Павел Федоров
Управляющий шеф-редактор.

На третьем курсе сдавал что-то типа инвестиционного менеджмента. Препод, зная меня, сказал: «Телефон на стол». Я положил. Он сказал: «Второй телефон на стол». Я положил. Он успокоился. Я списал с третьего телефона.

Дмитрий Янюк
Креатор.

У моих родителей в универе была забавная история. Препод, задержавшись, резко заходит на экзамен и грозно спрашивает что-то типа: «Ну что, шуршите?» И неожиданно предлагает тому, кто проложит непрерывную дорожку из шпор от камчатки до его кафедры, пятёрку автоматом.

Предложение провокационное и спорное. И вы ведь понимаете, какие в советских университетах были огромные аудитории? Но один чувак не испугался и начал доставать шпаргалки. Одна, ещё одна, и вот он не только проложил дорожку, но и сделал целый виток вокруг кафедры.

Смельчак оказался не единственным: второму кандидату до цели не хватило пары сантиметров.

Препод оказался честным и с чувством юмора: первому чуваку поставил пятёрку, второму — четвёрку.

Алексей Пономарь
Издатель.

Я на первом курсе один раз в жизни попал на экзамен со шпаргалкой. Заходил в кабинет, и выходящий оттуда товарищ сунул её мне в руки с комментарием «Пригодится». Я быстро на ходу спрятал листок в рубашку — конечно, не самое надёжное место. Билет попался нормальный, сижу, почти всё решил. Тут препод вышел из аудитории и я вспомнил про шпору: подумал, что надо срочно вытащить её из рубашки и переложить в карман, ведь, когда я пойду отвечать, сразу заметят. И конечно, в момент перекладывания препод удачно зашёл обратно, увидел меня со шпорой и отправил с неудом на пересдачу. На его пересдачах невозможно было получить ничего выше тройки, и это был первый трояк в моей зачётке. Стыдно было тогда, как школьнику! Потом, конечно, как это обычно и бывает, стыд в этой области быстро прошёл и я стал закоренелым троечником.

А в 11-м классе меня выгнали с годовой контрольной, потому что все вокруг обменивались калькуляторами и училка никак не реагировала, но когда я попросил у соседа калькулятор — запретила. Я сказал, что это несправедливость, и меня выгнали. Так я вместо пятёрки в школьном аттестате имею четвёрку. 🙂

Лиза Платонова
Автор.

Я ужасно боялась сдавать математику. Когда у нас были пробные ЕГЭ, я писала их на два или почти на два — такими темпами можно было остаться без аттестата. За пару дней до экзамена меня и вовсе охватила паника. Я даже пыталась найти где-нибудь часы со встроенным калькулятором, осознавая свои проблемы со счётом. Но найти гаджет так и не удалось, а заказывать что-то с AliExpress было слишком поздно.

Тогда я начала судорожно гуглить — нашла сайт, где должны были выложить варианты ЕГЭ с Дальнего Востока. Было страшно, что меня обманут и никто ничего не выложит, но другого варианта у меня не было.

В день экзамена я встала в четыре утра и до восьми сидела на сайте. Там действительно выложили некоторые задания. Я постаралась запомнить, что смогла, а что-то написала на шпаргалках.

Когда нам раздали варианты ЕГЭ, произошло жуткое разочарование: конечно же, там было не то, что выкладывали на сайте. Но в части С попалось похожее уравнение: я запомнила, по какому алгоритму его решать, и решила верно. В итоге сдала математику на 63 балла и осталась довольна. Но лучше, конечно, тратить своё ученическое время на подготовку, а не на поиск часов с калькулятором.

Наталия Алекса
Автор рубрики «Своё дело».

Я поступала в универ на две специальности сразу: социологию и радиотехнику. На радиотехнике я могла бы стать единственной девочкой в потоке. И вот, когда сдавали алгебру, я пришла в сарафане с запахом, исписав все ноги формулами. Когда все начали писать, я расчехлила колени и начала скатывать формулы.

Чуть позже я осознала, что в этот момент на меня смотрела абсолютно вся аудитория (кто с завистью, а кто и не только!). Преподаватель тоже понимал, что происходит что-то неладное, но когда он подходил ко мне, то я просто опускала ноги и юбка запахивалась. Естественно, он не мог попросить меня поднять её и всё прошло успешно.

На радиотехнику я в итоге поступила, но выбрала всё-таки социологию.

Артём Горбунов
Сотрудник видеоотдела.

Списывал не только я, но и у меня. Так, в 2010 году я сдавал ЕГЭ по истории. История была нужна практически везде, куда я хотел поступать. Я знал её хорошо и вообще не волновался.

Чего не могу сказать о моих одноклассниках: как только начался экзамен, меня тут же начали дёргать. Сначала одна девочка, сидевшая впереди меня через одного, смогла передать скомканную записку с ноготь с лайтовым вопросом из первой части. Я черканул ответ на этой же бумажке и передал обратно.

Через какое-то время попросили помощи ещё пара человек с ряда. А потом взмолился мой одноклассник с соседнего ряда: он кинул мне листочек через весь класс. Я понял, что точно спалюсь, но у него был такой жалостливый вид, что отказать я не смог. И только я замахнулся, чтобы переправить подсказку, как услышал позади голос дежурившей в классе преподавательницы: «Это что такое?» Я оглянулся на неё, представил, как меня выгоняют с ЕГЭ, я не поступаю в универ, сижу дома несколько лет, задалбываю мать, чтобы получить деньги на бутылку пива.

«Это ветерок чей-то мусор принёс», — ответил я, глядя на одноклассника. Потом встал, чтобы демонстративно выкинуть бумажку, и, проходя мимо товарища, сложил пальцы перед его носом, показывая вариант ответа. Наши жизни были спасены.

Полина Накрайникова
Главный редактор.

Вся моя школьная и университетская жизнь прошла через списывание: кажется, не было экзамена, на который я бы не пришла со шпаргалкой. У меня даже был специальный пиджак с широкими карманами, в который помещались любые шпоры. Вот лишь три истории, которые случились со мной.

История первая, трагическая. На ЕГЭ по истории я пошла с намерением как следует погуглить. Телефон — старенький Nokia, который мгновенно обрубал интернет, как только мне приходило СМС или поступал звонок. О том, что мне нельзя писать и звонить, были предупреждены абсолютно все знакомые, друзья и, конечно, мой парень. Списать никак не удавалось: то палили преподаватели, то заходили проверяющие. К середине экзамена ладони ужасно вспотели, а телефон я так ни разу и не достала. Наконец, я отпросилась в туалет, прижалась к стене кабинки и судорожно начала вбивать в поисковике какой-то факт из жизни Петра I. Неожиданно у меня пропала связь. Я поняла, что мне крышка и мои высокие баллы улетучиваются с каждой минутой. Что может быть хуже? Причина, по которой эта связь прервалась: мне пришла эсэмэска от парня о том, что он решил со мной расстаться. Грустнее этого экзамена со мной ещё ничего не случалось, и даже не знаю, что было обиднее: неожиданное расставание или неудачная попытка списать.

Вторая история — технологическая. Однажды мой лучший друг обзавелся микронаушником и решил воспользоваться им на экзамене. Я должна была сидеть по ту сторону и начитывать ответы на билет. В качестве языка общения выбрали лёгкое покашливание: кашлянул один раз — пауза, препод близко; два раза — продолжай читать. И вот мы подготовились, проверили связь, и начался экзамен. Старт был гладким: я медленно диктовала ответ, вовремя прерывалась и внимательно слушала реакцию. Но потом мой товарищ подавился и закашлялся: я не понимала, что происходит, начала быстро тараторить билет, и наш отлаженный план рухнул за пару минут. За тот экзамен друг получил тройку — ох и злился он на меня!

Третья история — не про списывание, но про обман и находчивость. В 9-м классе нам задали выучить сонет Петрарки — любовное стихотворение длиной в 14 строк. Я, конечно, благополучно про это забыла и в момент икс с ужасом ожидала, когда меня вызовут к доске и поставят двойку. Но тут меня осенило. У Петрарки, кажется, больше 1 000 сонетов: откуда учительнице помнить каждый? Я быстро нашла схему рифмовки строк (у сонета она особая), прибегла к духу творчества и за пару минут накидала стихотворение про нежность, розы и одиночество. Затем я торжественно встала в центр класса и с невозмутимым видом рассказала сонет. «Лёгенькое что-то ты выбрала, ну ничего, зачёт», — вздохнула учительница. Жалко, что это неизданное «произведение Петрарки» не сохранилось, — хотела бы прочесть его сегодня.

А вообще, есть такое наблюдение: кажется, чтобы подготовить годную шпору и умело списать, а потом уверенно рассказать билет, нужно быть не менее умным, чем те, кто выбрал зубрёжку. Я много и старательно училась, но списывание увлекало меня как игра с высокими ставками: не могу сказать, что я вышла с учебной скамьи без каких-то знаний. Так, может, не стоит так уж сильно ругать списывальщиков, как думаете?

А как списывали вы? Поделитесь в комментариях.