Эта статья — часть проекта «Аутодафе». В нём мы объявляем войну всему, что мешает людям жить и становиться лучше: нарушению законов, вере в чушь, обману и мошенничеству. Если вы сталкивались с подобным — делитесь своими историями в комментариях.

Что такое деструктивная привязанность

В паре привязанность возникает неизбежно, и это нормально: люди испытывают симпатию и тянутся друг к другу. Отношения делают нас счастливыми, а разлука с партнёром заставляет грустить.

Но случается, что привязанность выходит за границы нормы и становится деструктивной.

Это происходит, когда один из партнёров начинает терять свою личность, видеть жизненный ориентир только в своём возлюбленном. Ему может быть плохо в отношениях, но покинуть их он не в силах. Когда привязанность деструктивная, человек становится эмоционально зависимым от своего партнёра.

Кристина Костикова, психолог

За счёт чего формируется такая привязанность

Эмоциональные качели

Классический манипулятивный приём, эффект от которого может быть поистине разрушительным. Он присутствует в инструментарии нарциссов. У них его позаимствовали пикаперы в виде техники «приближение — отдаление». Но катать жертву на эмоциональных качелях можно и неосознанно. Люди — сложные существа, и, пока один просто не может определиться с чувствами, другой попадает от него в полную зависимость.

Суть приёма в чередовании хорошего отношения и отчуждения. Например, сегодня человек соглашается встретиться с вами, всячески выражает свою привязанность, намекает на возможное продолжение, и вы чувствуете, что встретили половинку. Уже завтра он блокирует вас во всех мессенджерах и исчезает на две недели. А затем снова появляется и делает вид, что ничего не произошло, у вас полная идиллия. Потом снова пропадает, и так без конца.

При каждом возвращении манипулятора жертва получает невероятную дозу счастья. К этому моменту покинутый человек опустошён и страдает, так что график настроения подскакивает из крайней нижней точки в крайнюю верхнюю — разница ощущается совершенно по‑особому. Создаётся впечатление, что больше никто и ничто не может принести такого счастья.

В то же время жертва растеряна, не понимает, что происходит, когда партнёр исчезает. Она начинает искать причины в себе и, конечно, находит. В итоге возращение партнёра окрашивается дополнительными эмоциями: человек ошибся (хоть и не понимает где), но его простили.

Попасть в эту ловушку может любой. Просто у кого‑то получается вовремя притормозить и оценить ситуацию со стороны — она будет выглядеть бредовой. Кто‑то с этих качелей может так и не слезть, особенно если манипулятор раскачивает их сознательно.

Настя

Слезла с эмоциональных качелей, но ещё долго чувствовала головокружение.

В юности я часто влюблялась, но одно чувство стало поистине роковым. Скорее всего, я быстро от него отошла бы и жила дальше как обычно. В целом я легко отношусь к тому, что кому‑то не нравлюсь, лишь бы было просто и честно: да или нет. Но этот человек посылал крайне противоречивые сигналы. Некоторые встречи были определённо романтическими, другие — очень холодными и странными. Он мог исчезнуть на месяцы, а потом появиться, и всё шло так, будто паузы не было.

Я долго не могла сообразить, что происходит. Понимала, что отношений у нас нет, но в то же время не ходила на свидания, потому что вдруг что‑то всё же закрутится. Старалась быть лучше во всём, ведь причина холодности наверняка во мне. Стану круче и допрыгну до его уровня. И я была невыносимой, могла думать и говорить только об одном — спасибо друзьям, что терпели.

Я очень много спала и очень много работала, чтобы заполнить пустоту. Но всё равно была счастлива, только когда получала его одобрение — он наконец появлялся. Этого чувства хватало на несколько дней, а потом становилось ещё горше. По описанию похоже на наркотическую зависимость, наверное, даже с ломками.

Не думаю (точнее, надеюсь), что он делал это специально. Просто тоже был в том возрасте, когда ты до конца не знаешь, чего хочешь. И страшно отпустить то, что зажимаешь в кулаке на всякий случай — вдруг пригодится. Я не пригодилась.

Всё длилось год и закончилось просто. Он в очередной раз пропал, сказав напоследок что‑то обидное, и я его везде заблокировала. Потом человек появился, но я уже как‑то более трезво смотрела на ситуацию. Он написал: «Ты хочешь, чтобы мы виделись чаще, а я даже с друзьями так часто видеться не могу!» Я подумала: «О, за всё это время я не стала даже другом», ведь возлюбленной я тоже не была. А когда ты в 35‑м ряду чьей‑то иерархии, наверх уже не забраться, остаётся только уйти.

Манипуляции самооценкой

Человека с низкой самооценкой легко держать на эмоциональном поводке. Он считает, что недостоин любви, что ничего из себя не представляет и ничего не может. Поэтому с лёгкостью передаёт ответственность за свою жизнь другому и благодарен за то, что тот терпит рядом с собой такую бестолочь.

Чтобы снизить самооценку жертвы, агрессор будет подмечать каждую ошибку и недостаток, говорить об этом постоянно — лично и на публике, — акцентировать внимание на том, насколько он и все окружающие справляются лучше. Быстро станет очевидно: без такого партнёра не обойтись.

Размытые обещания

Услышав «Летом мы поедем в Италию», вы сразу понимаете, о чём идёт речь. Партнёр даёт вам конкретное обещание, по поводу выполнения которого вы можете задавать вопросы. Манипулятор будет создавать иллюзии — не для планирования, а для игры.

Например, он спрашивает: «А ты хотел(а) бы жить со мной вместе?» Довольная жертва принимает это за предложение, радостно соглашается и начинает паковать чемоданы. Вот только быстро выяснится, что это был просто вопрос — никто ничего не обещал.

Хитрость в том, что манипулятор всегда может трактовать свои слова двояко — и, конечно, совсем не так, как их восприняла жертва. Если бы чемоданы не были собраны, в ответ прилетела бы претензия, что агрессора никто не слушает и не воспринимает всерьёз.

В итоге всё выливается в азартную, но губительную игру с попытками угадать, что имел в виду партнёр, и сорвать джек‑пот. Только этого не случится. А жертва, всё больше вкладываясь в отношения, будет глубже заглатывать крючок.

Использование страхов и стереотипов

Манипулятор с удовольствием играет на страхах жертвы: остаться одному, не вступить в брак, не завести ребёнка, быть отвергнутым или получить осуждение окружающих.

Не будем забывать, что мощнейшими поставщиками шаблонов выступают культура, народная мораль с её устойчивыми императивами: «Любовь должна быть вечной», «Дыма без огня не бывает», «Бьёт — значит любит» — и религия: «Любовь — безусловная добродетель», «Возлюби ближнего, как самого себя», «Не противься злому. Кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую».

Светлана Бибикова, психолог

В итоге жертва начинает верить, что эти отношения — её последний шанс.

Усиление чувства вины

Агрессор старательно отыгрывает роль жертвы. Ему всегда плохо, а виноват в этом партнёр, который, конечно, почувствует себя обязанным помочь, спасти, быть рядом. Может даже возникнуть иллюзия, что манипулятор в одиночестве не выживет, пропадёт — это, конечно, не так.

Крайний случай игры на чувстве вины — обещание суицида. Шантаж не может быть основой здоровых отношений: человек самостоятельно несёт ответственность за свою жизнь. Однако угодить в эту ловушку достаточно просто.

Алла

При попытках уйти чувствовала себя предательницей.

Есть у меня бывший молодой человек, по меркам многих окружающих, «хороший парень». Но не в том смысле, что он делал что‑то хорошее, просто не делал ничего плохого. Не курил, иногда пил пиво, не бил, не обзывал. Но когда я о нём вспоминаю, вздрагиваю от злости, отвращения, стыда — список можно продолжать.

Я долго не могла понять, что не так. Он хотел серьёзных отношений и обижался на меня, что я таких не хочу. Но что он подразумевал под серьёзными отношениями? Что я буду заботиться о нём в бытовом плане и делать тонны невидимой работы: хранить в голове информацию о том, что нужно купить для дома, на обед и так далее. Когда я озвучила, что мне это неинтересно, он начал меня упрекать, периодически спрашивая, не передумала ли я.

При этом я полтора года собиралась с силами, чтобы от него уйти! Всё это время меня не покидало ощущение, что где‑то со мной уже так обращались. И однажды я поняла где: моя мать ведёт себя похожим образом.

Это привело в ужас. Зато стало понятно, почему я вообще застряла в этих отношениях: попалась на знакомый крючок. Это было странное ощущение. Часть меня понимала, что пора валить, зато другая такая: «Да о чём ты вообще? Мы же всю жизнь так живём!»

То, что творилось в детстве, кажется нормой. У меня ушли годы терапии на то, чтобы понять: на меня нельзя обижаться за то, что я не хочу жертвовать собой ради вас. Что иметь свои потребности и удовлетворять их в отношениях — это нормально.

А в моём детстве это не было нормально. Если мама говорит, что мы едем на дачу, то мы едем на дачу. Выбора нет, и никого не волнует, хочешь ты или нет. А если протестуешь, ты — предательница. И тебя ждёт эмоциональное наказание: скандалы, упрёки, придирки. Ты привыкаешь подчиняться. И когда партнёр начинает вести себя похожим образом, я воюю не против него, а против мамы. А идти против мамы в детстве — это как идти против Бога. Бессмысленно, потому что как ты потом жить будешь?

Вы себе не представляете, какое это облегчение — понять, что партнёр не мама и что его выбирают.

Материальная зависимость

Кажется, при чём тут эмоциональная зависимость? Но здесь есть прямая связь: деньги дают ощущение безопасности. Без них мы не можем удовлетворить свои первичные потребности вроде еды и сна, потому что спать на улице — так себе затея.

Соответственно, человек, который находится в полной материальной зависимости, зачастую эмоционально также привязан к агрессору.

Как уйти из деструктивных отношений

Человеку сложно прекратить разрушающую связь из‑за чувства вины, боязни взять ответственность за собственное решение и всё изменить. Ему страшно, что партнёра лучше он уже не встретит, что не справится с жизнью без него, поскольку долгое время всё внимание и энергия были сосредоточены на нём. Исчезновение возлюбленного приравнивается к собственному исчезновению и полной потере смысла жизни.

Большая часть этих страхов иррациональна по своей природе. Освободиться от влияния деструктивной привязанности реально, хотя и непросто. Человеку придётся встретиться лицом к лицу со своей проблемой, разобраться в причинах, которые привели к текущей ситуации, иначе следующие отношения обречены идти по старому сценарию, а также научиться находить силы и опору в себе.

Кристина Костикова

Уйти будет непросто. Как только вы решаете прекратить общение, такой партнёр становится максимально покладистым, добрым и услужливым. Могут возникнуть сомнения: «Может, мне просто показалось?» Но если вы останетесь, то всё вернётся.

Если решили уйти — делайте это сразу. Знайте, что дальше вас ждёт лучшая, свободная жизнь, а отношения бывают другими. Для этого надо работать не над партнёром, а над собой. Изменитесь вы и ваша стратегия поведения, и вам встретятся совершенно другие люди, которые будут вас ценить, любить и уважать. А поможет в этом поддержка близких и психолога.

«Не могу без тебя жить» — красивый, но пугающий штамп, не имеющий ничего общего со здоровыми отношениями. Делитесь этим текстом: вдруг он попадётся на глаза тому, кто давно не решается порвать с деструктивной привязанностью.

Стикеры