Мир стремительно меняется. Кто‑то приветствует трансформации, а кто‑то, напротив, упирается, протестует и до хрипоты готов доказывать, что раньше было лучше, а порядок и стабильность — важнее гипотетических улучшений.

Так происходит и с глобальными общественными процессами, и с более мелкими вопросами, например строить ли рядом с домом площадку для выгула собак, и с совсем уж личными обстоятельствами, такими как смена работы или переезд в другой район.

Почему одни люди буквально жаждут перемен, а другие их боятся? Разбираемся, что говорят об этом нейробиология и психология.

За нас решает наш мозг

Учёные исследовали мозг консерваторов и либералов, чтобы выяснить, почему люди придерживаются тех или иных взглядов и насколько этот выбор вообще добровольный. Выводы оказались интересными.

1. Сторонники стабильности острее реагируют на опасность

Да, именно так утверждают Differences in negativity bias underlie variations in political ideology исследователи. Например, убеждённые консерваторы быстрее фокусируют Applying the Flanker Task to Political Psychology: A Research Note взгляд на лицах со злым выражением. Но и нейтральные лица они часто воспринимают как враждебные, а значит, переоценивают гипотетическую угрозу или вовсе видят там, где её нет. Это может быть связано с тем, что у них сильнее развито Political Orientations Are Correlated with Brain Structure in Young Adults миндалевидное тело — амигдала — структура мозга, отвечающая в том числе за реакцию на опасные стимулы.

С одной стороны, это можно даже посчитать преимуществом, ведь люди, которые быстрее и острее реагируют на потенциальную угрозу, вроде как больше защищены. Но с другой, консерваторы — в широком смысле, не только в политическом — возможно, склонны эту опасность сильно преувеличивать. И потому держатся за текущий порядок вещей всеми силами.

2. Одни люди боятся нового сильнее, чем другие

Перемены, даже небольшие — это всегда шаг в неизвестное. А такое пугает, причём одних больше, чем других. Существует даже особое состояние Intolerance of uncertainty: Neural and psychophysiological correlates of the perception of uncertainty as threatening — непереносимость неизвестности. У людей, которые от неё страдают, учёные зафиксировали больше активности в области миндалевидного тела. Они более тревожные, им сложнее решиться на перемены и смелые поступки.

3. Консерваторы делят людей на своих и чужих

Конечно, на самом деле все так поступают. Достаточно посмотреть на то, как либеральная общественность «отменяет» знаменитостей за некорректные высказывания, или какие формы принимают протесты движения Black Lives Matter против расизма и за права людей афроамериканского происхождения.

Но учёные выяснили, что у консервативно настроенных людей сильнее The behavioral immune system and social conservatism: a meta‑analysis развита островковая доля — область мозга, которая отвечает за брезгливость и отвращение. Можно предположить, что консерваторы острее и эмоциональнее, чем условные либералы, реагируют на людей и явления, которые им не симпатичны.

В то же время у тех, кто настроен более открыто и демократично, оказалось больше серого вещества в передней поясной коре, которая обеспечивает гибкость мышления.

На нас действуют когнитивные искажения

1. Апелляция к традициям

Всё старое, устоявшееся и традиционное — заведомо лучше Appealing to Tradition Fallacy , чем всё новое. И даже неважно, что традиция или установка давным‑давно устарела и как минимум бесполезна, а то и вредна. Признать это и оставить прежние убеждения и паттерны поведения в прошлом может быть очень страшно и непривычно.

Это та причина, почему люди с таким скрипом отказываются от устоявшихся ритуалов, например свадеб. Даже если пара понимает, что торжество им не нужно, зачастую всё равно его устраивает, потому что так принято.

Или взять смену фамилии после заключения брака: куча бумажной волокиты, потеря узнаваемости, потраченные нервы — и всё ради обычая, который уже не несёт почти никакой пользы.

Кстати, есть и обратное искажение — апелляция к новизне, когда человек бездумно восхищается любыми свежими идеями и решениями только потому, что они новые.

2. Эффект владения

Из‑за него мы больше ценим то, что уже имеем, чем то, что могли бы получить. Это та самая синица в руке, которая лучше журавля в небе.

3. Отклонение в сторону статуса‑кво

Пусть всё остаётся таким, как есть, то есть сохраняется статус‑кво (status quo — исходное состояние). Даже если это самое «как есть» не очень‑то и хорошее.

Например, эксперименты показывают Status quo bias in decision making , что люди скорее выберут знакомого политического кандидата, которым они недовольны, чем дадут шанс новичку.

Нам трудно признавать, что мы были не правы

Перемены в жизни очень часто связаны с переосмыслением взглядов и убеждений. Например, человеку приходится признать, что он выбрал не ту профессию, а теперь ему интересно совсем другое. Или что его партнёр, с которым он провёл много лет, просто манипулировал им. Или что он долгие годы был сторонником вредных стереотипов.

Понять это, принять и тем более объявить об этом публично может быть ой как непросто. Поэтому многие предпочитают цепляться за прошлые убеждения и поступки — и ничего не менять.

У нас был негативный опыт

Скажем, человек вложил деньги в бизнес и всё потерял. Или попробовал себя в новой профессии — и не смог состояться. Или решил заняться спортом и получил травму. После такого хочешь не хочешь, а будешь думать, что уж лучше пусть всё остаётся как есть.

То же касается и более глобальных ситуаций, когда людям, например, каждые 10 лет приходится переживать в своей стране кризисы, перевороты, войны, смену власти и другие политические потрясения. Нет ничего удивительного, что те, кто прошёл через подобные события, цепляются за любую, даже плохонькую стабильность, лишь бы не столкнуться снова с тотальной разрухой, нищетой и беспорядками.