Часто выбор профессии бывает не совсем осознанным: родители, желая своим детям добра, принимают решение за них. Они готовят будущего выпускника к определённой специальности, отметая другие варианты как «несерьёзные» или «бесперспективные». Наши истории — о тех, кто нашёл в себе смелость пойти наперекор родителям и получить желаемое образование. Пусть даже и не сразу.

1. Режиссура вместо юриспруденции

Ольга Жукова
Минск

В начальной школе мне нравилось сочинять истории по картинкам. Я брала книгу с иллюстрациями и придумывала, чем занимаются люди на рисунках. Записывала это в тетрадку, а затем зачитывала членам семьи. Сначала слушатели умилялись, а потом мои «сказки» надоели. Однажды мама сказала: «Оля, ты должна стать режиссёром, будешь доставать коллег, а не домашних». О профессии в тот момент я знала мало, но идея мне понравилась. И я твёрдо решила: иду в режиссуру.

Когда в девятом классе я пошла в детскую видеостудию, родители слегка напряглись. Но серьёзно о высшем образовании стали говорить только в одиннадцатом. Тогда я записалась на подготовительные курсы в Белорусскую государственную академию искусств. Пришлось пообещать семье: если я не поступаю, сразу иду на юридический. Ближе к выпускному отношения дома ухудшились.

Каждый раз, когда на курсах у меня что-то не получалось, родные сразу говорили, что ещё есть шанс поступить на юрфак.

В итоге я прошла на платное отделение на телережиссёра: хотела снимать фильмы, но в тот момент в БГАИ не было набора на отделение кино. Родители ждали, что начнётся учеба, я не справлюсь и передумаю, но у меня всё получалось. Они переживали, что мне будет сложно найти работу, но и здесь повезло: на третьем курсе я устроилась на МТРК «Мир» сразу же постановщиком на программу. Зарплата на старте была выше, чем у родителей, это их успокоило.

Родные до сих пор оценивают уровень моего успеха зарплатой и повышениями: чем занимается режиссёр, мне кажется, им до конца не понятно.

После учёбы я продолжала работать на телевидении: режиссировала программу «Мечтай! Действуй! Будь!». Потом ушла в свободное плавание, занималась теледокументалистикой в частной студии. Я снова работаю на ТВ, на этот раз в Белтелерадиокомпании. В прошлом году сняла короткий метр «Самый Страшный Страх», а сейчас дописываю сценарий полнометражного фильма.

2. Лингвистика вместо логистики

Дмитрий Синицин
Москва

Об образовательной программе «Фундаментальная и компьютерная лингвистика» во ВШЭ я узнал ещё в десятом классе. Тогда же заинтересовался и начал усиленно готовиться к поступлению.

Мама моим выбором была недовольна, но никогда об этом прямо не говорила, только намёками. А друзья меня поддерживали.

Я подавал документы на три специальности: востоковедение, лингвистика и логистика. Первую и вторую выбрал из-за желания там учиться, а логистику — потому что подходили предметы, которые я сдавал. Даже мысли, что я поступлю туда, не было.

По иронии судьбы я прошёл везде, но на бюджет — только на логистику. Когда об этом узнала мама, она начала звонить и писать мне,  уговаривая идти на логистику, пока я с друзьями в Питере отмечал поступление. Я пожаловался сестре, и она сказала, что логистика — чудесная возможность обеспечить себе спокойную жизнь на ближайшие четыре года. И, как бы мне сейчас ни было стыдно, я согласился. Из-за ЕГЭ я почти не жил: забросил свои хобби, мало тусовался с друзьями, находился в жутком стрессе. Понял, что больше такого не хочу.

Честно старался идти на учёбу без плохих мыслей. Но когда увидел расписание, осознал, что единственные предметы, которые мне нравились, — общефакультетские: философия, история и высшая математика.

Микроэкономика, этика бизнеса и профориентационный семинар, где рассказывалось о логистике, не просто мне не нравились — они вызывали отторжение.

С ноября я начал всё реже появляться в университете. Когда понимал, что нужно туда ехать, начинало тошнить, поднималось давление и дико болела голова. Окончательно осознал, что пора что-то менять, когда съездил к бабушке. Она сказала то, что навсегда останется в моей памяти:

«Ты можешь терпеть и ждать, когда жизнь изменится. Но тогда она пройдёт мимо, и ты не успеешь ей насладиться. Такой судьбы для своего внука я бы не хотела».

В итоге мама сказала, что больше не хочет видеть мои страдания и мне надо переводиться на выбранную специальность. Сначала я думал отчислиться и немного отдохнуть. Но мама была резко против: моё совершеннолетие наступало за пару дней до весеннего призыва — пришлось быстро принимать решение. Я был не рад такому раскладу, но сейчас очень ей благодарен.

Честно признаюсь, долго привыкал к лингвистике. Из-за пропуска целого семестра казалось, что я никогда не догоню однокурсников. Да и сейчас иногда так думаю. Однако я чувствую, что теперь на своём месте: мне комфортно находиться на факультете и очень нравится учиться. Я продолжаю иногда ради смеха говорить, что пора отчисляться и идти «делать ноготочки», но в этих шутках нет никакой доли правды.

3. Журналистика вместо медицины

Лена Авдеева
Челябинск

Профессию я выбрала ещё в седьмом классе. Сейчас причина этого кажется очень нелепой: я любила «Фабрику звёзд» и хотела вести программы, «как Яна Чурикова». Родственники к этому относились спокойно, ведь мне было всего 13 лет.

Так я начала ходить в местный пресс-центр, где писала новостные заметки и репортажи для молодёжной газеты. Конечно, на работу телеведущего это мало походило, но мне нравилось.

В девятом классе семья выдохнула спокойно, когда для ОГЭ я выбрала не литературу, а биологию. Видимо, все подумали, что хочу стать врачом. На самом деле мне просто казалось, что сдать биологию будет легче.

Естественные науки давались так легко, что учительница биологии даже прочила мне поступление в мединститут. Когда в десятом классе я сообщила, что всё ещё планирую быть журналистом, она была очень разочарована. В семье новость тоже восприняли в штыки: родственников с творческой профессией у меня не было, а журналистику считали чем-то несерьёзным.

Больше всех возмущался дедушка. Его главный аргумент против звучал так: «Таких, как Малахов, единицы, а ты что, хочешь за 10 тысяч в районной многотиражке статейки писать?»

На моей стороне были мама и тётя. Они обе отучились на экономическом по настоянию бабушки-бухгалтера и были недовольны тем, что не реализовали собственные мечты. В итоге мне разрешили самой сделать выбор, и я поступила на журфак ЮУрГУ. Думаю, дополнительным аргументом для моей семьи в пользу журналистики была стоимость образования: в 2011 году это был один из самых недорогих факультетов.

После вуза я четыре года работала на городском кабельном ТВ: была корреспондентом, ведущей, занималась сайтом и социальными сетями. Мне это нравилось, ведь каждый день было что-то новое и интересное. И, несмотря на загруженность, оставалось море свободного времени, которое я тратила на фриланс. Сначала делала рекламные статьи, потом устроилась в редакцию DTF и писала лонгриды про кино. А с прошлого года я работаю в коммерческой редакции Лайфхакера на удалёнке.

4. Информационные технологии вместо радиотехники

Алексей Пономарь
Ульяновск

Я с детства любил компьютеры и хотел заниматься чем-то близким к этой сфере, поэтому планировал поступить на факультет информационных систем и технологий УлГТУ. Других вариантов оказаться в ИТ в 1998 году не было.

На факультете был высокий конкурс, и все мои родственники уговаривали меня подавать документы в другое место. Куда-то, куда я «точно поступлю», потому что я «сам не знаю, что мне нужно». На семейном совете решили отправить меня на энергофак, и я подал документы туда. Потом родители передумали и заставили меня переподать документы на радиотехнику. Я прислушался к ним и действительно легко поступил: набрал достаточно баллов, а на факультете в том году был большой недобор.

В первый же день учёбы меня позвали сдать вступительный тест в группу с углублённым изучением английского, которая тогда существовала — внимание — на ИТ-факультете. Я легко с ним справился и оказался там, где хотел с самого начала.

Учебный процесс местами совсем не соответствовал моим ожиданиям. Что-то во время учёбы не получалось, а что-то лично мне было неинтересно. Очень поздно я понял, что промахнулся со специальностью: факультет был ИТ-шный, но кафедра приборостроительная. Она занималась проблемами «железа», а я увлекался софтом и хорошо в нём разбирался.

Но я ни разу не пожалел о своём выборе. Прежде всего потому, что в конце концов сделал его сам.

По дипломной специальности я проработал около восьми месяцев. Хорошую зарплату обещали только года через три, а я не хотел так долго ждать. Устроился в ульяновскую энергосбытовую компанию, где проработал программистом шесть лет. А потом ушёл делать Лайфхакер.

Через 15 лет после окончания вуза я выступал перед абитуриентами и первокурсниками и увидел знакомую ситуацию: на них всё так же давят учителя и родители.

Будущий студент часто дезориентирован и не понимает, что это выбор, который определит его будущее. Лучше делать его самостоятельно, а мнение всех остальных стоит в лучшем случае учитывать.

Свой вуз и факультет я очень люблю. Студенческие годы были сложными, но в то же время для меня они стали временем взросления и становления как личности.

5. Психология вместо машиностроения

Елена Шадрина
Ярославль

В школе я мечтала стать микробиологом и певицей. Очень любила биологию, физику и химию. Мама приветствовала моё увлечение техническими науками. Она работала инженером и хотела, чтобы я устроилась в сфере, где у неё самой были связи. Маме удалось отговорить меня от микробиологии и убедить в том, что инженер — отличная профессия.

Я поступила в политехнический университет на машиностроительный факультет. Сначала всё нравилось, ведь учёба шла легко, я получала стипендию. К тому же в вузе было много мальчишек, а мне было всегда с ними гораздо веселее, чем с девчонками.

Но были и сложности. Некоторые предметы давались с огромным трудом. Например, однажды, чтобы сдать домашнее задание по инженерной графике, я не спала до четырёх утра. А через 2 часа встала и поехала в вуз. Из-за напряжённой учёбы ко второму курсу я похудела на 10 килограммов, моё лицо было серого цвета, под глазами огромные синяки. Сама я этого не замечала.

Помню, сидели с мамой в кафе после очередного зачёта, и она сказала: «Лена, уходи оттуда, на тебя невозможно смотреть».

Я осознала, что нахожусь не на своём месте, на втором курсе. Тогда в учебном плане появились психология и педагогика. Эти предметы заинтересовали меня гораздо больше, чем литьё или теория резания. Я забрала документы и подала их в другой вуз — на психологию.

Училась заочно, параллельно работала музыкальным руководителем в детском саду, а на последних курсах устроилась в кадровое агентство. Думала, что после вуза буду разрабатывать системы психологического отбора персонала в крупных организациях. Но потом поняла, что хочу заниматься терапией.

В детстве я посмотрела фильм «Цвет ночи», видимо, тогда впервые и задумалась о работе психолога. Мечтала о своём кабинете, только не знала, как достичь цели.

Путь в новой сфере я начала с бизнес-тренингов. Сразу не получилось, и я от растерянности ушла, как ни странно, в инженеры. Пока не работала по специальности, написала роман в жанре фантастики, а потом и продолжение. В то время я осознала, что мне самой нужна была поддержка коллег-психологов и личная терапия. Я её прошла и начала консультировать.

Сейчас состою в ассоциации когнитивно-поведенческих психотерапевтов, занимаюсь частным консультированием. Люблю учиться и продолжаю делать это до сих пор, повышая квалификацию в новой профессии.

6. Веб-разработка вместо дипломатии

Антон Воробьёв
Москва

В школе я обожал математику и информатику, поэтому мечтал пойти в ИТ-сферу. Родители такой выбор восприняли в штыки: они считали, что у меня недостаточно знаний и умений в этой индустрии, а значит, тратить деньги на такое обучение нет смысла.

Спорить с ними я не стал и подал документы на факультет международных отношений и дипломатии. Эти сферы тогда мне были немного интересны, да и знаний для поступления хватило. Учиться было скучно: преподаватели от студентов ничего не ждали и даже не требовали. Да и большинство моих однокурсников не стремились заниматься.

После получения диплома я полтора года пытался найти работу, но безрезультатно. Пришлось просить родителей о помощи. Так я получил место в представительстве одной из республик РФ. Но там мне настолько не нравилось, что я был рад устроиться менеджером в ресторан.

Когда я женился, то осознал: так дальше продолжаться не может. В ресторане я не видел для себя никаких перспектив: это оказалась не моя сфера. Весной я решил всё же последовать за мечтой и записался на онлайн-курсы по веб-программированию.

Пока я не работаю по новой специальности: впереди ещё год учёбы. Но уже сейчас на занятиях я делаю то, чем мне предстоит заниматься на будущей работе. Мне интересно писать код и создавать интернет-магазины. Я наконец-то занимаюсь любимым делом и бесконечно счастлив.