В беспрецедентном приступе откровенности Шон Паркер, один из сооснователей Facebook, признал, что социальную сеть создали не для того, чтобы объединить нас, а чтобы нас отвлечь. «Вопрос был в том, как занять как можно больше времени и внимания пользователей», — рассказал он на выступлении в ноябре.

Для этого создатели Facebook воспользовались слабым местом человеческой психики. Каждый раз, когда кто-то лайкает или комментирует ваш пост или фотографию, вы получаете маленький выброс дофамина. Получается, Facebook — империя, построенная на молекуле дофамина.

Что делает дофамин в организме

Дофамин — один из двадцати главных нейромедиаторов. Эти химические вещества, подобно курьерам, переносят срочные сообщения между нейронами и другими клетками организма. Благодаря нейромедиаторам сердце продолжает биться, а лёгкие — дышать. Дофамин гарантирует, что мы выпьем воды, когда будем испытывать жажду, и попытаемся размножаться, чтобы передать свои гены.

В 50-е считалось, что дофамин отвечает за движение. К такому выводу учёные пришли, когда исследовали болезнь Паркинсона. К симптомам этого заболевания относятся тремор (дрожь в конечностях или туловище), замедленные движения и ригидность мышц. А вызывает его недостаточная выработка дофамина.

Но в 80-е, после опытов нейробиолога Вольфрама Шульца (Wolfram Schultz) с крысами, мнение учёных изменилось. Шульц провёл ряд экспериментов. Как только крыса кусала еду, которую ей предлагали, у неё в мозге происходил большой выброс дофамина. На этом процессе строится обучение.

Мозг предвидит награду за какое-то действие. Если мы раз за разом получаем эту награду, действие становится привычкой.

Эти эксперименты доказалиA neural substrate of prediction and reward , что дофамин в первую очередь задействован в системе вознаграждения. Он связан с желаниями, амбициями, зависимостями и половым влечением. По словам Шульца, пока неясно, вызывает ли дофамин приятные ощущения сам по себе. Тем не менее за ним закрепилась репутация гормона счастья.

Дофамин побуждает нас предпринимать действия для удовлетворения наших потребностей и желаний, давая нам представить, как мы почувствуем себя после того, как их удовлетворим.

Как компании используют дофамин для создания зависимости у пользователей

Дофамин стал очень популярен, о нём часто пишут в прессе. Но особенно много о нём говорят в Кремниевой долине. Там он считается секретным ингредиентом, который делает приложение, игру или платформу потенциально прибыльными. Предприниматель Рэмзи Браун (Ramsay Brown) даже основал компанию, которая использует дофаминовую зависимость при разработке приложений, — Dopamine Labs.

В основе системы, которую использует Dopamine Labs, лежит произвольность. Этот метод можно использовать с любым приложением для выработки привычек. Например, в приложении для бега это выглядит так: пользователь получает поощрение (значок или дождь из конфетти) не после каждой пробежки, а в случайном порядке. Казалось бы, это не должно мотивировать. Но, по словам Брауна, пользователи этого приложения стали бегать в среднем на 30% чаще.

Однако не все разделяют такое воодушевление. Колумнист The New York Times Дэвид Брукс (David Brooks) написал: «Компании понимают, что вызывает выброс дофамина в мозге, и добавляют в основу своих продуктов техники, которые затягивают пользователей». Это объясняет успех Facebook.

Мы испытываем непреодолимое желание зайти на сайт, потому что не знаем, когда придёт уведомление, а с ним — и выброс дофамина.

Способность технологий таким образом влиять на наше поведение только начинают изучать. Однако эффективность дофамина в формировании привычек уже знакома всем, кто зависим от курения и наркотиков. Любое наркотическое вещество воздействует на систему вознаграждения, провоцируя выработку дофамина в гораздо больших количествах, чем обычно. И чем чаще человек принимает наркотики, тем сложнее ему остановиться.

Есть и другие отрицательные последствия. Например, пациенты с болезнью Паркинсона принимают лекарства, которые наполняют мозг дофамином. При этом почти 10% пациентов становятся зависимымиPathological gambling in Parkinson’s disease: what are the risk factors and what is the role of impulsivity? от азартных игр.

Что дальше

Браун и его коллеги из Dopamine Labs понимают, что играют с огнём. Они выработали для себя этические рамки, чтобы решать, с какими компаниями сотрудничать. «Мы общаемся с ними, разбираемся, что они создают и почему», — объясняет Браун.

«Не знаю, могут ли такие приложения вызывать зависимость, — говорит профессор Шульц. — Но сама идея, что мы можем изменить поведение другого человека не с помощью наркотиков, а просто поместив его в определённую ситуацию, вызывает много споров.

Мы говорим людям, как им следует себя вести, а это рискованно. Если какая-то система натренировывает мозг вырабатывать дофамин после определённых действий, может возникнуть ситуация, когда человек не способен выйти из-под контроля этой системы. Я не утверждаю, что компании, разрабатывающие такие сервисы, делают что-то плохое. Может быть, они даже помогают. Но я бы поостерёгся».

Однако Браун считает использование дофаминовых систем естественным путём развития человеческого мозга. По его мнению, дофамин поможет нам сознательно формировать полезные привычки. «Мы можем преодолеть пропасть между стремлением и действием и создать системы, которые помогают людям развиваться», — говорит он.