Это ещё кто такие?

Виртуальный инфлюенсер — это созданный при помощи компьютерной графики персонаж с человеческим обликом. Он обладает придуманной биографией, существует только в интернете, отличается активностью в соцсетях и пользуется большой популярностью среди пользователей. В его блоге десятки фотографий, где он встречается с друзьями, ест изысканные блюда, отдыхает на море, а также отражается в зеркале и отбрасывает тень — всё как у людей. Только это мнимая реальность.

Как всё начиналось: популярные «мультяшки»

Первые цифровые «селебрити» появились ещё 20 лет назад. На рубеже веков пара предприимчивых ребят — фронтмен группы Blur Деймон Олбарн и графический дизайнер Джейми Хьюлетт — создала виртуальную группу Gorillaz. Во время концертов живые музыканты играли за полупрозрачной ширмой. На ней транслировались видеоклипы так, чтобы были видны лишь контуры реальных людей. Мало кто интересовался, как выглядят настоящие участники Gorillaz и сколько их на самом деле. Ведь эта музыка ассоциировалась именно с мультяшными персонажами, число которых варьировалось от альбома к альбому. А один из самых частых комментариев к видео с живых выступлений коллектива, где Олбарн уже не скрывается от зрителей, — это удивление по поводу того, что он настоящий.

В России эстафету подхватил проект «Глюк’oZa», созданный в начале нулевых. До 2003 года держалась интрига, кто же скрывается под виртуальным аватаром «дамы с собачкой». Потом фанатам предъявили Наталью Ионову, но, хоть секрет и был уже раскрыт, продюсер проекта Максим Фадеев продолжил использовать аватар и мультипликационные видео. А реальная Ионова появлялась только на концертах.

В обоих случаях это были не до конца виртуальные персонажи — по сути, просто маски реальных людей. Всё изменилось, когда под конец 2000‑х японцы создали вокалоида — цифровую поп‑певицу Мику Хацунэ. У себя на родине она стала настоящей звездой. Её песни — в топах чартов, её образ используется в видеоиграх, Мику участвует в рекламе и выступает дуэтом с живыми исполнителями. И хотя образ вокалоида полностью мультяшный, её популярность заинтересовала фешен‑индустрию настолько, что известный модельер Марк Джейкобс разработал для Мику концертную одежду. Творение японских программистов — пожалуй, заключительный этап перехода от реальных личностей к виртуальным инфлюенсерам.

Как виртуальные инфлюенсеры пришли в блогосферу

Реальные звёзды слишком далеки от простых людей. Поэтому неудивительно, что часто не меньшее признание получали те, кто поближе, — блогеры. Многие из них прочно ассоциируются с «ребятами с нашего двора», которым помогли стать популярными вовсе не маститые продюсеры с толстыми кошельками, а собственная харизма и камера смартфона.

Именно поэтому у нынешних блогеров многотысячная или даже многомиллионная аудитория, причем самого благодарного, для того чтобы брать пример, возраста — школьники и студенты. Блогеры давно уже стали для них инфлюенсерами — людьми, которые своим мнением или предпочтениями могут влиять на других.

На стыке технологий и рынка блогеров и появились виртуальные инфлюенсеры.

CGI‑модели (Computer Generated Imagery — изображения, сгенерированные компьютером) стали новыми звёздами и музами дизайнеров. Образы таких персонажей — это собирательные качества, которые, по мнению разработчиков, идеально соответствуют запросам широкой аудитории.

Популярность виртуальным инфлюенсерам на первых порах приносила их реалистичная внешность. А ещё — вызванные этим горячие дебаты между поклонниками: настоящая ли это личность или же талантливо созданная цифровая модель? Сейчас активной раскруткой виртуальных инфлюенсеров занимаются компании‑разработчики.

Надо понимать, что не любой анимационный персонаж, пусть даже с миллионами поклонников, — это цифровой инфлюенсер. Например, уже упомянутая Мику Хацунэ к ним не относится, хотя она и создана с помощью компьютерной графики, имеет предысторию и её знают миллионы. Ключевая особенность виртуальных инфлюенсеров, как уже было сказано в самом начале, в том, что они «живут», будто обычные люди. Они делятся своими мыслями и эмоциями, рассуждают о реалиях, постят в соцсетях моменты своего дня, как делает каждый из нас.

Виртуальные инфлюенсеры: от популярных до почти никому не известных

1. Shudu Gram

У истоков сферы цифрового влияния стоит темнокожая супермодель Шуду Грэм. На данный момент у её профиля в Instagram почти 200 тысяч подписчиков. Создатель Шуду, фешен‑фотограф Кэмерон‑Джеймс Уилсон, утверждает, что никогда не получал прибыль от образа Shudu. Якобы его единственная цель — добавить разнообразия в моду и игровое пространство.

Популярность цифровой супермодели принесла фотография с помадой Fenty Beauty от Рианны: запись перепостил сам бренд.

2. Lil Miquela

Лил Микела (или Микела Соуза) — виртуальный персонаж, созданный компанией Brud. Аккаунт Соузы в Instagram существует с 2016 года и уже собрал 2 миллиона подписчиков. Популярность объясняется отчасти тем, что разработчики не оставили её в гордом одиночестве, а добавили приятеля BLAWKO и подружку‑соперницу Bermuda. Цифровая модель наполняет фотографиями свой Instagram, сотрудничает с модными брендами и общается с прессой, причём на достаточно серьёзном уровне. К примеру, в интервью порталу The Business of Fashion Микела делится планами на будущее. А ещё — настаивает, чтобы её считали художницей, «которая не боится высказывать непопулярные мнения, пусть даже стоившие ей поклонников».

3. Bermuda

В начале 2018 года поклонники прилежно фанатели по Микеле Соузе, как вдруг однажды в её аккаунте были удалены все фотографии, а вместо них опубликована одна‑единственная — незнакомой блондинки, представившейся Бермудой и заявившей, что она взломала Instagram Микелы.

Разбирательство между двумя диджитал‑персонажами длилось какое‑то время, активно поддерживаемое отдельными СМИ. Бермуду якобы придумали конкуренты Brud — агентство Cain Intelligence. По легенде, оно же создало и саму Лил Микелу, чтобы сделать из неё «цифровую рабыню». Но Brud выкупил персонажа, освободил и привёл к популярности. Успех бывшей подопечной не понравился Cain Intelligence, поэтому в компании решили отомстить. В итоге оказалось, что за взломом стояли сами креативщики Brud. Сегодня диджитал‑модели работают в паре, причём у Бермуды примерно в 10 раз меньше подписчиков, чем у её подруги.

4. BLAWKO

У приятеля Микелы Соузы Ronnie Blawko 158 тысяч подписчиков в Instagram. Он публикует фотографии, на которых общается и отдыхает с реально существующими людьми. Периодически он занимается вполне ответственными делами: например, вместе с подругой ходит на собеседования. Для притока подписчиков разработчики организовали Ронни «отношения» с Бермудой, а потом их громкое расставание.

5. Noonoouri

Диджитал‑модель Нунуюри насобирала 350 тысяч подписчиков в Instagram, хотя напоминает не живого человека, а куклу. Это не мешает ей держать руку на пульсе жизни и фотографироваться с реальными людьми. Её модельной карьере можно позавидовать. Цифровая девушка виртуально выступала на показах Gucci, Tom Ford и других модных домов с мировой известностью.

6. Imma

Японская диджитал‑модель Имма почти неотличима от реального человека даже при близком рассмотрении. На некоторых снимках видно, как «отрастают» корни на её крашеных розовых волосах. Для журнала i‑D Имма позировала крупным планом и отвечала на вопросы в интервью вместе с реальными моделями. Судя по описанию в профиле, девушка интересуется культурой Японии, кинематографом и другими видами искусства. На одной из последних фотографий Имма сетует из‑за карантина и радуется, что успела побывать на цветении сакуры в этом году.

7. Laila Blue

Виртуальная девушка была создана в 2018 году. Разработчики поселили её в ОАЭ и сделали наполовину француженкой, наполовину ливанкой. Подписчиков у Лайлы до обидного мало — меньше 1 000. Причина, видимо, в том, что её раскруткой уже больше года никто не занимается. Она носит звание первого виртуального инфлюенсера на Ближнем Востоке и гордится тем, что побывала на обложке женского журнала Grazia.

8. Кира

Она — первая диджитал‑модель, созданная российскими разработчиками. Подписчиков у Киры тоже не много — чуть более 2 000. Но в любом случае это показывает, что и она кому‑то интересна. О Кире не так много информации в интернете, однако девушка все же дала интервью Wonderzine. Модель рассказала об учёбе в МГИМО, о любимых местах и даже о том, как познакомились её родители. Правда, потом назвала все воспоминания фейковыми, что неудивительно.

Зачем всё это?

Виртуальный персонаж чаще всего появляется, когда его создателям хочется получить немного хайпа в интернете. Пока сложно представить, как быстро эти модели можно будет монетизировать, но направление кажется весьма перспективным. Ведь маркетологи, работающие с диджитал‑персонами, застрахованы от их скандальных выходок, проблем в коммуникации и срыва сроков. Кроме того, можно серьёзно сэкономить на операторах, визажистах и прочих сопровождающих инфлюенсера‑человека.

Цифровой «сотрудник» может одновременно участвовать в разных проектах, чего люди не могут себе позволить физически. Также он полностью отвечает современным реалиям, в том числе и необходимости самоизоляции в условиях коронавируса. Никакого отрыва от производства — цифровой «блогер» всегда готов к работе.