Дмитрий Новожилов

Саунд-дизайнер и основатель студии Daruma Audio.

«Мне приходилось писать всем подряд и предлагать свои услуги»: о первых шагах в звукозаписи и работе с провинциальными рэперами

— Ты уже больше 10 лет работаешь со звуком: восемь лет сводил музыку для тольяттинских рэперов, а теперь делаешь саунд-дизайн для крупнейших российских и зарубежных брендов — Google, Snapchat, «Яндекса», Pornhub. Как тебя заметили?

— В университете мне нравилась профессия графического дизайнера. Я хотел работать с большими брендами, формировать айдентику, изучать нейминг и элементы корпоративного стиля. Примерно шесть лет назад, когда я всерьёз занялся саунд-дизайном, я понял, что могу делать всё это с помощью звука.

Первое время приходилось писать всем подряд и предлагать свои услуги, чтобы наработать портфолио. А дальше сыграло свою роль сарафанное радио: когда ты хорошо выполняешь задачи, тебя начинают рекомендовать. Так я и дошёл до сотрудничества с крупными брендами. Мы писали музыку для заставок телеканала «Супер», а также озвучивали рекламу «Алисы» от «Яндекса» и маски для Snapchat.

— Какой проект оказался самым запоминающимся и важным для тебя?

— В течение года мы выполняем около 200 проектов, так что сложно выделить один. Помню, что было интересно сотрудничать с «Яндексом», потому что в компании работают ребята с собственным видением итоговой работы. Они хотят, чтобы результат получился оригинальным, поэтому часто звонят и напрямую говорят, что хотят изменить.

Мы озвучивали ролики о виртуальной помощнице «Алисе»: добавляли в видео звуковые эффекты и писали музыку. «Яндекс» долго не принимал работу, потому что хотел большего, но мы всё равно добились результата. И он стоил того.

Кроме этого, мы озвучивали логотип лондонского оркестра, который играет вживую во время кинопоказов, а ещё делали музыку и саунд-дизайн для шоу, посвящённого сказкам Пушкина.

3D-анимация проецировалась на Московский Манеж. Последний проект особенно значим для меня, потому что благодаря ему я впервые начал делегировать обязанности и управлять командой. Я выполнял роль арт-директора, отслеживая работу саунд-дизайнера и композитора. До этого у меня не было подобного, так что эта задача подняла меня на новую ступень.

— Когда ты впервые понял, что работа со звуком — это твоё?

— Период моего взросления так или иначе связан со звуком: в 5 лет я осознал, что на магнитофон можно записывать голос, в 13 начал вести домашние эфиры для личного прослушивания, а в 15 стал зачитывать рэп. В дальнейшем я решил поступать на звукорежиссёра. Но в Тольятти такой специальности не было, а уезжать в другой город мне не хотелось. В итоге я пошёл на психолога и сейчас не жалею.

Конечно, для работы со звуком нужны узкоспециальные знания, но мне легче получать их в бою — во время работы над реальными проектами, — а сухая теория усваивается труднее. К тому же каждый преподаватель рассказывает о собственном опыте, а значит, в процессе учёбы ты невольно становишься похож на него, а не на самого себя.

Мне удалось этого избежать, но зато пришлось изрядно помучиться. Помню, как я стоял на остановке и думал: «Господи, ну когда ж я стану звукорежиссёром? Когда у меня уже всё получится?» С каждым новым проектом опыта становилось больше, так что теперь я могу с уверенностью сказать, что научился всему самостоятельно.

— Как появилась твоя первая студия звукозаписи?

— В 2004 году у меня была музыкальная группа «Небро». Перед известным фестивалем RAP MUSIC мы решили записать в студии одну из песен. Когда я пришёл забирать результат, звукорежиссёр как раз дорабатывал наш трек. Я понаблюдал за процессом, загорелся и решил заниматься тем же. Меня просто поразило, что он сидит за компьютером, что-то делает и зарабатывает на этом деньги. К тому же я любил звук, так что сведение музыкальных композиций идеально мне подходило.

Я купил дешёвую звуковую карту, микрофон и начал тренироваться дома — просто тыкал на всё, что вижу, потому что никаких уроков тогда ещё не существовало. Спустя время я решил, что хочу зарабатывать звуком. Я занял 10 000 рублей, купил более совершенную звуковую карту, наушники за 500 рублей и организовал студию с отдельным входом в одной из комнат в частном доме у родителей. Я сделал рассылку «ВКонтакте», и ко мне стали приходить тольяттинские рэперы. В итоге студия почти сразу окупилась, потому что я совсем немного в неё вложил — около 30 000 рублей.

Наверное, если бы я сохранил эту студию, то сейчас зарабатывал бы большие деньги, но на тот момент рэп был неприбыльным. Исполнители уже существовали и хотели записываться, а направление ещё не стало таким популярным, как сейчас.

В итоге спустя четыре года я понял, что больше не могу работать на студии, потому что провожу там очень много времени, но слишком мало получаю взамен. К тому же рэперы — это летящие подростки, которые не ценят твоё время. А я давно хотел работать с крупными клиентами, у которых есть отлаженная структура взаимодействия и деньги.

— И тогда ты начал заниматься саунд-дизайном?

— Как раз в тот момент ко мне пришёл знакомый, который заинтересовался моушен-графикой, и попросил помочь ему со звуком. Он приходил ко мне с визуалом, а я должен был его озвучить. Я согласился и начал зарабатывать за один рекламный ролик в два раза больше, чем за сведение музыкального трека. Тогда я решил укрепиться в сфере саунд-дизайна.

«Дождь напоминает звук жарки бекона на сковородке»: о крупных проектах

— Что такое саунд-дизайн?

— Саунд-дизайн сочетает в себе сразу несколько направлений работы. Одно из них — создание атмосферы. Она помогает понять, что тебя окружает, и погрузиться в пространство: в лесу мы всегда слышим шуршание листвы и пение птиц, а в городе — шум машин и голоса людей.

Второе направление — синхронные шумы. В фильмах мы слышим шаги, шуршание одежды, хлопающие двери. Но на самом деле эти звуки не записываются на площадке — над ними работает саунд-дизайнер.

Третье — звуковые эффекты, которые нельзя записать в реальности. Например, шум космического корабля или голос робота Валли. Любой звук, который мы не можем встретить в природе, создаётся с нуля.

Дмитрий Новожилов: любой звук, который мы не можем встретить в природе, создаётся с нуля

— Как ты прокачивал скил, чтобы стать одним из лучших саунд-дизайнеров в России?

— Я не считаю себя одним из лучших саунд-дизайнеров в России. Впрочем, если хочется освоить эту профессию, то для начала нужно накопить библиотеку звуков, чтобы было из чего выбирать во время работы над роликом. Хлопанье двери можно записать на микрофон не выходя из дома, а вот с рыком льва уже сложнее.

Для таких случаев существуют специальные ресурсы. Один из них — Freesound. Сюда можно добавить собственный звук или забрать чей-то, чтобы использовать в дальнейшем. Некоторые крупные компании создают платные тематические библиотеки и продают их, например, за 300 долларов. Ты покупаешь права на использование, чтобы в дальнейшем спокойно применять эти звуки в работе.

Моя личная библиотека формировалась очень долго: некоторые звуки я записывал сам, а другие искал в свободном доступе или покупал. Кроме этого, я постоянно изучал популярные брендовые ролики, чтобы понять, как они сделаны. Я тянулся к их звучанию и ориентировался на западных специалистов, потому что в России тогда не было саунд-дизайнеров, на которых можно было бы равняться. Было сложно, потому в голове появлялись интересные решения, но не было навыка, чтобы реализовать задуманное. Со временем выросли библиотека и скил, так что сейчас трудностей практически не возникает.

— Насколько сложно подобрать к движущейся картинке подходящий звук?

— Когда видишь образ на экране, то практически сразу возникает понимание, как это должно звучать. Дальше остаётся только найти подходящие звуки в библиотеке или записать их. Однажды мы делали ролик для Pornhub — про ленивых панд, которые не хотят размножаться. Нужно было придумать, как будут звучать их шаги. В итоге мы надули шарик, ударяли по нему и всячески мяли. Затем выделили фрагменты этих записей и смешали между собой, чтобы получить классный результат.

— Были случаи, когда подходящий звук просто не находился?

— Если включить воображение, всегда удаётся подобрать нужный вариант. В конце концов, его можно создать даже из подручных средств. Допустим, винты подводной лодки можно озвучить, нажав кнопку смыва унитаза, а затем понизив получившуюся дорожку на несколько тональностей. Дождь, например, напоминает звук жарки бекона, а стук половинки кокоса по столу — цоканье копыт. Найти подходящее звучание можно всегда. Другой вопрос, получится ли отыскать нетривиальное решение, которое окажется интересным для заказчика и зрителей.

Когда ты придумываешь звук, то чаще всего используешь сразу несколько слоёв, чтобы получить насыщенную фактуру, которая не будет нарушать ничьи права. Так мы создавали рычание Рошана из известной игры Dota 2. Сначала мы кричали на микрофон через шарик, а потом понизили получившийся звук на несколько тонов, чтобы он стал более томным. Затем подмешали рык медведя и льва, а напоследок добавили звуки синтезатора. Так и получился интересный, оригинальный элемент образа персонажа.

— Не чувствуешь себя сумасшедшим человеком, который только и делает, что охотится за звуками?

— Нет, я не хожу с рекордером постоянно, потому что слишком ленивый для этого и не настолько люблю звук. Впрочем, я постоянно фантазирую о том, как тот или иной образ мог бы звучать, а затем ищу ассоциацию с этим звуком в реальности, чтобы записать его.

— Чаще всего ты работаешь с зарубежными заказчиками. Неужели в России саунд-дизайн никому не нужен?

— В Америке каждый день появляется множество сервисов, которым необходима озвучка роликов — там подобные проекты поставлены на поток, так что мы можем сотрудничать хоть каждый день. В России о важности звука и моушен-графике тоже задумываются, и с некоторыми компаниями мы уже работали.

Проблема лишь в том, что на звуке нельзя экономить: он сильно влияет на восприятие видео. В России очень маленькие бюджеты на ролики для малого бизнеса, так что лишь единицы могут позволить себе заказать хороший продакшен.

Кроме этого, отечественные заказчики любят делать всё второпях, а мне не нравится работать в таких условиях. Американцы более трепетно относятся к тайм-менеджменту, и мне это близко. Есть крупные российские компании, с которыми приятно сотрудничать, но это, скорее, редкость.

Ещё я не люблю созваниваться — мне нравится обсуждать работу в текстовом формате. Американцы настолько чётко расписывают задачу, что ты можешь сразу же к ней приступить. А российские заказчики любят звонить и рефлексировать по телефону. Проблема лишь в том, что это никак не влияет на мою работу. Нужно точно ставить задачу, и мы её выполним — всё просто.

— Получается, в России почти нет заказов, а значит, и саунд-дизайнеров?

— Их достаточно много, но они сосредоточены в кино и игровой индустрии, а я чаще всего делаю эксплейнер-ролики, которые объясняют, как работает сервис или продукт. В 2012 году, когда я только пришёл на рынок, в России было всего четыре саунд-дизайнера подобного типа, но количество специалистов постепенно растёт.

«Первого сотрудника я взял на работу только потому, что он был рождён в январе»: о наборе в команду и принципах организации пространства

— Сейчас ты руководишь собственной студией Daruma Audio. Как она появилась?

— Если честно, я всегда мечтал о большой команде. Но её нужно мотивировать и содержать, так что со временем амбиции поутихли. Сейчас в Тольятти саунд-дизайном занимаются всего три человека и все работают у меня в студии.

Это не физическая студия. Когда я занимался звукорежиссурой, меня бесило, что я привязан к рабочему месту. Мне всегда хотелось работать как дизайнеры, которые могут выполнять заказы в любом месте, прихватив с собой лишь планшет или ноут.

Саунд-дизайн позволяет вести похожий образ жизни: я могу взять лишь наушники и ноутбук, чтобы иметь возможность работать из любой точки земного шара. Все мои сотрудники выполняют заказы из дома, потому что это очень удобно: можно не тратить время на дорогу и выбрать любую локацию, которая позволяет быть продуктивным.

— Как ты собирал команду?

— Первый опыт набора персонала был довольно смешным. Я увлёкся астрологией и решил выбрать сотрудников по знакам зодиака: приглашал только Козерогов, потому что они рассудительные и работают на результат. Мне казалось, что если собрать команду таких же, как и я, то мы будем просто непобедимы.

В общем, первого сотрудника я взял на работу только потому, что он был рождён в январе. Это забавно, но сейчас этот парень — моя правая рука, так что тут я не прогадал. Второй Козерог был классным специалистом, но мы с ним не сработались. С этого момента я отбросил идею со знаками зодиака и начал выбирать людей, с которыми мне комфортно.

Многие сотрудники просто не справлялись: для меня важно, чтобы результат соответствовал ожиданиям клиента. А если что-то идёт не так, я могу реагировать жёстко. Сейчас в компании всего три саунд-дизайнера, включая меня, и мы чувствуем, что находимся на одной волне друг с другом. Как правило, я руковожу работой, а ребята занимаются подбором звуков. Некоторые проекты требуют написания оркестровой музыки — для таких случаев у нас есть композитор из Москвы.

— Ты востребованный специалист, а такие ребята обычно быстро перебираются в Москву. Почему ты всё ещё остаёшься в Тольятти?

— Я работаю с Европой и Америкой, так что мне всё равно, где находиться. Со своим заработком я комфортно чувствовал бы себя и в Москве, но в Тольятти, разумеется, ощущаю себя ещё лучше. К тому же у меня семья, так что перебраться куда-то вдвойне сложнее.

У меня была возможность уехать в Европу, но я отказался, потому что работал бы на другую компанию, а не на себя. Не хочу никуда переезжать — мне очень хорошо в Тольятти. Я просыпаюсь утром, вижу новый проект от американцев и делаю его, пока они спят, а к вечеру следующего дня отправляю результат. Это удобно для всех, потому что они не беспокоят меня, а я довольно быстро и качественно выполняю всё для них.

— Как выглядит твоё рабочее место?

— На столе стоит ноутбук, который я подключаю к монитору, пара колонок, наушники, звуковая карта, MIDI-клавиатура и микрофон, если нужно сделать подкаст. Ещё у меня есть рекордер, который я использую, чтобы записать новые звуки. Этого мне достаточно для работы.

Недавно я поймал себя на мысли, что покупаю слишком много гаджетов, которые не использую — это просто фетиш. Меня поражают люди, которые не гонятся за новинками и делают проекты не хуже, чем ребята с огромным количеством предметов под рукой. Теперь я перестал тратиться и стараюсь добиться результатов с тем, что есть. Минимализм — это очень круто, так что я к нему стремлюсь.

Я часто передвигаю предметы в своей импровизированной домашней студии, потому что меня бесит находиться в одном и том же пространстве. Я могу переставить звуковую карту в другое место или убрать клавиатуру, чтобы сменить атмосферу. Для меня это почти то же самое, что проветрить комнату — в другой обстановке легче работать и придумывать что-то новое.

Дмитрий Новожилов: рабочее место саунд-дизайнера

— Как ты себя организуешь: используешь приложения или техники тайм-менеджмента?

— Для меня саунд-дизайн — вся жизнь, но это очень плохо. Нет разделения между работой и отдыхом, поэтому я занимаюсь делами практически всегда. Мне хочется структурировать свою деятельность, но это плохо получается. Проблема в том, что я ничего не записываю: все задачи по проектам хранятся в моей голове. У меня хорошая память, но это сильно загружает мозг.

Иногда я записываю задачи в приложение Things, но потом всё равно забываю туда заглядывать, потому что запоминаю всё самостоятельно. Ещё я использую приложение Bear — это текстовый редактор, в который я заношу темы для подкастов или оставляю ссылки на интересные ресурсы. Для общения с командой я пользуюсь Slack. Как только появляется задача, я сразу пишу её туда, чтобы зафиксировать. Это гарант того, что она будет выполнена.

Как правило, я начинаю работать прямо из кровати: сразу же беру телефон, изучаю обращения клиентов и раздаю задачи команде. Потом отвожу детей в школу, завтракаю с женой и продолжаю трудиться. Тут нет никакой структуры: я просто выполняю дела, которые появились утром.

— Кроме работы в студии, ты записываешь два подкаста — «Пироги» и «Шум». Как они появились?

— «Пироги» появился довольно спонтанно. Мы с другом сидели в кафе и решили запустить разговорный подкаст. Когда думали над названием, я повернул голову к витрине и увидел пироги — так и выбрали. Это довольно личный подкаст, в котором мы по-домашнему обсуждаем сериалы, воспитание детей и свой личный опыт.

У «Шума» другая направленность. В нём мы говорим о важных вопросах и проблемах, пытаясь выяснить, действительно ли они важны. Пока записали только один выпуск — про интернет. Рассмотрели все плюсы и минусы этого явления, структурировали информацию и высказали своё мнение на счёт того, нужен ли он вообще.

Если честно, я хочу связать свою жизнь с подкастами: мне нравится их записывать. Хочу зарабатывать на этом деле столько же, сколько и в саунд-студии.

— А чем ещё занимаешься в свободное время?

— Если у меня есть свободное время, я трачу его на семью — провожу время с женой и детьми. Мы можем выбраться погулять или спланировать совместное путешествие на море. Четыре года назад у нас появилась собака, и все единогласно решили, что заниматься ей должен именно я. Так что вдобавок ко всему я стараюсь оправдать ожидания и исправно с ней гуляю.

Лайфхакерство от Дмитрия Новожилова

Книги

Реальная история человека, который прошёл концлагерь. Из этой книги я вынес тезис, что в жизни нужен смысл. Если человеку есть ради чего жить, то всё остальное играет малую роль.

Эта книга о человеке, который в поисках себя прошёл путь от жёсткого аскета до богача. Мне понравилась мысль, что если ты пытаешься быть кем-то, то в этот момент ты не являешься собой.

Из этой книги я вынес мысль, что человек счастлив, когда делает счастливым другого. И только так.

Видео и подкасты

Леонид очень интересно и доступно рассказывает истории о себе, о своей семье и обо всём, что его окружает. Качественная видеосъёмка и монтаж. Вообще канал Леонида — это отличный пример того, как нужно рассказывать истории в видеоформате.

Это подкаст Екатерины Кронгауз и Андрея Бабицкого. Они рассматривают различные темы с точки зрения этики. Очень интересно наблюдать за их обсуждением.

Единственный в России интересный подкаст о технологиях. Классные ведущие и темы. Так же хорошо заходят и другие проекты этих ребят.

Это два отдельных подкаста от двух дизайнеров — Саши Бизикова и Дена Талалы. Но они не только про дизайн. Это такие личные аудиодневники с интересными ведущими, гостями и историями. Оба подкаста классно звучат.