Сегодня стало модно писать статьи, комментарии и твитты о том, как ошибаются молодые компании. Люди любят писать и читать о том, что чья-то компания идиотская, чьи-то идеи тупые, скептически поджимать губы и смеяться над провалами. И это убивает блестящие идеи и стоящие проекты, и, прежде всего, работает против самих циников.


Разумные люди приспосабливаются к миру, неразумные стараются подстроить мир под себя. Поэтому прогресс зависит от неразумных людей. Бернард Шоу

Почему это имеет значение? Почему стоит задуматься о том, что отношение к новым идеям склоняется не в ту сторону? Почему важнее найти, что правильного, интересного, нужного в какой-то компании, чем то, что в ней неправильного и смешного?

Само понятие «технология» можно воспринимать как лучший способ сделать что-то. Лучший способ хранить информацию, лучшая валюта, лучший способ заводить друзей — найти что-то из этого, значит улучшить тысячелетний опыт человечества, и это не так уж просто.

На каком-то уровне кажется, что просто невозможно сделать что-то лучше. Появляются такие мысли: неужели с древних времен и вплоть до 2014 года никто не думал об этом? Неужели я один такой умный?

С психологической точки зрения это очень важно, и чтобы что-то создать, человек должен исключить такие мысли на неопределенный срок.

Запуск новых технологий — это тот момент, когда талантливые люди могут представить невозможное.

Культуры «Можно» и «Нельзя»

Люди часто удивляются, почему у больших компаний проблемы с инновациям, тогда как небольшие компании легко проводят разные нововведения. Дело в том, что у больших компаний больше идей, но они не могут претворить их в жизнь потому, что слишком много людей должны одобрить идею, прежде чем можно будет её внедрять.

Если какой-нибудь умник найдет в идее негативные качества, а это часто делают просто чтобы проявить свою власть, это просто убьет её и поставит крест на проекте. И это воспитывает «Культуру Нельзя».

Большая проблема инноваций состоит в том, что отличные идеи часто выглядят как плохие. Всё потому, что они настолько новые, что трудно представить, как они заработают.

Большие компании, ориентированные на креатив, как Amazon или Google, заботятся о своих новаторах. Ларри Пэйдж обязательно профинансирует хорошую идею, которая выглядит, как плохая, и уберет причину, по которой её нельзя воплотить в жизнь. 

Такое отношение можно назвать «Культура Можно».

Некоторые люди хотели бы превратить мир развития технологий в одну большую компанию с дегенеративной «Культурой Нельзя», и в пренебрежительном отношении к блестящим идеям и технологиям нет ничего нового.

Новые идеи могут быть не совсем удачными, но это не значит, что из них ничего нельзя почерпнуть. Правда для этого придется сменить свое отношение к инновациям и потерять изрядную долю скептицизма. Вот несколько примеров из истории, которые наглядно показывают это.

Компьютер

В 1837 году Чарльз Бэббидж хотел построить нечто, что он называл «Аналитическая машина» — первый в мире компьютер общего назначения. Если машине Бэббиджа дать достаточно ресурсов, она смогла бы вычислить всё, что может современный компьютер.

Вычисления проходили бы медленнее, а такой компьютер был бы просто огромным (очень медленно и действительно гигантским), но он бы все равно произвел все вычисления, которые доступны современным компьютерам.

Бэббиджу так и не удалось воплотить свой проект в жизнь, потому что в 1837 году построить машину из дерева и запустить её на основе пара было слишком амбициозной идеей.

В конечном итоге математик и астроном Джордж Байдел Эйри заявил Британскому Министерству Финансов, что аналитическая машина «бесполезна», и проект Бэббиджа должен быть остановлен. Вскоре после этого правительство заморозило проект. Мир позабыл об этой идее до 1941 года, она была убита скептицизмом и забыта напрочь.

Спустя 177 лет легко заметить, что его видение было правильным, и компьютеры вовсе не бесполезны. Что касается Бэббиджа, то самое важное в его жизни не то, что он предложил идею раньше на 100 лет, чем мир готов был принять её, а то, что у него была замечательная идея и решимость продвигать её.

Пример этого ученого до сих пор вдохновляет многих изобретателей, тогда как Джордж Эйри запомнится как близорукий тип, не видящий дальше своего носа.

Телефон

Александр Грэхем Белл, изобретатель телефона, предложил продать свое изобретение и патенты на него компании Western Union, ведущему производителю телеграфа, за $100 000. Western Union отказались из-за доклада своего внутреннего комитета. Вот некоторые выдержки из этого доклада:

Целью телефона является передача голоса по телеграфным проводам. Мы обнаружили, что голос звучит достаточно слабо и расплывчато, и становится всё слабее с увеличением длины проводов между передатчиком и приемником. В техническом плане мы не предполагаем, что это устройство когда-либо сможет посылать узнаваемую и четкую речь на расстояние в несколько миль.

Сэр Хаббард и Белл хотят установить по одному из их «телефонных устройств» в каждом городе. Идея идиотская. Почему каждый человек вдруг захочет использовать непрактичное устройств, вместо того чтобы послать четкое сообщение по телеграфу и получить разборчивые и четкие слова в любом городе США?

Электрики нашей компании разработали значительные улучшения в телеграфной технологии, и мы не видим причины, по которой группа отщепенцев со своими экстравагантными и непрактичными идеями должна развлекаться за наш счет, тогда как они не имеют ни малейшего понятия о реальных проблемах нашей области.

Причудливые прогнозы мистера Хаббарда звучат привлекательно, но они основаны на чистом воображении и полном отсутствии понимания технических и экономических факторов. Он просто игнорирует очевидные ограничения своего устройства, которое мало чем отличается от игрушки.

По этой причине мы считаем предложение Хаббарда о продаже устройства за $100 000 необоснованным, поскольку телефон для нас абсолютно бесполезен. Мы не рекомендуем покупать его.

Интернет

На сегодняшний день почти все признают, что интернет важен, но такие убеждения возникли сравнительно недавно. Ещё в 1995 году астроном Клиффорд Столл написал статью для Newsweek под названием «Почему в интернете не будет Нирваны».

В этой статье приводился такой анализ:

Это кибербизнес. Нам обещают интернет-каталоги магазинов —  выберите и нажмите, чтобы получить лучшие предложения. Мы будем заказывать билеты по сети, бронировать столики в ресторане, даже заключать договоры купли-продажи. Магазины устареют.

Так почему же мой небольшой торговый центр приносит больше дохода во второй половине дня, чем весь оборот интернет-торговли за месяц? Даже если бы существовали надежные способы отправить деньги через интернет (которых не существует), в сети нет одного очень важного компонента капитализма — продавцов.

Сейчас это звучит смешно, но в то время было вполне серьезно и вызывало доверие.

Так какую же ошибку допустили все эти, без сомнения, умные люди? Они сосредоточились на том, чего не может сделать новая технология, вместо того, что она может сделать и что сделает в будущем.

По кому в первую очередь бьет «Культура Нельзя»? Как раз по ненавистникам и скептикам. Люди, которые концентрируются на негативной стороне идеи, сами никогда не решатся на перемены, потому что они слишком боятся показаться глупыми.

Они будут слишком завистливыми, чтобы учиться у великих новаторов. Они будут слишком упрямы, чтобы заметить блестящего молодого инженера, который может изменить мир. Они будут слишком циничны, чтобы вдохновить кого-то создать что-то великое. И они окажутся теми, кого высмеивает история.

Не надо ненавидеть, создавайте