Идея отказа от жлобского соревнования импонирует и автору этого материала. Но она превратилась в культ карго: тысячи молодых людей и девушек разочаровались в построении карьеры, не построив её. Фотографии, сделанные с гамаков под тайскими пальмами — простая смена декораций. Делать сайты, рисовать иконки или продвигать собственное мобильное приложение нам, северянам, гораздо приятнее под шум тёплого моря. Но уровень и качество нашей жизни от смены места не меняются.

Соберите мысленную фокус-группу из одноклассников, друзей и сокурсников.

Моя фокус-группа

Одноклассник и подающий надежды школьный умница выучился на историческом факультете, попутно интересуясь языками романской группы и английским языком. Работает водителем рейсового автобуса. Не во Франции или Великобритании, где его языковые навыки пригодились бы, а в Новгородской области на пригородных направлениях. Карьерный рост водителя автобуса? Не, не слышал.

Ещё один одноклассник. Умеет втираться в доверие и общаться с людьми разного социального статуса. Среднее специальное образование, профессия — теплотехник. Востребованная отрасль, в которой можно сделать карьеру, если захотеть. Не проработал по специальности ни дня. Трудился менеджером в страховой компании, показывал неплохие результаты, нравился начальству. Ушёл на завод по производству кровельных материалов. Ноль перспектив, но и беспокойств по поводу завтрашнего дня тоже ноль.

Одногруппник и лучший друг. Инженер-эколог в крупной строительной компании. Место хорошее, платят нормально, не жалуется. Но наскучило. Есть бизнес-жилка и идеи, не хватает мотивирующего пинка от жизни. Подозреваю, что такое состояние знакомо многим читателям.

Товарищ с факультета на два года младше. Работает учителем географии в городе, где живет 14,5 тысячи человек. Много вы видели учителей-карьеристов? Как говорил премьер-министр Медведев, преподавать — это призвание.

Другой знакомый готовится к защите кандидатской диссертации, а пока работает в магазине настольных игр старшим продавцом-консультантом, рассказывая о новинках игровой индустрии и готовя к работе новичков. В науке платят меньше.

Список могу продолжать, но для иллюстрации главной мысли достаточно.

О дауншифтинге

Дауншифтинг — переключение на более низкую передачу. В широком смысле это жизнь в отказе от карьерного роста и роскоши.

С этой точки зрения все в моей фокус-группе — дауншифтеры, хотя я не уверен, что они знают что-нибудь об этом.

Специфичность российского быта, климатических условий и социальных установок создала иллюзию, что дауншифтеры — обязательно уехавшие в тропики и живущие в бунгало рядом с морем люди со свободным графиком работы. Но никто не называет дауншифтерами программистов, дизайнеров, писателей, фермеров, водителей и продавцов из числа местных жителей. Мы возвращаемся к первому тезису: это всего лишь смена декораций. Большинство работающих вдалеке от постоянного места регистрации мало отличаются от своих коллег, сидящих в собственных квартирах, коворкингах или даже офисах. Те же деньги, тот же объём работы, та же профессия.

Настоящие дауншифтеры — люди, сознательно и, что важнее, существенно снизившие уровень и стандарты жизни. Выбравшие автобус вместо самолёта и звание фермера вместо должности члена совета директоров. Те, кто предпочёл тихую жизнь в глубинке правлению Римской империей.

Если бы вы видели, какую капусту я вырастил, то перестали бы просить меня об этом.

Диоклетиан, римский император, в ответ на просьбу приближённых вернуться на трон

В моей фокус-группе нет ни одного такого человека. Если называть дауншифтером менеджера среднего звена, отказавшегося от дальнейших карьерных потуг и уехавшего жить в дешёвую страну третьего мира, то да, дауншифтеры — большинство из нас. Люди, для которых работа — средство заработка или в лучшем случае занятие по душе, а не поле для соревнования, у кого больше дом и круче машина.

Давайте только договоримся об одном: не называть дауншифтингом или каким-то иным специальным термином нормальную повседневную жизнь.