Насилие в отношениях может быть не только физическим. Газлайтинг, висхолдинг, эмоциональный шантаж — список форм негативного психологического воздействия если не бесконечен, то весьма продолжителен. В перечень включён новый термин — perspecticide.

Аналогов слову «перспектицид» в русском языке пока нет, даже в зарубежных научных статьях оно употребляется нечасто. Но это не означает, что у данной формы психологического насилия мало жертв. Подробно о явлении изданию Business Insider рассказала исследователь Лиза Аронсон Фонтес (Lisa Aronson Fontes).

Лиза Аронсон Фонтес

Исследователь Массачусетского университета в Амхерсте, автор книги Invisible Chains: Overcoming Coercive Control in Your Intimate Relationship.

Что такое перспектицид

Перспектицид — это явление, при котором партнёр-агрессор изменяет образ мышления жертвы. У пострадавшего больше нет мнения, идей, позиции. Он видит мир таким, каким выгодно абьюзеру, потому что осознавать правду стало небезопасно. Само слово состоит из двух частей: perspective (точка зрения) и окончания cide, означающего убийство.

Фактически perspecticide означает неспособность знать то, что знаешь.

Лиза Аронсон Фонтес

Многие признаки роднят перспектицид с газлайтингом. В обоих случаях речь идёт об изменении реальности. В случае газлайтинга агрессор ставит под сомнение адекватность жертвы: манипулирует её воспоминаниями, отрицает факты, обесценивает тревоги и переживания. Жертву стыдят за то, в чём она не виноватаHow gaslighting makes you feel like you’re going crazy . Агрессор лишает ресурсов: денег, возможности свободно перемещаться.

Газлайтинг по сути является приёмом перспектицида. Абьюзер заставляет партнёра верить в невероятные вещи так часто, что тот больше не понимает, что реально. Рано или поздно жертва принимает правила игры и забывает мир, в котором могла принимать решения. Она лишается собственных мыслей, идей, целей, поступается своим мнением, религиозными воззрениями и становится жертвой перспектицида.

С чем сталкиваются жертвы перспектицида

Фонтес поделилась историями пострадавших от перспектицида.

Запрет на личное пространство

В одной из историй супруг запрещал жене иметь собственную зубную щётку. Он заявлял, что люди в браке делятся такими вещами. Для жертвы действовал запрет на собственное пространство. Даже пользоваться ванной комнатой она должна была при открытой двери.

Тотальный контроль

В другой истории муж спал весь день, бодрствуя ночью, и требовал того же от супруги. Он контролировал, когда она спит, что ест, прятал её лекарства. Всё это делало жертву физически слабой. В итоге она даже не помнила свой возраст, так как все аспекты её жизни контролировались не ею.

Чтение мыслей

Ещё одна жертва верила, что муж читает её мысли. В реальности супруг следил за ней через видеокамеры и трекеры.

Другой пострадавшей партнёр говорил, что вживил ей микрофон, чтобы проверять, чем она занимается весь день. Он контролировал её перемещения другими путями, но она довольствовалась объяснением с микрофоном. У женщины не было версий, откуда он всё о ней знает. Те, кому пострадавшая рассказывала об этом, считали её сумасшедшей. Это, по словам Фонтес, изолировало жертву от общества ещё сильнее.

В этих примерах все пострадавшие — женщины, однако от перспектицида не застрахованы и мужчины.

Как защититься от перспектицида

Перспектицид — это далеко не первая стадия эмоционального насилия. Он проявляется после долгосрочного психологического воздействия, когда жертва изолирована от общества, а её внутренние и внешние ресурсы истощены. Поэтому лучше распознать абьюзера до того, как отношения стали серьёзными.