Поколение «Y» — это поколение яппи. А яппи — это «молодые состоятельные люди, ведущие построенный на увлечении профессиональной карьерой и материальном успехе активный светский образ жизни. Яппи имеют высокооплачиваемую работу, в одежде предпочитают деловой стиль, следят за модой, посещают фитнес-центры. Основной критерий принадлежности к «яппи» — успешность в бизнесе». К этому поколению относятся люди, рожденные между 1970 годом и серединой 90-х. То есть это — большая часть наших читателей.

На одном из американских блогов была опубликована интересная статья на тему счастья (или несчастья) этого самого поколения «Y». И нам стало интересно, как обстоят дела у нашего, «отечественного» поколения «Y».

Конечно же, не все, кто рожден в это время — яппи. Это лишь только часть целеустремленных людей, для которых работа заменяла все. Им просто нравился этот процесс. Можно ли считать поколение «Y» более несчастным (или счастливым) по сравнению с поколением «ЯЯЯ»? Хороший вопрос. Но для того, чтобы найти ответ, нужно копнуть немного глубже, и задать множество не очень приятных вопросов самому себе.

Итак, почему при достижении своей основной цели — успеха в карьере, мы можем оставаться несчастными?
Среди стандартных яппи есть отдельный подвид — это люди, считающие себя особенными, главными персонажами одной очень особой истории, так называемые GYPSYs.

Но у них не всегда счастливый вид. Почему? Для этого надо сначала понять составляющие счастья. К примеру, это может быть простая формула «Счастье = Реальность — Ожидания».

«Счастье = Реальность — Ожидания»

Вы с этим согласны?

Все очень просто, если результат превышает ожидания, все довольны и счастливы, если же наоборот — вокруг сплошное недовольство жизнью.

Вот, к примеру, девушка Люси. Она — яркий представитель отдельного подвида яппи. И она несчастна. Что не так с ее ожиданиями? Тут, пожалуй, стоит копнуть еще глубже и посмотреть на родителей Люси.

Они были рождены в 50-е годы (в США период беби-бума) и воспитывались бабушками и дедушками, которые пережили Великую Депрессию и войны, и явно отличались от поколения GYPSYs.

Как люди, пережившие тяжелые времена, они были зациклены на стабильности. Они очень хотели, чтобы родители Люси нашли себе достойно оплачиваемую и, главное, стабильную и безопасную работу. И именно в таком ключе воспитывались ее родители. Их учили тому, что ничто не может помешать им достичь этих зеленых лужаек с хорошей работой в виде вкусной и сочной травы. Но для этого нужно долго и упорно работать.

После того, как родители Люси окончили университеты и начали работать, в мире произошел экономический бум, и в итоге их карьеры сложились гораздо лучше, чем они могли себе представить. После этого их представления о том, что можно сделать, стали еще более оптимистичны, особенно по сравнению с их родителями. И они были не одни такие. Тысячи таких же счастливых родителей по всей стране начали воспитывать своих детей, как главных персонажей особой истории, в которой они — единственные и неповторимые, и смогут добиться всего, что захотят.

И это обеспечило поколение GYPSYs пожизненными розовыми очками. Они были достойны более, чем просто зеленых лужаек с сочной травой. Они должны были получить лужайки, усеянные цветами!

И это подводит нас к первому факту о GYPSYs: им нужно от карьеры гораздо больше, чем безопасный и процветающий зеленый газон.

Дело в том, что просто зеленый газон достаточно предсказуем и не так уж и уникален. И если поколение 50-х хотело жить Американской Мечтой, то поколение GYPSYs хотело жить своей собственной мечтой.

Сейчас безопасная карьера уже давно не в моде. Сейчас модно «следовать за своей мечтой»

Как и их родители, они также хотят получить от своей карьеры экономическое процветание, но, кроме этого, они хотят заполнить ее таким способом, о котором их родители даже не думали.

Поэтому нам нужно снова вернуться в детство Люси за вторым «паттерном» (примером поведения), которое она получила от своих родителей:

Ты — особенная!

Ох, сколько соплей и слез было пролито во время просмотра фильмов про таких вот «особенных», которые добились всего, чего хотели от жизни, и даже больше.

И это подводит нас ко второму факту о GYPSYs: они могут быть слегка не в себе.

Люси учили, что каждый может достичь чего-то в своей карьере и добраться до зеленых сочных лужаек, но ты… ты… ТЫ — ОСОБЕННАЯ! У тебя на лужайке будут пастись единороги и вечно цвести цветы!

В итоге целое поколение думает, что каждый из них — особенный, что он достоин большего, чем другие. И уж точно у него должно все получаться лучше!

Но не могут же быть все особенными? Это противоречит самому определению слова!

о·со́-бен-ный

не такой, как все, необыкновенный

Но даже в такой ситуации эти ребята думают: «Ну и что? Это они думают, что особенные, а на самом деле я самый-самый особенный! Не такой особенный, как все остальные особенные!»

И отсюда вытекает следующая проблема: если родители Люси считали, что хороший подъем по карьерной лестнице — это годы труда, то Люси думает, что все это является само собой разумеющимся (я ведь особенная-особенная!), и что ее труд и способности оценят сразу же, как только она переступит порог офиса. И она получит все соответствующие плюшки здесь и сейчас или в ближайшем будущем.

Но реальность такова, что для того, чтобы достигнуть пышных лужаек с цветами и единорогами, нужно работать очень усердно в течение долгого времени. И эти лужайки — это честно заслуженные потом и кровью места. А иногда так пахать приходится тем, кто хочет достичь лужаек с хотя бы более ли менее приличным травяным покрытием.

Мир жесток, единорогов на всех не напасешься, но упрямые GYPSYs не желают признавать этот факт.

Пол Харви, профессор в Университете Нью-Гэмпшира, изучает ген «Y» и поколение GYPSYs долгое время. Он считает, что основным источником разочарований этих людей являются чрезмерно завышенные ожидания. Они не способны критично взглянуть на себя и свои способности, верят в свою особенность и единорогов, поэтому они всегда в ожидании чуда или крестной феи, которая обязательно увидит в них истинный талант и проведет за ручку в волшебную страну. GYPSYs всегда считают, что достойны большего, какую бы награду они ни получили.

Работодателям, которые имеют дело с подобными кандидатами, профессор Харви советует задать два вопроса: «Чувствовали ли вы, что превосходите своих коллег/одноклассинков/сокурсников/друзей? И если да, то почему?» Обычно на первый вопрос они без труда отвечают «Да!», но получить от них внятный, аргументированный ответ на второй вопрос достаточно сложно. Это происходит потому, что вся их уверенность базируется на часто необоснованных похвалах и уверениях в особенности и превосходстве над другими.

И, так как в реальном мире доступ к волшебным лужайкам дают только за заслуги, через несколько лет после окончания университета Люси и ей подобные обнаруживают себя там же, где и были — на лужайке со скудной травой, а сочные пастбища находятся на недосягаемом уровне где-то за облакам годов напряженного труда, проб и ошибок.

Реальность Люси находится на минусовом уровне по сравнению с ее ожиданиями, поэтому жизнь уже не кажется такой прекрасной. Сложно быть счастливым в такой ситуации.

И это приводит к еще одной проблеме, которая касается всего поколения: GYPSYs крайне язвительны.

Конечно, некоторые люди закончили университеты и нашли работу лучше, чем родители Люси, но они знают о них лишь из чужих рассказов, да и то только обрывочные сведения. Мало кто из них знает, что на самом деле происходит в карьерах других людей.

И тут подключается современная ярмарка тщеславия: Социальные Сети!

Все пишут исключительно о том, что им удается, и мало кто пишет об ошибках или провалах. Люси заходит в ленту своих друзей и видите сплошные фотографии шикарных обедов, машин, моря и солнца, счастливых тусовочек и улыбающихся детей и супругов. Она читает сплошное «мы провели беспрецедентную акцию!», «мы получили самого главного клиента», «я купил себе новую машину/дом/собаку/жену». И в итоге обо всех этих людях часто складывается совершенно ошибочная картинка. Кажется, что все кругом достигли успеха, но только не Люси. Она так и продолжает сидеть на своей скудной лужайке и перебиваться тем, что на ней растет. Хотя в реальном мире, а не в социальных сетях, эти «счастливые и успешные люди» вполне могут оказаться соседями Люси по лужайкам.

Итак, Люси чувствует себя недооцененной и несчастной. И ей кажется, что реальность никогда не совпадет с ее ожиданиями. Что же ей делать?

  • По-прежнему оставаться ужасно амбициозной! Но при этом эти амбиции нужно чем-то подкрепить. Сейчас постоянно появляются новые ниши и направления. Люди сами создают их. Так почему бы не попробовать сделать что-то там? Просто нужно окунуться с головой и усердно копать, копать, копать в этом направлении.
  • Перестать думать о том, что она особенная. Особенным можно стать, но только если вы будете напряженно работать в течение долгого времени и станете действительно профессионалом в своей сфере.
  • Игнорировать всех остальных и перестать постоянно коситься на лужайки других людей. У соседа всегда трава зеленее и забор белее, но это совершенно не означает, что у него нет проблем и все идет гладко. Более того, иногда газоны Люси могут оказаться лучше, чем у соседа, но она постоянно ищет в них изъяны и ей просто кажется, что у кого-то лучше. Никто и никогда не расскажет всем, как на самом деле у него все происходит, как он работает и есть ли у него сомнения или страхи. А если и расскажет, то все равно не все до конца.

А теперь мне бы хотелось немного вернуться в нашу реальность. Сравнить один в один с реальностью в США довольно сложно, но и у нас присутствуют эти элементы. Наши родители росли и воспитывались в духе «партии и единости». Они знали, что если ты гарантированно выучишься, то государство гарантировано обеспечит тебя работой, а потом и квартирой, если будешь хорошо работать. Но не сразу. Все было стабильно и прогнозировано — плановая экономика и все такое. Но после развала СССР все стало с ног на голову, и те, кто родились в 80-х годах 20-го столетия, уже видели себя совершенно по-другому: никакой стабильности, рви, хватай, иди по головам, пока есть возможность. Как раз у нас начали появляться первые корпорации и тепленькие места в них. Из-за дефицита кадров с нужным образованием у большинства тех, кто стоял «у основ», случился головокружительный карьерный взлет и в итоге на некоторых местах оказались люди, которые никогда бы не добрались туда при нормальном уровне конкуренции. На них начали смотреть другие и хотеть повышения прямо здесь и сейчас.

Те же, кто родился в 90-х, насмотрелись на гениальных Цукерберга, Дурова и им подобных, и также возомнили себя такими же дуровами и цукербергами. Почему-то никто из них не смотрит на Ларри Пейджа и Сергея Брина, Аркадия Воложа или на покойного Илью Сегаловича — слишком долго строить. Все приходят на модные стартап-тусовочки, пишут письма с предложениями «уникального приложения, аналогов которого нет ни в App Store, ни в Google Play», смотрят на инвесторов щенячьим взглядом, выкатывают абсолютно неадекватные бюджеты и очень обижаются и топают ножкой в своем бложике в соцсеточке, если их где-то обидели или недооценили.

Конечно, это происходит не во всех сферах, а лишь в определенных согласно веяниям мировой моды и спроса, но такие люди все равно есть. Даже более адекватные иногда поглядывают искоса на соседние «социальные лужайки», видят там муляжи единорогов, вздыхают про себя и потом долго и жестоко истязают себя за то, что у них все не так и «чем же я хуже?!».

Как вы думаете, есть ли у нас представители этого самого поколения «Y», подвид «особенный» GYPSYs? В вас самих присутствует хотя бы часть этого гена? Были ли розовые очки в детстве, рассказы об особенности и гениальности? Почему очень многие сейчас никак не могут достичь состояние покоя, счастья и удовлетворенности?