт главное — доверие.

Но, к сожалению, такое построение сюжета слишком сильно делит его на линии, которые теперь почти ничего не объединяет. Героини иногда пересекаются, но большую часть времени разбираются каждая со своими заботами. И о целостной истории речи не идёт.

И всё же это очень важная история

Но все эти недостатки видны лишь при сравнении продолжения с первым сезоном. Можно сколько угодно говорить о проблемах и недоработках, однако «Большая маленькая ложь» всё равно остаётся одним из самых важных высказываний о домашнем насилии и отношениях на телевидении за последние годы.

Первый сезон поднимал несколько очень важных тем. И в первую очередь говорил об эмоциональной привязанности к насильнику и постоянных попытках жертвы оправдать его в своих глазах.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Джейн Чэпмен и Мэри Луиз Райт

Второй сезон развивает эту идею дальше и показывает, что мучитель, как это ни странно, может не отпускать жертву даже после своей смерти. Во-первых, потому что нарушился привычный уклад жизни. Во-вторых, потому что общество всё ещё стремится его оправдать.

А в роли «общества» здесь выступает мать Перри Райта. И авторы поступили совершенно разумно, взяв на эту роль Мерил Стрип. Её актёрский талант позволил создать настолько реалистичного персонажа, что с определённого момента её хочется просто ненавидеть.

Она раз за разом задаёт одни и те же жуткие вопросы, которые, к сожалению, так любят повторять в реальности при обсуждении подобных бед:

Почему ты не ушла от мужа? Почему не обратилась в полицию? А, может, ты сама так хотела?

Всё это вкупе с давлением на самые светлые воспоминания и апеллирование к семейным узам превращается для жертв в настоящую пытку.

Эта линия, разумеется, сконцентрирована на Селесте и Джейн. Но и остальные героини не превращаются в простой фон. Ведь объединяющая их ложь отдаляет женщин от их семей. В результате оказывается, что Мадлен может искренне разговаривать с не самой приятной Ренатой, но скрывает всё от мужа.

А Бонни фактически остаётся одна со своими переживаниями. О подобных темах в кино и детективах говорить не очень любят. Почему-то в сценариях принято считать, что справедливое убийство или самозащита даются человеку легко. На самом же деле такая травма переживается очень тяжело и буквально разрушает героиню изнутри.

«Большая маленькая ложь», 2 сезон, Бонни, Селеста, Джейн и Рената

К тому же у Бонни добавляется ещё одна проблема — непростые отношения с матерью. Здесь ярко выглядит контраст с Мэри Луиз Райт: родители желают Бонни только добра, но они даже не пытаются выслушать мнение дочери.

Эти линии не сойдутся в конце каким-то причудливым и неожиданным образом. «Большая маленькая ложь» окончательно перестала быть детективом. Теперь это очень эмоциональная драма о посттравматическом расстройстве и тяжёлой ноше лжи.


Нельзя отрицать, что продолжение захватывает меньше, чем первый сезон. В нём слишком много затянутых сцен, есть несколько не очень нужных драматических линий, а герои иногда выглядят слишком гротескно.

Но всё же этому сериалу можно простить даже такие недоработки. Он снят потрясающе красиво. А главное, откровенно рассказывает о многих самых тайных и стыдных моментах жизни. Тех, что принято скрывать за внешним благополучием.

Насколько было необходимо продолжение — решать каждому зрителю. Но всё же посмотреть этот сезон стоит. Хотя, несмотря на открытый финал, третий уже точно был бы лишним. История подошла к завершению.