В феврале 2019 года редактор Полина Накрайникова покинула самарское медиа «Большая Деревня», попала в Лайфхакер и всего за четыре месяца выросла до главреда издания. Пообщались с Полиной и выяснили, какими качествами должен обладать хороший руководитель, почему на интервью не стоит употреблять алкоголь и как работают над медиа, которое каждый день делает вашу жизнь лучше.

Полина Накрайникова
Главный редактор Лайфхакера.

«Мои темы многократно отбраковывали, но я была очень настойчивой»

— Ты окончила филологический факультет. Уже со школы понимала, что твоя будущая профессия должна быть связана с текстом, или выбор направления не был осознанным?

— Мне всегда нравилось придумывать тексты и читать их, потому что я с детства жила с очень талантливым рассказчиком. Моя мама может пересказать серию сериала так увлекательно, что не останется ощущения, словно ты что‑то пропустил. Она часто делилась со мной всякими историями, поэтому интерес к сторителлингу проснулся рано.

В моей жизни долгое время не было телевизора, а я довольно часто болела, поэтому проводила много времени в больницах. Чтобы скоротать часы и не тупеть, сидя в полупустой палате, я читала книжки. Мне очень нравились сказки «Муха‑Цокотуха» и «Тараканище». Любила декламировать их, развлекая медсестёр, которые ставили капельницы. Я говорила: «Хотите стихотворение прочитаю?» Они соглашались и даже не подозревали, что это затянется на час.

В какой‑то момент одного чтения стало недостаточно, поэтому я начала писать собственные рассказы и стихи. Казалось, что это логично, ведь мне так нравится всё, что связано с текстом. Когда я училась в 10‑м классе, мы с папой шли на речку возле дачи, и он сказал: «А ты знаешь, что существует целый факультет, где все изучают литературу?» Я заинтересовалась и решила, что мне нужно попробовать туда поступить.

— В какой момент ты поняла, что всё-таки хочешь попробовать себя в журналистике?

— После первого курса. Я решила, что достаточно поняла жизнь и уже разобралась в учёбе, поэтому готова зашибать бабки. Мне хотелось скорее стать самостоятельной и отделиться от родителей, поэтому я искала любой способ подработать. Бралась за небольшие проекты, связанные с текстами, потому что мне нравилось взаимодействовать со словом.

Я до сих пор помню одно из своих первых интервью. Мне позвонили и сообщили, что есть возможность поговорить с крутым дизайнером из Италии, который приехал в Самару рассказать о собственном бренде рубашек. Я была в полном шоке, но мне очень хотелось себя показать, так что я согласилась.

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Мне бы хотелось соврать, что именно так и выглядела моя учёба на филфаке, но это постановочный кадр. Обычно я сидела на последней парте и занималась какими-то делами: списывала домашку, играла в телефон, болтала с подругой Катей — она как раз на фото

В тот день я не успела позавтракать и рассчитывала восполнить упущенное, когда вернусь из университета, но планы изменились. Я поехала в один из крупнейших ресторанов города, где была назначена встреча. Но мой герой опоздал на 3 часа. Всё это время я сидела ужасно голодная. Заведение оказалось слишком дорогим для студентки, так что я не могла ничего заказать и все 3 часа грызла бесплатный сахар, который стоял на столе.

Когда этот мужчина всё-таки приехал, то заказал себе половину меню. Прихлёбывая борщ, он начал неспешно рассказывать о рубашках с перламутровыми пуговицами, а я сидела и просто ненавидела его. Примерно таким оказался мой первый опыт — очень напряжённым и не слишком прибыльным, ведь по итогу я получила за текст совсем немного денег. Впрочем, именно тогда я впервые осознала, что моё хобби может приносить хоть какой‑то доход.

— Начинающие журналисты обычно не представляют, куда можно устроиться. К тому же многие издания не сотрудничают с авторами без опыта. Как ты искала работу?

— Я сразу осознала, что у меня нет опыта, но есть желание его получить. Первым делом я взяла локальную студенческую газету, нашла телефон издателя, позвонила и спросила, можно ли для них писать. Мне сказали: «Да, но платить мы не сможем». Меня всё устроило. В итоге каждую неделю я ходила на КВН и записывала самые угарные шутки. Получалось что‑то наподобие анекдотов из «Комсомольской правды».

Однажды друг прислал мне пост о том, что его знакомый редактор ищет помощников в региональное подразделение журнала «Собака.ru». Нужно было брать интервью для одного проекта. Я отозвалась, меня пригласили в редакцию и первым делом спросили: «А вы знаете, что у нас за журнал?» В этот момент я осознала, что мне нечего ответить, но всё-таки выпалила: «Ну это что‑то вроде Cosmopolitan, глянец же?» Редактор посмотрел на меня и процедил: «Ну‑у‑у нет». Но кандидатов было не очень много, поэтому меня всё-таки приняли. Я до сих пор благодарна за это, потому что мой уровень тогда был очень низким. Так у меня появилась возможность учиться на работе, которая ещё и оплачивалась.

Следующий шаг был связан с самарским изданием «Большая Деревня». Я подошла к главному редактору и честно сказала, что у меня мало опыта, но я хочу научиться и готова переделывать материалы до последнего. Темы, которые я предлагала в первое время, многократно отбраковывали, но я была очень настойчивой, училась в процессе и не рассчитывала на слишком высокую оплату труда. Кажется, на старте этого достаточно.

Главный редактор Лайфхакера
Ещё немного студенческой жизни. В свободное от работы время я занималась творчеством: во-первых, мне очень нравилось, во-вторых, за это я получала повышенную стипендию. В общем, снова не упускала шанс подзаработать

— Уже на втором курсе ты начала работать в команде «Большой Деревни». Расскажи о самом запоминающемся тексте, который ты написала для этого издания.

— Интереснее всего было общаться с Сергеем Поваровым — директором культового самарского рок‑бара «Подвал». Я шла с намерением сделать жёсткое стресс‑интервью и взяла с собой коллегу, которая дружила с героем текста. Она должна была выступать в роли старожила, а я — смотреть на всё свежим взглядом молодого поколения.

Когда мы пришли, Сергей вытащил на стол бутылку водки и две бутылки шампанского, а затем спросил: «Девчонки, будете пить?» Я не приветствую алкоголь на интервью, потому что хочу полностью контролировать обстановку, но всегда беру напиток и делаю пару глотков. Так герой чувствует, что мы на одной волне.

В процессе интервью моя напарница выпила две бутылки шампанского, а Сергей опустошил бутылку водки. Несмотря на это, его ответы оставались серьёзными и вдумчивыми. Мои журналистские ожидания не оправдались, но я прониклась историей человека, который увлечён делом, находящимся на грани разорения. Он самоотверженно ночует в месте, где люди круглосуточно поют «Короля и Шута», любит своё детище и отдаёт ему жизнь. Получился очень крутой и максимально трогательный материал.

«Я осталась без эмоциональной поддержки»

— В 21 год ты стала главредом «Большой Деревни». Как это произошло?

— На тот момент я работала в издании около двух лет и была заместителем главного редактора. Когда прошлый главред покинул свой пост, его обязанности плавно распределились между другими сотрудниками, но большая часть легла на меня. С этого момента я начала выполнять функции главного редактора, но ещё не занимала эту должность.

Спустя несколько месяцев мы с издателем Таней Симаковой и директором по развитию Лерой Алфимовой выступали на молодёжном форуме. Один из студентов после лекции спросил: «Полина у вас заместитель главного редактора, а самого главреда, получается, нет?»

Тогда перед всей аудиторией коллеги, хихикая, говорят: «Ну, наверное, надо сейчас объявить? Полин, ты станешь главным редактором!»

Я обалдела и подумала, что они пошутили. Раз двадцать потом переспрашивала, правда ли это. На следующий день Таня принесла в редакцию торт, мы отметили назначение и началась моя главредская карьера.

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Во время работы в «Большой Деревне» я брала интервью у самых разных людей. Даже у мэра города: во время пресс-конференции губернатора я пожаловалась на пробки в районе, где на тот момент жила, и он отправил чиновницу лично проверить обстановку. Мы ехали два часа. За всё время интервью никто из пассажиров не узнал политика в лицо

— Возглавить издание в таком возрасте непросто. Как ты переживала этот период?

— Первое время мои основные сложности были связаны только с редактурой. Многим кажется, что из хорошего автора получается отличный редактор, но, на мой взгляд, этим людям требуется разный набор инструментов, качеств и навыков. У меня было больше от автора, чем от редактора, поэтому я не всегда понимала, как организовать текст и насколько активно я могу вмешиваться в чужую структуру.

На протяжении года мне было легко выполнять управленческие задачи, потому что рядом была Таня Симакова. Сложности начались, когда она стала главным редактором The Village. С этого момента на расстоянии вытянутой руки больше не было человека, который поможет сориентироваться или ответит на возникшие вопросы, но что ещё страшнее — я осталась без эмоциональной поддержки.

Ещё долгое время я звонила Тане. Несмотря на новую работу, она тратила время, чтобы успокоить меня, когда я говорила: «Это просто ужас! Я не знаю, что делать!» Но с большой ответственностью пришло умение справляться с серьёзными задачами.

— Многие подчинённые были одного возраста с тобой, а то и старше. Тебя сразу начали воспринимать как руководителя?

— Эта проблема касается скорее не возраста, а любого карьерного роста внутри компании. Когда человек, с которым вы начинали работать на равных, становится руководителем, ты не можешь резко поменять к нему отношение. Я видела похожие случаи с людьми, которые были старше своих подчинённых, так что дело не в том, сколько тебе лет. Просто два человека привыкли, что они всегда рядом, а потом один из них идёт на повышение, требует результатов и говорит, что может уволить. Как же так?

У меня были некоторые сложности с сотрудниками, которые старше меня, но в целом с каждым по‑своему удалось найти общий язык. Одному помогало воодушевление, а другому — чёткая постановка задач. Некоторые говорили, что готовы доверять, потому что видят, насколько я ответственная: горю делом, задерживаюсь на проекте и отдаю ему много сил.

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Где только ни проходили первые редакционные планёрки: на кухнях редакторов, в кафе и даже в самарском баре «На дне»! Потом у нас появился собственный офис

При этом было непросто выстроить общение со взрослыми коллегами из других СМИ, чтобы привлечь их на разовый проект или наладить регулярное сотрудничество. Я на всю жизнь запомнила историю, когда к нам пытался устроиться пятидесятилетний мужчина. Он предложил неподходящие темы, и я очень корректно об этом сказала. В ответ пришло сообщение: «Кто бы говорил, поколение памперсов».

Я часто встречала снисходительное отношение к молодым специалистам, но считаю его неправильным. Юные ребята могут не меньше, чем люди с опытом.

Они берут за счёт энергии, ответственности и таланта. Конечно, это не значит, что молодые специалисты могут покорить любую вершину одним лишь напором, но относиться к ним скептически я бы не советовала.

— Что помогло воспитать в себе стержень, который необходим любому управленцу?

— С воспитанием ответственности проблем не было: я всегда хотела выполнить задание хорошо, даже если придётся выйти за пределы своих возможностей. Это важная черта характера, но её не всегда достаточно. Чтобы стать хорошим управленцем, нужно научиться принимать решения — в том числе непопулярные, которые, возможно, кого‑то расстроят или травмируют. Такие моменты давались мне тяжело, но опыт помогает справляться всё лучше.

Ещё один важный момент — планирование своего времени. Я поняла, что такое тайм‑менеджмент, только когда меня назначили главным редактором. В роли обычного сотрудника ты приходишь на работу, закрываешь задачи и в районе шести вечера направляешься домой. В должности главреда задач стало больше, но я каждый день думала: «Ничего, просто уйду чуть позже».

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Мое мнение: если планёрка длится больше часа, эту планёрку нужно сжечь. Ненавижу долгие обсуждения

Со временем я поняла, что дела не заканчиваются даже в 10 вечера, хотя я прихожу на час раньше. Каждый раз я выбиралась из офиса с мыслью, что не успела кучу всего. Жизнь превратилась в одну большую работу, так что это был очень тяжёлый для меня период. Я не понимала, как себя вести: хотелось остаться хорошим сотрудником, но при этом иметь какую‑то другую жизнь, кроме офисной.

Помогла только осознанная работа над собой.

Я говорила себе: «Да, задача ещё не закрыта, но сейчас ты пойдёшь на обед. Ты человек, и, кажется, тебе нужно поесть».

Так я вернула себе способность делать маленькие перерывы, а затем и полноценно отдыхать. А сейчас стараюсь прокачать навык стратегического планирования и научиться грамотно распределять ресурсы. Мне интересно, как делать больше работы в короткие сроки и с меньшим количеством людей.

«Я старалась брать на себя больше обязанностей, чтобы показать, чего стою»

— Когда ты впервые узнала о Лайфхакере?

— Я знала о том, что члены команды издания выступают на различных форумах, но не относила себя к постоянным читателям Лайфхакера. По‑настоящему я заинтересовалась им на 404Fest. Это самарский фестиваль, на который съезжаются медийщики, айтишники и другие талантливые ребята. В 2018 году приехал Илья Красильщик, который представлял «Медузу», и команда Лайфхакера почти в полном составе. Как и любой начинающий медиаменеджер, я очень хотела познакомиться с более опытными специалистами.

Мне стало интересно, как устроена работа большого медиа и какие приёмы я смогу применить в работе своего издания, так что я подходила к команде каждые пять минут. И меня поразило, что ребята очень честно, открыто и без всякого снобизма поделились опытом, хотя мой уровень на тот момент был гораздо более скромным. Я получила огромное количество полезных советов и заинтересовалась Лайфхакером сильнее, чем прежде. Но о том, что могу оказаться внутри издания, на тот момент даже не думалось.

— Как тебя пригласили на работу?

— Коллеги говорят, что на форуме я задавала очень много вопросов, поэтому запомнилась. Они увидели во мне живой интерес к медиа и всему, что с ними связано.

Спустя несколько месяцев я искала способы рассказать о «Большой Деревне» ещё большему количеству людей, поэтому решила запартнёриться с крупными изданиями. Я писала всем знакомым из больших СМИ, и одним из них оказался Родион Скрябин, директор по развитию Лайфхакера. Я спросила, сотрудничает ли издание с региональными медиа, а Родион ответил: «Да. А может быть, ты перестанешь заниматься региональными медиа?» Так и началась моя история погружения в Лайфхакер.

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Год назад я приходила на 404Fest слушать выступления Лайфхакера, а в этот раз уже выступала там сама

— С 1 февраля 2019 года ты начала выполнять обязанности шеф‑редактора Лайфхакера, а уже спустя четыре месяца возглавила издание. Это сверхскорость. Как так вышло?

— Это сложный вопрос. Думаю, на него могут ответить только люди, которые меня назначали. С моей стороны история выглядела так: я пришла в Лайфхакер, начала активно заниматься изучением всех процессов и попытками оптимизировать работу там, где это возможно. Мне было важно пройти испытательный срок достойно и произвести хорошее впечатление, поэтому я старалась брать на себя больше обязанностей, чтобы показать, чего стою.

До последнего дня испытательного срока я думала, что могу его не пройти, и страшно переживала. Но в итоге оказалось, что получилось довольно неплохо. Со временем я заметила, что мне доверяют всё больше крутых и важных задач, а потом главный редактор решила покинуть издание, чтобы отправиться за своей мечтой и заняться ресторанным бизнесом. Место освободилось, и эту должность предложили мне. Я сразу согласилась, потому что подумала, что уже довольно много смогла, а значит, справлюсь и с этим.

— Каких правил ты всегда придерживаешься как главред?

— Хотелось бы сказать «Не верь, не бойся, не проси», как в песне группы «Тату», но это правила Лены Катиной и Юли Волковой. Наверное, мои установки — планируй, распределяй, считай.

В работе главного редактора очень важно видеть горизонт — как ближний, так и дальний.

Нужно представлять, что будет с вами не только сегодня, но и завтра. Более того, следует пристально наблюдать, как работает команда. Каждый должен находиться на своём месте и понимать, что от него требуется. И последнее: важно считать часы, которые люди тратят на выполнение задач, и следить за численными показателями на сайте.

— Кто делает Лайфхакер?

— На старте мне казалось, что Лайфхакер — это огромная машина по производству самых разных проектов. Сейчас, когда я нахожусь внутри, могу сказать, что так оно и есть. У нас очень крутая команда почти из 100 человек. Большая часть из них — авторы, которые находятся в разных уголках России и даже за её пределами. Например, есть замечательная Тоня Рубцова, которая пишет нам из Милана.

Кроме авторов работает множество других людей: от сотрудников отдела, которые делают лучшие подборки товаров с AliExpress и из других магазинов, до ребят, создающих подкасты. Выпускать крутые тексты помогает команда редакторов из Ульяновска. От регионов обычно не ждут высокого уровня редактуры, но нашими результатами я невероятно горжусь.

— Что нужно сделать, чтобы стать частью команды издания?

— Есть два способа посотрудничать. Первый — написать колонку. Для этого зайдите в раздел сайта «О проекте» и почитайте нашу редакционную политику, а затем напишите на почту ask@lifehacker.ru. Если вы получили уникальный опыт и хотите поделиться им с нашими читателями, смело обращайтесь. Наш ответственный редактор посмотрит текст, и если он нам понравится, поможет его доработать.

А если вы журналист и хотите присоединиться к команде, то напишите нашему эйчару на hr@lifehacker.ru. Потребуется небольшой рассказ о себе и несколько идей классных текстов. Не забудьте упомянуть о своём опыте работы, а если его нет, так и напишите. Главное — честно и чётко говорить о своих возможностях. Начинающие авторы часто волнуются и выдают о себе всё, кроме действительно нужной информации. Подробнее об этом я рассказывала в своём выступлении на конференции MEH&Co, которое подготовила после просмотра миллиона различных резюме.

«Мы точно знаем, что волнует читателей»

— У Лайфхакера два офиса — в Ульяновске и в Москве. Как они устроены?

— Ульяновск — это родина Лайфхакера, и здесь расположился большой и светлый опенспейс. После небольшой региональной редакции я была поражена масштабами. Просто представьте: вы захотите в огромное помещение, а мимо вас проезжает коллега на самокате (!). Потом я узнала, что на самокатах здесь разъезжают нечасто: в основном все просто спокойно работают. Также в Ульяновске находится библиотека, книги из которой любой сотрудник может взять и почитать дома. Ещё мне очень нравится, что здесь заботятся об экологии: собирают батарейки и пластик, а затем сдают на переработку.

Московский офис появился сравнительно недавно — всего два года назад. Тут находятся дизайнеры, отдел продаж и коммерческая редакция, думающая о том, как написать текст, который позаботится и о читателе, и о рекламодателе. Недавно я переехала и тоже работаю в столице.

Здесь не так много простора, как в ульяновском офисе, и на самокате не покатаешься, но пространство всё равно очень классное и душевное. У нас есть небольшая библиотека, мягкие диваны, две переговорки и безлимитное молоко в кофе. Правда, на всё это быстро перестаёшь обращать внимание, потому что думаешь только о том, как работать больше и лучше.

— А как выглядит твоё рабочее место?

— Это самое минималистичное рабочее место на планете. Каждое утро я прихожу и раскладываю на столе свои гаджеты. Вечером всё забираю, так что остаётся только идеально гладкий стол. В детстве я не любила убираться, поэтому всегда была окружена кучей хлама. Сейчас я стараюсь уничтожать его в корне — просто не выкладываю ничего лишнего, чтобы не создавать беспорядок. Мой максимум — ноутбук, телефон, наушники и стакан воды.

Полина Накрайникова за работой
Ещё я иногда работаю из дома. Выглядит это примерно вот так

— На сайте выходит около 30 материалов в день. Кто и как генерирует идеи текстов?

— У нас огромная команда, которая делится на небольшие группы, состоящие из авторов и редакторов. Последние помогают выбирать классные темы. Каждый месяц мы мониторим интересы читателей, чтобы лучше их понимать. К тому же у нас есть еженедельные отчёты, по которым мы оцениваем, какие темы заходили лучше других.

В конце месяца каждый автор составляет индивидуальный план работы, а редактор помогает его скорректировать. Когда на горизонте глобальные события, например Новый год, к которому всегда повышенный интерес, мы собираемся на отдельную планёрку, генерируем темы, а затем отдаём их авторам. Распределение всегда обсуждается, потому что нам важно, чтобы работа над текстом приносила журналисту удовольствие.

Кроме этого, у нас есть новостной отдел, который ежедневно мониторит повестку.

— Какие тексты набирают больше всего просмотров?

— Тексты с классным заголовком и красивой обложкой. Очень часто люди начинают рассказывать, что главное — хорошее содержание, но на деле всё не совсем так. В первую очередь нужно сосредоточиться на привлекательной упаковке, а уже затем на начинке, которая не разочарует читателя.

Лайфхакер — это сайт с огромной аудиторией: нас читает 25 миллионов человек в месяц. Мы охватываем самый широкий спектр людей и точно знаем, что волнует читателей. Чаще всего это советы, применимые в реальной жизни, а не отвлечённые материалы про научные и культурные феномены. Последние тоже могут собрать много просмотров, но они всегда уступают статьям, которые помогают быстро найти ответ на актуальный вопрос и преодолеть сложность, даже очень мелкую. Например избавиться от винного пятна на рубашке.

— Осознание того, что ты работаешь для такой большой аудитории, не заставляет тебя осторожничать и не делать того, что могла бы?

— Я бы не сказала, что большая аудитория сковывает. Она скорее задаёт определённый формат работы, к которому нужно привыкнуть. Когда ты пишешь для 25 миллионов, невозможно говорить только для посвящённых, как это делают в нишевых медиа. К тому же, так как мы всегда ориентируемся на самый широкий круг читателей, то стараемся выбрать правильную интонацию, которая никого не обидит и в то же время поможет донести информацию.

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Когда я начала работать в Лайфхакере, количество публичных выступлений выросло раз в десять. Кажется, я неплохо прокачала ораторский скил. Единственное, так и не избавилась от своего слова-паразита «типа»

— Какие статьи на Лайфхакере твои любимые?

— Их много, поэтому мне сложно выбрать. Они стали любимыми по разным причинам. Например, как‑то я работала с новым автором и первая же его статья на сайте набрала 500 000 просмотров. Это материал о признаках того, что у вас заболевание щитовидной железы. Конечно, я отношусь к тексту с особым теплом, потому что это тот случай, когда мы дали новому человеку возможность затронуть полезную тему и высказаться на огромную аудиторию.

Мне нравятся колонки, которые пишут приглашённые авторы и редакторы. Например, одна из моих любимых — о происхождении рас от Станислава Дробышевского. Ещё люблю раздел «Кино» и часто долго засиживаюсь в нём, потому что Лёша Хромов пишет вдумчивые и серьёзные обзоры. Особенно мне нравятся его аналитические тексты, например о том, почему спор вокруг темнокожей русалочки дурацкий и надуманный.

Мне нравится рассказ Ии Зориной о том, как она пишет про спорт. Это супервдохновляющая история человека, который ходит на руках, переворачивает шины от КамАЗа и отжимается со 100 килограммами. А ещё хочу отметить материал Наташи Копыловой, которая регулярно пишет про экономику и финансовые лайфхаки. Она рассказала, как закрыла ипотеку в короткий срок, воспользовавшись советами, которые сама же даёт читателям. Это материал, который наглядно показывает, что тексты Лайфхакера действительно меняют жизнь к лучшему.

И конечно, у меня очень нежное отношение к проекту «Аутодафе», где мы рассказываем обо всём, что нам не нравится. Здесь сложно выделить какой‑то текст — каждый из них особенный. Это большой проект, который курирует наш редактор Оксана Запевалова — она очень крутая и талантливая. А ещё благодаря ей у вас есть возможность стать нашим автором, подписавшись на рассылку «Инициал». В еженедельных письмах мы делимся секретами писательского и редакторского мастерства.

«Я считаю, что жизнь не равняется работе»

— Как проходит твой стандартный рабочий день?

— Есть два сценария, по которым он может развиваться. Я долгое время работала из дома и до сих пор периодически предпочитаю оставаться в квартире. В этом случае я просто открываю ноутбук, и меня затягивают задачи, а вечером я очухиваюсь и думаю: «Что? День прошёл? Как быстро!»

Если я иду в офис, то оказываюсь там примерно в 10 утра, но работать начинаю ещё раньше, потому что у коллег из Ульяновска другой часовой пояс и там на час больше, чем в Москве. Я стараюсь ответить на большинство вопросов, а затем сажусь за стол в офисе, открываю ноутбук и погружаюсь в большие задачи.

Часть моего рабочего дня всегда посвящена планированию: я смотрю на задачи авторов, изучаю наши планы на месяц, занимаюсь стратегией или просматриваю отчёты. Кроме этого, всегда есть место для работы с людьми. Когда занимаешь руководящую должность, есть соблазн ни с кем не общаться и сидеть в своём кабинете. Но так не получается: всегда есть вопросы, которые надо решить прямо сейчас, или текст, который нужно посмотреть вместе с редактором.

Задачи всегда разные: работа над книгой Лайфхакера, запуск нового проекта, планёрки, созвоны тет‑а‑тет. Последние нужны, чтобы отслеживать эмоциональный фон коллег и понимать, как у них дела.

— А куда идёшь после работы?

— День может заканчиваться по‑разному — всё зависит от задач. Я стараюсь, чтобы работа завершалась не позднее восьми вечера. Это может выглядеть странно в картине мира многих людей из медиа, которые привыкли жить без выходных и отдыха, но я в какой‑то момент поняла, что без передышек не смогу нормально работать. Лучше уж я приду пораньше и буду заниматься задачами без перерыва, зато вечером смогу уделить время семье: запечь форель, пообщаться с мужем.

Раньше сразу же после работы я всегда шла домой, но несколько месяцев назад я переехала в Москву и график сильно изменился. Теперь я часто отправляюсь на какую‑нибудь конференцию, где можно поговорить с коллегами из медиа и чуть получше узнать, как всё устроено. Хочется учиться и знакомиться со всеми, но я всё равно стараюсь оставлять хотя бы часик, когда я не сплю, нахожусь дома и делаю что‑нибудь расслабляющее, например смотрю обзоры Юлика на YouTube.

Главный редактор Лайфхакера Полина Накрайникова
Счастливее всего я чувствую себя, когда провожу время с друзьями и мужем

— Ты придерживаешься принципов тайм‑менеджмента, чтобы всё успевать?

— Мне нравится тема с «помидорным» таймером, когда ты фиксированное время ни на что не отвлекаешься, а потом делаешь небольшую переменку. Как правило, я прихожу на работу и сразу погружаюсь в задачи. Если переключаюсь с одной на другую, обязательно записываю это в своём гугл‑доке под названием «Список дел», чтобы ничего не забыть.

Я стараюсь держать как можно меньше информации в голове, поэтому в списке‑помощнике аж 30 страниц. Там есть даже дела из разряда «напомнить что‑то», «спросить о том‑то». Удивительно, но если фиксировать даже самые маленькие задачи, жить становится проще и проекты закрываются быстрее.

Ещё одно правило: не отвечать на рабочие письма в выходные — хотя бы на почте. В мессенджерах всё равно общаюсь, потому что боюсь пропустить что‑то важное.

На ночь ставлю телефон на авиарежим, так что если случится пожар, то до меня никто не дозвонится.

Наверно, это плохо, но, с другой стороны, действительно помогает мне высыпаться. Я не хочу превращаться в зомби, отвечая на сообщения даже ночью. Возможно, это звучит не слишком эффективно и вдохновляюще, но я считаю, что жизнь не равняется работе. Иногда нужно отдыхать — хоть чуть‑чуть.

— Какие сервисы, приложения и гаджеты помогают тебе в повседневной жизни и работе?

— Мы организуем работу редакции в «Google Документах» и «Google Таблицах», а планирование ведём в Trello. Кажется, это стандартные инструменты, которыми пользуются практически все в медиа. Я знаю кучу других сервисов, но сознательно ими не пользуюсь, потому что мне хватает того, что есть.

В плане техники люблю Apple. Звучит громко, но это просто удобные инструменты, к которым я уже привыкла. Вряд ли сейчас я быстро смогу перейти на что-то другое. Никаких приложений, кроме социальных сетей, у меня не установлено. Иногда появляются программы для обработки фотографий и видео, чтобы выложить что‑то прикольное в Instagram, но не более того.

— Что, кроме медиа, увлекает тебя сейчас?

— Есть много дел, которыми мне интересно заниматься: готовить, рыбачить, читать. Муж даже назвал жёсткий лимит по количеству книг, которые я могу взять с собой при переезде из Самары в Москву, — всего четыре. Выбрать было непросто!

Я сравнительно недавно понаехавший москвич, так что мне нравится гулять по городу. Коллеги смеются, потому что после переезда в Москву, кажется, следует ездить по барам и тусоваться, а я мотаюсь по музеям, как последний ботан, и мне очень интересно. Это крутой досуг, который может подарить массу впечатлений. Из последнего особенно понравился музей космонавтики и дом Бурганова.

Лайфхакерство от Полины Накрайниковой

Книги

Любые, где много офигительных историй, и неважно, идёт ли речь о научпопе или художественной литературе. Если нравится наука: «Я, ты, он, она и другие извращенцы» и «Структура научных революций». Если советовать художественное: «Лавр», «Петровы в гриппе и вокруг него», «Золотой осёл», «Красное и чёрное», «Госпожа Бовари», «Эликсиры сатаны» — в общем, сплошной филфак.

Фильмы и сериалы

«Бульвар Сансет», «Всё о Еве», «12 разгневанных мужчин», «Телесеть», «Стрингер». Из того, что очень сильно задело, — «Чистилище» (только не смотрите его на ночь). А если хотите добренького — посмотрите «Филомену», очень классная история про принятие и прощение.

Мой самый любимый на свете сериал — «Конь БоДжек», ещё неплохо зашёл «В норме» с комиком Джимом Джеффрисом.

Подкасты

«Кто бы говорил»! В моей вселенной невозможен другой ответ.