Сергей Котырев — предприниматель с 20-летним стажем, основатель группы компаний UMI и одна из ключевых персон российского рынка digital-маркетинга по версии Tagline. Его проекты — палочка-выручалочка в мире IT. Сервисы помогают быстро создать готовый к продвижению сайт, а затем грамотно управлять им. Пообщались с Сергеем и выяснили, как вывести агентство в лидеры всего за четыре года, какие ошибки могут похоронить ваш бизнес и почему рисковать можно и даже нужно.

Сергей Котырев
Руководитель 1С-UMI.

«Я ничего не боялся и делал то, что интересно»

— Вы влюбились в интернет в 90-х. Как это на вас повлияло?

— Я думаю, позитивно. По крайней мере, не знаю, какой бы была моя альтернативная судьба. В 1995 году после второго курса университета мама подарила мне первый компьютер. Со временем я сам накопил на модем, подключился к Фидонету (международная любительская некоммерческая компьютерная сеть. — Прим. ред.), а затем перешёл в интернет. С этого момента стал изучать, как самостоятельно делать сайты. Разобраться оказалось не так уж сложно, потому что я учился в техническом вузе. К тому же меня окружали друзья-айтишники.

Однажды знакомый художник сказал, что хочет продавать картины за границу. Я предложил ему сделать сайт, и он согласился. Задачка для того времени была нетривиальной: пришлось найти сканер, обработать картины, сверстать сайт и поместить его в интернет. Я справился и заработал 150 долларов — астрономическая сумма для подростка. На эти деньги я купил более быстрый модем и был просто счастлив.

— Обычно люди боятся продвигаться в относительно новых нишах, а интернет как раз и был таким. Почему вы решили начать бизнес, связанный с созданием сайтов?

— Мне было так мало лет, что я ничего не боялся и делал только то, что интересно. А если увлечение приносит ещё и деньги, то вообще супер. Я сидел в комнате родительской квартиры и делал сайты. Связь была очень классная — 33,6 килобита в секунду. Молодое поколение сейчас не поймёт, но мои ровесники точно оценят, как это было круто.

Первым коммерческим интернет-проектом я занялся в 1999 году, когда работал в инвестиционной трейдерской компании. Технический директор не справлялся с новым IT-проектом, поэтому я предложил свою кандидатуру в помощь, хотя на тот момент занимался маркетингом. В итоге так увлёкся процессом, что в 2000 году открыл собственную IT-компанию.

— Как это произошло?

— Помню этот момент, как сейчас. Как-то раз мы с друзьями-однокашниками из Стокгольмской школы экономики отдыхали в баре отеля «Балтиец». Рядом сидел Самвел Аветисян — легендарный маркетолог и известный в узких кругах человек. Мы говорили о бизнесе, и я сказал, что работать по найму мне надоело. Хотелось открыть собственный бизнес, но у меня не было ни знаний, ни денег, ни клиентов. Самвел спросил: «А чем бы ты хотел заниматься?» Я ответил, что мне нравится делать сайты и работать в сфере цифрового креатива.

Спустя время Самвел позвонил мне и сказал, что у него есть крупный заказчик, которому нужна мультимедийная презентация и большой сайт. Оказалось, что клиент — один из самых больших портов в стране «Петролеспорт». Я поехал на переговоры и вернулся с готовностью подписать контракт. Продавать у меня получалось отлично, потому что в студенческие годы я подрабатывал на радиорынке и научился разговаривать с клиентами. В итоге за презентацию на компакт-дисках и сайт мне должны были заплатить 10 000 долларов.

— После этого вы всё-таки уволились с работы?

— Первым делом я побежал открывать юридическое лицо. В качестве уставного капитала записал свой единственный актив — персональный компьютер стоимостью 150 долларов. У меня не было ни сотрудников, ни офиса, зато был контракт на 100 000 рублей.

Сразу же увольняться с работы я не стал, но подошёл к начальнику и рассказал о ситуации. Он предложил мне занять свободное место в помещении, продолжать на него работать и в свободное время выполнять личные заказы. Плату за аренду разрешил отдать, когда появится первая прибыль. Я благодарен этому человеку за то, что он меня поддержал.

Со временем я всё-таки решился уйти в свободное плаванье. Конечно, было немножко страшно, потому что среди моих друзей и родственников предпринимателей никогда не было. Я нанял двух сотрудников, уволился с работы и стал платить за аренду. В итоге решение оказалось правильным, потому что за четыре года я создал одно из трёх лидирующих интернет-агентств в Санкт‑Петербурге.

IT-бизнес: Сергей Котырев, UMI.CMS

— В чём секрет такого активного роста? Не было конкуренции?

— Она была всегда. Правда, из тех компаний, с которыми мы тогда соперничали, в живых осталось только три. Успех пришёл благодаря конкурентным преимуществам. Одно из них — моя способность продавать и креативить, что позволяло нам выигрывать тендеры на большие для того времени бюджеты.

Ещё одна причина активного роста в том, что мы решили делать собственный софт, который позволял управлять сайтами. Это давало возможность забирать тендеры, требующие построения порталов с большим количеством работ по контент-менеджменту. Так зародилась первая версия UMI.CMS — коммерческой системы управления контентом, которая впоследствии превратилась в отдельный бизнес.

В 2007 году я очень устал от рекламного рынка, потому что осознал, что он плохо масштабируется. Тогда я переключился на софтверный рынок и стал создавать программное обеспечение.

— Получается, вы сдались, оставили собственную компанию и переключились на более удобный рынок?

— Я не сдался, а пришёл к выводу, что больше никогда не буду заниматься немасштабируемым бизнесом. Это было осознанное решение, которому я не изменяю уже 12 лет. Мне не нравится, когда объём выручки и прибыли зависит от количества ресурсов. Например, если у вас ресторан, то количество денег прямо пропорционально количеству столов, размеру помещения и числу сотрудников.

То же и с интернет-агентством: если хочешь увеличить обороты в два раза, нужно нанять ещё столько же дизайнеров, программистов, верстальщиков, менеджеров, бухгалтеров. Когда в моём агентстве работало 55 человек, я осознал, что расти уже некуда. Больше 80% моего времени уходило на поиск сотрудников, обучение, адаптацию, увольнение и очередной поиск. При этом нормальных кадров на рынке IT в избытке не было практически никогда. В итоге я продал агентство и стал заниматься бизнесом, который подвергается масштабированию, — создавать программное обеспечение.

Работать с софтом очень удобно, потому что количество проданных лицензий никак не связано с числом сотрудников.

Через специальный сервер мы можем выдать хоть 100 000 лицензий за месяц. Маркетинговые затраты прямо пропорциональны, а кадровые — нет. Мне не придётся нанимать новых людей, чтобы продавать больше. Это и называется масштабируемым бизнесом.

— Получается, преодолеть кризис масштабирования невозможно?

— Можно поставить в салоне красоты 10 кресел вместо пяти или открыть второй филиал в другой точке города и носиться между ними. Многие предприниматели так и делают, но я ленивый человек. Когда понял суть, потерял интерес к немасштабируемому бизнесу. Мне всегда хотелось делать великие дела небольшой командой единомышленников, в которой каждый человек крутой и ценный.

IT-бизнес: Сергей Котырев, UMI.CMS

— Желание удалось воплотить в жизнь?

— Иногда у меня получается. Недавно я подсчитал, что за 20 лет предпринимательской карьеры выстрелило только пять стартапов из 18. Впрочем, удачные проекты окупили все затраты. Коллеги говорят, что это нормальная статистика — средняя по больнице.

Самый успешный из моих проектов — группа компаний UMI. У нас получилось сделать два с половиной успешных продукта и три провальных. В итоге UMI — хорошая история, потому что я вложил в неё 200 000 долларов, а получил в несколько десятков раз больше. Правда, это результат 10 лет работы, из которых пять я пахал без выходных и зарплаты.

Если взять все проекты, в которые я инвестировал, и размазать прибыль на 20 лет деятельности, то получится не такая уж впечатляющая сумма, чтобы считать себя суперуспешным предпринимателем и гордиться собой.

«Никакие деньги не компенсируют эмоциональное выгорание»

— В чём были причины провалов неудавшихся проектов?

— Это вопрос, ради которого я и сел подводить статистику. Она оказалась для меня очень неприятной. С точки зрения продукта и его позиционирования на рынке даже в провалившихся проектах многое сделано верно. Неудачи были связаны с неправильным выбором партнёров и неоптимальным построением отношений с ними.

Оказалось, если я полностью контролирую проект, то он держится на достойном уровне. Дело в том, что я мегаответственный человек, поэтому не могу позволить своему детищу провалиться. Если же я выступаю в качестве пассивного акционера и просто вкладываю деньги, вероятность неудачи значительно выше. Конечно, я стараюсь тщательно подбирать партнёров, но не всегда получается.

Сергей Котырев

— Несмотря на свою ответственность, за 20 лет предпринимательской деятельности вы наверняка совершали ошибки. Какими они были?

— Разнообразными и повторялись нечасто. Впрочем, за 20 лет у меня набрался список из нескольких десятков пунктов. В первую очередь нужно грамотно подходить к выбору партнёров, с которыми ты делишься эквити (капитал компании. — Прим. ред.). Они должны иметь предпринимательские задатки и интерес к проекту. В противном случае может оказаться, что ты поднял стоимость компании в сотни раз, но рядом сидят пассажиры, которые свесили ножки и зарабатывают вместе с тобой, хотя ничего не вкладывают.

Вторая ошибка — медлить, принимая решения. Мне свойственно долго всё обдумывать и сомневаться, но иногда не самое оптимальное решение, принятое вовремя, оказывается более удачным, чем правильное, но принятое с опозданием. Это относится в том числе к неподходящим сотрудникам, которых нужно увольнять как можно раньше, пока они не сделали какую-нибудь глупость.

Ещё один важный момент связан с диаграммой Эриха фон Манштейна, которую я долгое время популяризировал. В ней есть две оси: на одной — глупость и ум, а на другой — лень и трудолюбие. Идеальными считаются умные и энергичные люди, а самим безнадёжными — тупые и ленивые. Дальше начинается дилемма: нанимать тупых и энергичных или умных, но ленивых?

Мне казалось, что проще ставить тупым людям правильные задачи и смотреть, как они трудятся. На деле же это большая ошибка.

Глупый человек будет выполнять задачу 10 часов, из которых половина уйдёт на переделывание косяков. Он может очень преданно смотреть на тебя, но не умеет развиваться. А ленивый человек, который хорошо мотивирован, оптимизирует работу и сделает её за 2 часа с отличным качеством, чтобы потом была возможность снова расслабиться. Таких и нужно брать на работу.

Четвёртая ошибка — отсутствие золотой середины в процессе работы. Раньше я мотался из стороны в сторону: сначала брал всё в свои руки и налаживал, а потом сгорал и отдавал результат в руки управляющих, которые всё просирали. В итоге мне приходилось снова возвращаться в режим вождя и всё восстанавливать. Нужно искать гармоничную середину между контролем, делегированием и самостоятельной работой. Я до сих пор учусь, чтобы амплитуда колебаний этого маятника становилась меньше.

И последняя ошибка — скупиться на похвалу. Раньше я считал, что хорошая работа — норма, а косяки — провал, а не мелочь. В результате за неудачи все получали выговор, а нормальное выполнение обязанностей никак, кроме денег, не поощрялось. Казалось, что за это я людям и плачу. На похвалу я по-прежнему скуп: благодарю только за подвиги, которые выходят за грань моих ожиданий. Людьми это воспринимается плохо, так что с собой в этом плане мне ещё нужно работать.

IT-бизнес: Сергей Котырев

— В какой момент вы понимаете, что бизнес пора закрывать?

— Вы хотите получить простой ответ на довольно сложный вопрос. Человек, который ответит однозначно, скорее всего, не очень умён, потому что не учитывает огромного количества факторов. У меня нет единого принципа, когда закрывать бизнес. Влияет множество аспектов, например отношения с партнёрами и моё видение света в конце тоннеля. Иногда можно стиснуть зубы и продолжать бороться, но в некоторых случаях оказывается, что свет оказался галлюцинацией, поэтому никаких вариантов, кроме закрытия, нет. Бизнес — это маленькая жизнь, которая очень разнообразна.

Ещё один аспект — чистые эмоции. Когда бизнес меня увлекает и вдохновение прёт, я могу заниматься им сколько угодно без намёка на усталость. Впрочем, так бывает не всегда. Иногда компания приносит прибыль, но от неё нет драйва. Никакие деньги не компенсируют эмоциональное выгорание. В таких случаях можно попытаться продать бизнес или отдать его в управление партнёрам — такой метод редко, но срабатывает.

— На что направлена ваша деятельность прямо сейчас?

— С точки зрения бизнеса я занимаюсь UMI. Сейчас у нас очередной период репозиционирования — уже третий за историю компании. Впервые это произошло, когда мы вышли на рынок CMS, а во второй раз — когда нащупали рынок облачных сервисов и готовых сайтов. Сейчас мы ищем новые продукты и сегменты рынка, чтобы в дальнейшем их масштабировать. У меня есть идеи по поводу того, что будет модно в ближайшее время, но пока не хочу их озвучивать, чтобы не показаться голословным.

Помимо UMI я являюсь акционером нескольких стартапов: в области дейтинга, крипты и до недавнего времени общепита — я был совладельцем ресторанов, но продал их. Ещё я занимаюсь инвестиционной деятельностью. Экономическое образование способствует тому, что мне нравится бесконечно оптимизировать свой инвестиционный портфель. Это хорошая тренировка для ума — вкладываться понемногу в чужие бизнесы и учиться их понимать.

Наконец, у меня есть проекты, которые связаны с моими гуманитарными ценностями и увлечениями. Это интернет-радио «Редкие Рыбы» и одноимённый продюсерский центр. Я ищу талантливых музыкантов, оплачиваю им запись в студии и релизы их музыки.

«Никогда не давайте второго шанса»

— Как выглядит ваше рабочее место?

— У Васи Васина из группы «Кирпичи» есть отличная фраза: «Мой дом там, где я бросил свою кепку». Всё так и есть: рабочее место находится там, где есть ноутбук и подключение к интернету. Больше мне ничего не нужно.

Год назад я переехал за город и теперь живу в деревне. Прямо сейчас сижу в своём кабинете, откуда открывается прекрасный вид на леса, поля и пруд. Передо мной 27‑дюймовый 5К-монитор, который подключён к интернету со скоростью 100 мегабит в секунду. Кроме того, я неимоверно счастлив, что здесь у меня есть отличная техника, чтобы слушать классную музыку. Я меломан с тонким слухом, так что качество звука для меня в приоритете.

Сергей Котырев

В одно время я пытался отказаться от ноутбука в пользу планшета, но у меня ничего не получилось. Сейчас пользуюсь классическим 13-дюймовым MacBook Pro последнего поколения. А в качестве трекера использую умное кольцо Oura Ring. Оно отслеживает всё, что только можно: циклы сна, пульс, шаги, сожжённые калории.

Когда мне нужно с кем-то встретиться и поговорить лично, я приезжаю в офис. Обычно это происходит не чаще трёх раз в неделю. Я понимаю, что чем дольше торчу на рабочем месте, тем больше решаю чужие задачи, которые прилетают от моих сотрудников.

Сидеть в офисе по 12 часов и браться за каждое попавшееся дело не очень полезно для меня.

Деловые встречи я люблю проводить в ресторанах, потому что там приятная расслабленная атмосфера. А если люди из близкого круга, я приглашаю их к себе домой: мы жарим шашлычок, топим баньку и решаем вопросы.

— Сколько человек работает над вашими проектами?

— В штат UMI входит 35 человек, но на пике было 50 и больше. Потом мы оптимизировались и большую часть некритических работ вывели на аутсорс. У нас классическое разделение: коммерческий и партнёрский отделы, маркетинг, разработка, финансы и служба заботы — это оригинальное название службы поддержки клиентов. Есть ещё топ-менеджеры: исполнительный, коммерческий и генеральный директора.

— Как вы организуете команду? Назовите несколько правил, которым вы следуете как руководитель.

— Я, с одной стороны, очень завидую людям, которые придерживаются правил, а с другой — мне их немного жаль. В определённый момент придётся разочароваться в собственных установках и страдать. Я бы заменил слово «правила» на «принципы» — некоторых я действительно придерживаюсь. Например, никогда не давайте второго шанса, если всё ясно уже по первому. Вас обязательно обманут и предадут снова, но будет ещё больше ущерба.

Второй принцип я приобрёл благодаря шведскому бизнесмену Хансу Раусингу. Он был спонсором открытия Стокгольмской школы экономики в РФ, поэтому мне не пришлось платить полную стоимость за обучение. На выпуске он сказал: «У вас всё будет хорошо, когда вы поймёте одну простую вещь: быть честным в долгосрочной перспективе экономически выгоднее».

Прошло уже 20 лет с момента, когда я впервые услышал эту фразу, но она до сих пор живёт во мне. Я смотрю на окружающий мир и понимаю, что когда до большинства в стране дойдёт эта мысль, наступит эпоха процветания и рассвета. Проблема в том, что в нашей стране просто нет долгосрочной перспективы, поэтому быть честным выгодно далеко не всегда. Впрочем, многие всё равно стараются следовать этому принципу в течение жизни.

И напоследок ещё один важный принцип: не работайте с идиотами и не впадайте в крайности.

Было время, когда бизнес-гуру учили всех регламентировать и контролировать каждый чих и пук в компании. Затем ситуация изменилась, и все вокруг начали говорить, что нужно нанять правильных людей, которые сами поймут, как работать. Многие стали следовать этому принципу, но успешных примеров работы по‑прежнему мало. Мне очень нравится концепция срединного пути в буддизме: просто не впадайте в крайности и всё будет нормально.

— Насколько стабилен сейчас бизнес в интернете, который развивается, кажется, не по дням, а по часам?

Сергей Котырев

— Если вы родились на этой планете, смиритесь с тем, что ваша судьба никому не известна. Это касается не только бизнеса. Завтра на голову может свалиться балкон, или вам сломают ногу росгвардейцы, потому что вы шли мимо митинга. Никогда не знаешь, где подкинут наркотики и заразят ли СПИДом, пока сдаёшь анализы в больнице. Бизнес тоже могут отнять, развалить изнутри, или тупо убить экономику в стране, и он сам загнётся.

Нельзя ничего сделать, чтобы исключить неопределённость. Можно только постоянно минимизировать её в меру своих возможностей. В этом и заключается смысл бытия — лавировать среди опасностей, приспосабливаться, развиваться и растить потомство.

— На одной из лекций «Фестиваля 404» вы рассказывали, что столкнулись с проблемой: деньги зарабатывались, а вот работать совсем не хотелось. Поделитесь лайфхаками, как преодолеть эмоциональное выгорание и внутренний кризис.

— У меня этот период совпал с вполне естественным моментом для 40-летнего мужика — кризисом среднего возраста. Всё, что вдохновляло раньше, перестало вызывать эмоции, в том числе деньги.

Нужно понимать, что есть замечательное правило: когда ты на грани выживания, то никакой экзистенциальный кризис не наступит — ты будешь невероятно энергичен, производителен и мотивирован. А когда заработаешь денег — сколько хотел или больше — тебя и накроет пустота.

После достижения большой и важной цели не всегда появляется новая.

У меня есть знакомый массажист, который рассказывает мне про китайскую философию. Однажды он сказал, что мужчина максимально вовлечён, активен и мотивирован тогда, когда находится вне зоны комфорта. Если враги идут на твой дом или тупо кончилась еда, ты готов совершать подвиги. Стоит добиться всего, как появляется другая фундаментальная мужская стратегия — лежать на диване и ничего не делать. Уют и стабильность ослабляют мужское начало, а женщинам они, наоборот, необходимы. Они не могут быть эффективны и производительны, пока не чувствуют себя в комфорте и безопасности. Это логично с учётом наших разных социальных ролей в течение десятков и сотен тысяч лет эволюции.

Парни, если у вас всё хорошо, не позволяйте себе долго расслабляться — иначе раскиснете. Немного отдохните и поставьте себе новую амбициозную цель. Тащите себя из зоны комфорта и отправляйтесь на новую охоту.

«Сколько себя помню, всегда был меломаном»

— Как вы организуете себя сейчас? Пользуетесь какими-нибудь техниками тайм-менеджмента?

— Единственная техника тайм-менеджмента, которой я пользуюсь, — штатный календарь Apple и приложение Things, где хранятся мои списки задач. Раз в неделю я просто планирую задачи на следующую — это занимает примерно 15 минут.

Раньше я приучал себя выполнять намеченный план, но сейчас следую ему вариативно: если задача мне неприятна и её можно отложить, я без сомнения это делаю. Зачем заранее себя насиловать? Некоторые дела, поставленные на следующую неделю, хочется выполнить уже сейчас. Тогда я просто беру, делаю и получаю кайф. При успешном выполнении намеченной работы мозг награждает выбросом дофамина. Это легальный и приятный наркотик.

Такой у меня тайм-менеджмент — без книжек, правил и принципов. Чем меньше себя насилуешь, тем ты более счастливый человек.

— Какие приложения помогают вам в работе и в жизни?

— Самое главное приложение для музыки — Audirvana. Если у вас хороший цифро-аналоговый преобразователь, усилитель и акустика, то воспроизведение музыки в формате FLAC через эту программу довольно сильно улучшит звучание. На телефоне я пользуюсь Apple Music и приложением Tidal для lossless-файлов. В последнем очень большая библиотека музыки в высоком разрешении. Если у вас есть хорошие наушники, вы почувствуете разницу. Правда, в России этот сервис официально не работает, но мы же знаем, как обойти эту проблему.

Ещё у меня есть два любимых онлайн-радио: американское Radio Paradise и «Редкие Рыбы», которое я создал сам. Мне хотелось слушать радио, которого не существовало нигде в мире, поэтому я сделал своё. Теперь в каждой комнате звучит одна из любимых радиостанций.

Поскольку я аудиал, мне удобнее слушать книги, а не читать их. К тому же так можно поглощать информацию за рулём или во время любых других занятий. Так, я пользуюсь приложением Storytel по подписке. Внутри довольно большая библиотека, а если издания нет, я покупаю его на «ЛитРесе» или Amazon. Слушать книги могу на ускоренном воспроизведении.

Для общения с коллегами я использую Slack и почту, а документы держу в Google Drive. Ещё для записи заметок и мыслей у меня есть Evernote, но в последнее время я всё больше его ненавижу. Пока не нашёл, куда мигрировать. А в компании мы уже больше 10 лет пользуемся корпоративным трекером «Мегаплан». После обновления интерфейса он стал гораздо лучше. Для хранения статей пользуюсь Pocket. Ну и Facebook как основной способ общения с внешним миром.

Сергей Котырев

— Какие обязанности вы выполняете на радио «Редкие Рыбы»?

— Моя работа заключается в том, что я нахожу и закачиваю туда музыку, которую считаю прикольной. Можно было просто постоянно обновлять плейлист в iTunes, но я решил, что хочу им делиться. Я коллекционирую прекрасную на мой вкус музыку всю свою жизнь — это часть моей личности. Сколько себя помню, всегда был меломаном.

В последнее время всё чаще убеждаюсь, что музыка, которая мне нравится, у 95% людей вызывает в лучшем случае недоумение, а в худшем — отторжение. Я подумал, что 5% людей на планете — это тоже очень до хрена, поэтому решил делиться своими находками. Существует довольно узкий круг людей, которые тоже фанатеют от композиций, которые мне нравятся. Они и слушают моё радио.

«Редкие Рыбы» не потрясают популярностью, потому что пока я принципиально не вкладываюсь в рекламу. Каждый день приходит от 50 до 100 человек, а если какой‑нибудь блогер находит и рассказывает о радиостанции — около 300–500. Я считаю, что ещё не нашёл формат трансляции, при котором «Редкие Рыбы» будут вирусно распространяться, поэтому планирую экспериментировать с радиоформатом.

— А как появился продюсерский центр?

— Я просто понял, что у меня есть огромное количество знакомых талантливых музыкантов, огромное желание помочь и деньги, чтобы оплатить им запись в нормальной студии. Меня это не разорит. Я получаю те же гормоны радости и счастья от этого занятия. И от осознания собственной значимости в масштабах мирового искусства. Сейчас «Редкие Рыбы» издали уже 12 альбомов и ещё три на подходе. Это такая же странная, но классная музыка, как и на моём радио.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Когда я переехал за город, сон сократился примерно на 2–3 часа. Теперь я могу использовать это время для более полезных задач. Кроме общения с женой, детьми, друзьями и котом я занимаюсь изучением интересной информации, в основном научной. Чаще всего она не имеет никакого практического значения в моей жизни и работе, но мой мозг зачем-то на неё подсел. Я смотрю по две документалки в день на научную или художественную тему. Кроме того, я подписался на огромное количество научных каналов на YouTube.

Недавно увлёкся поведенческой экономикой — это стык прикладной психологии и маркетинга. Иррациональность поведения покупателя, когда он принимает решение, кому платить деньги, имеет сейчас довольно большую научную основу.

Не знаю, почему мой мозг испытывает постоянную потребность в новой информации, но мне очень понравилось обоснование, которое даётся в книге «Красная таблетка». Мозг работает с информацией так же, как тело с едой: он откладывает её в подсознание и перерабатывает.

Возможно, когда я буду чистить зубы через несколько лет, в голову шлёпнется какая‑нибудь классная идея. Я сам не смогу понять, что она последствие прочитанной книги или просмотренного фильма.

Кажется, что гениальные мысли приходят из космоса или рождаются, потому что мы сами исключительны. На деле же наш мозг постоянно работает с информацией, которую мы впитывали годами. Если ничего не изучал или мало размышлял, то и озарений не жди.

Лайфхакерство от Сергея Котырева

Книги

Из художественной литературы, которая сильно на меня повлияла, отмечу «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова и «Бессмертие» Милана Кундеры. Ещё мне нравится «Пена дней» Бориса Виана и «Сто лет одиночества» Маркеса. Раньше любил произведения таких авторов, как Леонид Андреев или Роальд Даль. В последнее время не нравится эмоционально себя терзать, поэтому больше такое не читаю, но в юности нравилось испытывать себя на минорный надлом.

Деловая литература неоднозначна: актуальность меняется с каждым десятилетием, так что нет такой книги, которая будет восхищать всю жизнь. Я читал «Жёсткий менеджмент» Дэна Кеннеди, и она сильно отрезвила меня в одно время.

Кроме того, мне нравится прикладная психология, потому что я должен хорошо разбираться в людях и даже манипулировать ими, если хотите. В этом плане мне помогла книга «Синтаксис любви», а вдобавок к ней прочитайте ещё и «Пять языков любви». Эти издания помогут понять, что за люди находятся перед вами, а значит, будет проще разобраться, в какие места бить и гладить. Но главное, они позволят понять, кто вы сами.

Недавно прочитал интересную книжку «Время Березовского» Петра Авена. Советую всем, кто рос в 90-е. Ещё сильно впечатлила «Иисус. Историческое расследование» Юлии Латыниной. Сложное, но безумно интересное произведение.

Из простых и потрясающе весёлых книг советую «Между клизмой и харизмой» Самвела Аветисяна. Он рассказывает о том, как начал работать с Олегом Тиньковым в начале 90-х и прошёл с ним весь путь до банка. Рекомендую эту историю от всей души. А ещё есть классная книжка «Русская модель управления». Её написал Александр Прохоров, и это просто маст-хэв для российских менеджеров. Издание, которое не устареет никогда.

Фильмы и сериалы

В последнее время смотрю мало художественных фильмов, но есть те, что со мной на всю жизнь. Одним из главных считаю «Небо над Берлином» Вима Вендерса. Кроме него нравится «Рассекая волны», «Танцующая в темноте» и «Меланхолия» режиссёра Ларса фон Триера. Люблю Джима Джармуша и Терри Гиллиама — всего.

Мне нравится классическое кино: Георгий Данелия, Андрей Тарковский. Люблю все фильмы, которые сняли Алексей Балабанов и Эмир Кустурица. Из комедий — «Чёрная кошка, белый кот» и старый фильм «Отпетые мошенники».

В сериалах больше всего люблю английский юмор. Green Wing, The Wrong Door, Mighty Bush и всё прочее, что выросло из «Монти Пайтона». Но и Big Bang Theory мне очень нравится. И наша «Мылодрама» — без цензуры, разумеется.

Подкасты и видео

Начнём с бизнеса. Смотрю каналы «Русские норм!», «Чтения Адама Смита», Big Money, «Истории переезда». Ещё недавно наткнулся на канал «Точка G // Как зарабатывают в IT», но пока посмотрел только пару видосов. Вроде нормальные интервью.

Из гуманитарных направлений мне нравится канал Александра Невзорова и проект «Ещёнепознер». По науке — «Антропогенез.ру», «Упоротый палеонтолог», «Библиотека Научка». Смотрю также два крутых канала про космос — Hubble и Alpha Centauri.

Потрясающий канал по истории и археологии — Sinus. Ещё я люблю слушать Джордана Питерсона — канадского клинического психолога. Смотрю его видосы с переводом. Классный мужик, одна из последних надежд нашей цивилизации в борьбе с левацким безумием.

Если дело касается лайфстайла, мне нравится канал «Адвокат Егоров» — это питерский чувак, который работает адвокатом, но периодически уезжает в глушь на берег Ладоги, где строит свою избу и делает плотину вместе с бобрами. Ещё люблю канал «Таёжные походы с Андреем Пугиным». Он уходит в походы на несколько дней и посещает интересные места, например бывший полигон подземных ядерных взрывов или просто красивые заброшенные деревни в глуши.