Эта статья — часть проекта «Один на один». В нём мы говорим об отношениях с собой и окружающими. Если вам близка тема — поделитесь своей историей или мнением в комментариях. Будем ждать!

Иногда ты отчётливо чувствуешь, что нужно поменять направление и сделать решительный шаг навстречу новому: выбрать другую работу, расстаться с токсичным человеком, переехать за границу. Но отсутствие решительности, недостаток поддержки или банальный страх неизвестности могут просто парализовать и удерживать на месте.

Мы поговорили с героиней, которая не струсила и решила кардинально всё изменить: уйти из университета спустя два года обучения, чтобы поступить на другую специальность. Узнали, как Лика Задорожная снова выбирала направление, что говорила скептически настроенному отцу и почему верила в себя, хотя практически никто не одобрял её выбор.

Лика Задорожная

Сменила профиль образования спустя два года учёбы и снова стала первокурсницей.

«Мне нравилось представлять себя серьёзной девушкой в костюмчике и с чемоданом в руках»

С выбором профессии меня постоянно колбасило: в начальной школе я хотела быть поваром и модельером, после просмотра сериала «Тайны следствия» — детективом, а потом вообще стоматологом. Уже в старших классах я заинтересовалась психиатрией и науками, связанными с работой мозга. Впрочем, всё это тоже отошло на второй план, когда пришло время выбирать профиль для подготовки к экзаменам. С математикой и химией у меня были сложности, так что пошла на социально‑экономическое направление, где много обществознания и истории.

В моей семье полно юристов, поэтому в один момент я решила выбрать самый простой и понятный для себя путь: тоже стать юристом. Родители на этом не настаивали, а отец даже несколько раз переспрашивал, точно ли я этого хочу. На самом деле я не чувствовала, что горю желанием изучать юриспруденцию, но мне нравилось представлять себя серьёзной девушкой в костюмчике и с чемоданом в руках.

Мне стало комфортно в этой продуманной до мелочей истории: я учусь на юриста, папа, если что, помогает мне со стажировками, я устраиваюсь на работу, получаю кучу денег.

Многие уже тогда говорили, что мой характер не очень стыкуется с юриспруденцией: я слишком мечтательная, чувствительная, эмпатичная. Слышать это было неприятно, поэтому я старалась пропускать подобные доводы мимо ушей: план был уже продуман и казался вполне удачным. В глубине души мне даже нравилось вызывать в людях ощущение диссонанса: милая миниатюрная девочка и такая серьёзная профессия.

Переезд в Москву в этой истории стал для меня обязательным шагом. Я была одержима столицей с 15 лет, потому что знала, что там лучшая работа, высокая зарплата и возможность сепарироваться от родителей. Всё это было мне необходимо, ведь я считала себя самой настоящей карьеристкой. Представляла, как прихожу в свою комнату в общежитии, изучаю законы с бокалом вина, успеваю совмещать учёбу с работой, а к 40 годам зарабатываю кучу денег и начинаю путешествовать.

Я была как Скрудж Макдак с долларами в глазах. Мне нравилось думать, что я поступлю в Москву и буду причастна к чему‑то более престижному, чем все остальные.

«Тесты ЕГЭ стали для меня таким же развлечением, как кроссворды»

Для поступления на юрфак мне нужно было сдать три предмета: русский язык, обществознание и историю. В дополнение к ним я выбрала ещё и профильную математику — на этом настояла моя учительница. К экзаменам я готовилась без репетиторов, потому что мне хватало усидчивости, мотивации и работы со школьными преподавателями. Тесты ЕГЭ стали для меня таким же развлечением, как кроссворды в поезде. Меня не нужно было заставлять готовиться, потому что я сама понимала важность получения высоких баллов.

Я не переживала перед ЕГЭ. За полгода до экзаменов я начала встречаться с парнем и испытывала эйфорию. Конечно, я немного мандражировала, но Никита меня успокаивал. На пробных экзаменах я справлялась с заданиями первой части за 7 минут, а со второй всего за 30 минут.

Я была максимально уверена в своих знаниях и внутренне ощущала, что всё будет хорошо. В итоге экзамены я действительно сдала отлично.

По всем предметам я потеряла несколько баллов из‑за невнимательности, но в целом результат оказался достаточно высоким: русский язык — 96 баллов, обществознание — 86 баллов, история — 96 баллов. Математику я сдала на 72 балла, но при поступлении она мне вообще не пригодилась. Подала документы сразу в несколько университетов и практически везде прошла на бюджет, но выбрала Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина. Так в сентябре 2017 года я стала студенткой.

«Я пахала, чтобы получить пятёрочки, кинуть зачётку папе и добиться его одобрения»

Когда я увидела приказ о зачислении, то оказалась просто на седьмом небе от счастья. Я уже предвкушала переезд, начало студенческой жизни, новые предметы. Размышлений о том, что я делаю что‑то не так, вообще не возникало. В голове была только одна мысль: «Ну, Лика, заживём!»

Эти же ощущения сопровождали меня и на протяжении всего первого курса. Тогда я ещё ни о чём не парилась, получала стипендию и хорошую сумму денег на личные расходы, ходила на концерты, привыкала к жизни в общежитии. К тому же через пару месяцев после меня в Москву переехал мой молодой человек. Мир в этот момент казался просто раем.

Мне нравилось ощущать себя студенткой, а ещё я кайфовала, что на юридическом факультете нет математики. Некоторые преподаватели оказались харизматичными, и слушать их было довольно интересно. Я пахала, чтобы накопить пятёрочек, кинуть зачётку папе и получить его одобрение.

Как побороть страх перемен
Иллюстрация: Анна Гуридова / Лайфхакер

Единственное, что я явственно поняла сразу: с одногруппниками мне не по пути. Они хорошие ребята, но мы словно существуем в разных плоскостях. Я ощущала себя маленькой девочкой — слишком добренькой, летящей и наивной для той профессии, которую выбрала. Ребята же оказались очень закрытыми и сосредоточенными только на своём деле, поэтому я ни с кем не могла поговорить о чувствах и эмоциях. Одногруппники думали только о том, чтобы стать лучшими в чём‑то и поскорее найти работу. Раньше такой настрой был мне близок, но здесь я моментально почувствовала себя чужой.

«Я словно открыла дверь и увидела то, что не должна была»

В августе 2018 года в университете проходила «Школа мастеров» — ежегодное крупное мероприятие для студентов‑юристов, на которое приглашают специалистов из разных сфер, чтобы поделиться опытом. Одну из лекций вели адвокат Екатерина Смирнова и режиссёр Константин Богомолов. Они проводили аналогию между правом и театром, и я поймала себя на мысли, что слушать о театре мне гораздо интереснее. Я ушла с мероприятия в жутком смятении, словно открыла дверь и увидела то, что не должна была.

Как бы там ни было, второй курс я начала с боевым настроем на участие в конференциях и поиск хороших стажировок. Я хотела строить карьеру, как и запланировала несколько лет назад, но заметила, что постоянно ищу какие‑то отговорки.

Начались отраслевые предметы, и в качестве домашней работы нас попросили найти судебную практику по какому‑нибудь вопросу.

Я сидела в программе «Консультант Плюс» и думала: «Господи, неужели этим я и буду заниматься на работе. Серьёзно?»

Шаг за шагом я разочаровывалась в юриспруденции. Во втором семестре случилось невиданное в жизни отличницы: я начала прогуливать пары. Для меня это просто нонсенс. В голове стали рождаться мысли: «А что, если это не твоё? Но что тогда тебе подходит?» Внутри тогда боролись две Лики. Одна хотела поскорее найти себя и устраивала экзистенциальные опросы в Instagram, а другая давала первой пощёчины и говорила: «Ты что, совсем охренела? Иди изучай юриспруденцию, мы же с тобой карьеристы!» В общем, лёгкая шизофрения.

«Я много плакала, плохо спала и испытывала какую‑то апатию»

Я действительно пыталась полюбить юриспруденцию и заставляла себя смотреть интервью со специалистами из этой сферы. Мне казалось, что так я смогу проникнуться симпатией к какому‑то из профессионалов и пойти по его стопам. Я хваталась за любую возможность, чтобы полюбить это дело: искала интересные судебные практики, общалась со специалистами из разных юридических сфер и вообще пыталась в своей голове романтизировать профессию. Но в результате поняла, что просто заполняю внутреннюю пустоту.

Тогда я решила знакомиться со всеми профессиями подряд: заходила на сайт Высшей школы экономики, открывала вкладки с факультетами и читала про все образовательные программы. Был момент, когда я насмотрелась интервью с актёрами из «Гоголь‑центра» и решила поступать на продюсерский факультет во ВГИК, но родители быстро дали мне по башке, а я не стала бороться за эту идею. Мысли о ВГИКе отступили, но тревога за будущее никуда не ушла. Она часто выливалась в психосоматику: я много плакала, плохо спала и испытывала какую‑то апатию.

Всё изменилось, когда я наткнулась на факультет психологии в ВШЭ. Мысли о любви к работе с мозгом снова всплыли наружу. Я и раньше интересовалась психологией в качестве хобби, но теперь начала читать о людях из этой сферы и изучать, какие возможности мне может дать психологическое образование. Чем больше я узнавала, тем отчётливее понимала, что нашла людей, которые мыслят в той же плоскости, что и я. Они задаются вопросами, которые меня волнуют, и дают на них обоснованные ответы.

Мне казалось, что переход получится достаточно мягким: буду не юристом, а HR‑менеджером. Идея работать с людьми, а не с книжками и законами меня привлекала больше.

«Отец разгневался так сильно, что можно было молнии в небе увидеть»

Пришлось перелопатить огромное количество информации, так что выбор не был таким же спонтанным, как в 11‑м классе. Спустя несколько месяцев я точно решила, что хочу поступить на психфак. Осталось самое сложное — понять, как сказать об этом родителям.

Всю весну я маялась и постепенно готовила папу к возможной смене образования. Постоянно намекала, что мне не нравится учиться на юрфаке и я чувствую себя плохо. А потом просто позвонила и прямо объявила, что решила уйти из университета. Отец разгневался так сильно, что можно было молнии в небе увидеть. Я заверила его, что обязательно снова поступлю на бюджет, а если этого не произойдёт, то вернусь на юрфак.

Мы договорились, что я возьму академический отпуск, но на самом деле я планировала отчислиться, чтобы разом оборвать все связи с юриспруденцией. Я была уверена, что не вернусь, как бы ситуация ни обернулась.

Когда одногруппники узнали, что собираюсь уходить, то не расстроились и не обрадовались: я была достаточно незаметным человеком в группе. А вот преподаватели крутили у виска и всячески отговаривали. Аргументы были из разряда: «Что? На психфак? Зачем ты это делаешь? Да у меня подруга с таким образованием сейчас работу найти не может». Все смотрели на меня с какой‑то жалостью в глазах и думали: «Ох, бедная, несчастная, не смогла определиться».

Документы я пошла забирать уже после летней сессии. Когда я писала заявление об уходе, меня продолжали отговаривать типичными фразами: «Ну вот, а чего, надо было доучиться». Заместительница декана посадила меня напротив себя и начала рассказывать историю о своей дочери, которая распсиховалась на втором курсе и сказала, что уйдёт. В итоге доучилась до конца, работает, счастлива и получает много денег. Все поголовно беспокоились о том, как же родители переживут мой уход, но мне было так плохо от нахождения на юрфаке, что я хотела только одного — чтобы всё поскорее закончилось.

Когда я отчислилась, почувствовала себя героиней мюзикла. Я зашла в университет с булыжником на плечах, а вышла настолько окрылённая! Не было ни грамма сожаления: я не сомневалась в правильности своего решения и по‑прежнему уверена, что поступила верно.

«Я подбадривала себя тем, что у меня нетипичный путь в жизни»

Меня практически никто не поддерживал, поэтому главной опорой была я сама. Многие не понимали, чем я буду заниматься на психфаке, и скептически реагировали на то, что я ушла с бюджета. Меня это не парило. Каждый раз я мысленно жала себе руку и говорила: «Молодец, Лика, мы приняли правильное решение». Я подбадривала себя тем, что у меня нетипичный путь в жизни. Даже здорово, что я уже получила половину высшего образования и теперь смогу освоить новое направление. А то, что я чуть позже начну карьеру, не страшно. В конце концов, кому я пытаюсь что‑то доказать? Только себе, а с собой у меня отношения вполне гармоничные.

Я не зацикливаюсь на неудачах и не втаптываю себя в землю за то, что с первого раза что‑то не сделала. Не получилось, и ладно — встала, иду дальше и пробую по‑другому.

Мне кажется, если ты не сталкиваешься с трудностями, то либо вообще не рефлексируешь над своей жизнью, либо ничего не делаешь. Невозможно справляться со всем идеально и ходить по ровной протоптанной дорожке. Ещё меня вдохновляли истории людей, которые работают не по специальности. Получить образование, как мне кажется, нужно, но потом можно выбрать и другой путь.

Мысль о перепоступлении меня не пугала. Я умею учиться и понимала, что смогу подготовиться к ЕГЭ снова. Это не самый сложный экзамен в жизни. Так как поддержки в виде общеобразовательной школы уже не было, с сентября 2019 года я начала заниматься в онлайн‑школе. Для поступления на психологический факультет мне нужно было сдать биологию и пересдать профильную математику на более высокий балл. Результаты по русскому были хорошими после первой попытки, поэтому я решила использовать их же.

В этот раз я готовилась менее усердно, чем в год выпуска из школы. Было меньше обязаловки, и приходилось прикладывать больше усилий, чтобы подпинывать себя и заставлять заниматься. Мотивация была, но я часто впадала в экзистенциальные кризисы, думала о своём пути и размышляла над тем, для чего предназначена. Всё это сбивало, но я продолжала готовиться: смотрела вебинары, делала домашки, решала тесты.

«Когда узнала результаты экзаменов, проплакала двое суток беспрерывно»

Во второй раз на ЕГЭ я переживала гораздо сильнее. Я уже не ощущала, что знаю всё до мелочей. Домой после экзамена я пришла расстроенная: чувствовала, что завалила. Для поступления мне требовался высокий балл — 90 и выше, но я получила только 78. Когда узнала результаты, проплакала двое суток беспрерывно. Для меня это очень мало, поэтому я себя презирала.

Математика тоже не стала моей сильной стороной. Я не любила её со школы и начала активно готовиться только за месяц. Получалось так себе, а на экзамене ещё и задания попались с подковырками. В итоге сдала всего на два балла выше, чем в прошлый раз, и очень расстроилась, потому что рассчитывала на большее.

Нетрудно догадаться, что по результатам ЕГЭ шанс поступить на бюджет в Высшую школу экономики прогорел.

Папа поддержал меня и сказал, что оплатит обучение. Сейчас он одобряет мой выбор, хотя раньше был настроен скептически. Он изменил своё мнение, потому что я планомерно разговаривала с ним и объясняла, что иду не в ПТУ или учиться чему‑то бесполезному. Это образование — действительно важный шаг для меня. К тому же психологи могут построить отличную карьеру и хорошо зарабатывать — для отца это было важно.

Смириться с фактом, что я буду получать образование на коммерческой основе, оказалось самым сложным. Сначала я поступила на юрфак с высокими баллами, а потом плюхнулась вниз с высоты своего самомнения. Очень неприятно осознавать, что я завишу от папы и обременяю его платой за моё обучение. Это гложет, но я поступила со скидкой в 50% и теперь стараюсь повысить её или перейти на бюджет.

«Оказалось, что я лучше, чем думала»

На этот раз я чувствую, что верно определилась с образованием, и это перевешивает все мои переживания. Каждое утро просыпаюсь и не могу поверить, что всё это происходит со мной. Я с интересом жду семинары, как очередной эпизод сериала, а потом возвращаюсь домой со словами: «Мы сегодня такое изучали!» Мне нравится обсуждать с преподавателями то, о чём раньше могла поговорить только с друзьями или молодым человеком. Хобби стало моей основной деятельностью, а это — то, чего я хотела: без всяких угрызений совести интересоваться психологией.

Теперь я могу изучать то, что мне действительно нравится, не ради плюсиков и баллов за занятия, а просто потому что хочу. Меня распирает от радости — я словно в лотерею выиграла.

Мне редко везло с коллективами, но в этот раз и группа попалась просто обалденная. Все такие добрые, учтивые и светлые. Я будто снова оказалась не на своём месте, но теперь уже в хорошем смысле слова.

После поступления на психологический факультет я чувствую себя обновлённым человеком. У меня даже мнение о себе улучшилось. Я стала старостой в своей группе, и выяснилось, что я не безалаберная, как считала раньше, а вполне ответственная и достаточно уверенная в себе. Теперь я чувствую кучу внутреннего ресурса, которого хватает и на учёбу, и на подработку, и на занятия спортом. Мне удалось открыть себя по‑новому. Оказалось, что я лучше, чем думала. Это приятное чувство.

У меня синдром отличницы, поэтому я по‑прежнему волнуюсь из‑за оценок. Впрочем, я так благодарна, что сложности, с которыми сталкиваюсь, именно такие. Никогда раньше не чувствовала себя так гармонично. Мне сложно представить, как бы повернулась моя жизнь, если бы я не рискнула. Думаю, я бы ненавидела себя и всё время корила за то, что недостаточно интересуюсь профессией или не могу начать строить карьеру. Это самоубийство, так что я бы с собой так не поступила. Я сделала то, что должна была.

«Когда люди намекают, что я совершила ошибку, меня триггерит»

С глобальной сферой я уже определилась, но свой путь по‑прежнему ищу. Думаю, в каком направлении психологии развиваться, в чём моя миссия. Хотелось бы уже предпринимать шаги к построению карьеры, но я пока не решила, чем конкретно хочу заниматься. Надеюсь, это ненадолго и скоро я найду ответы. Это мой следующий этап.

Когда люди намекают, что я совершила ошибку, меня триггерит. Я не считаю, что сделала шаг назад, потому что на самом деле это два шага вперёд навстречу себе. Нет никаких единых правил, чтобы жить. Не существует стандартной схемы: школа, один университет и работа по специальности, на которой ты будешь горбатиться до конца своих дней.

Я считаю, что любой путь классный, особенно если он необычный.

Когда с тобой случается нестандартная ситуация, ты становишься гибким и учишься принимать важные решения. Я рада, что смогла сделать этот шаг, не сдалась и не прогнулась под мнение большинства. Это изменило мою жизнь.

Если вы сомневаетесь прямо сейчас и чувствуете давление, то вспомните, что близкие и родные с вами не навсегда. С определённого момента вам придётся жить самостоятельно и нести ответственность за свой выбор. Не родные будут сходить с ума, находиться в депрессии, испытывать чувство вины и стыда, ощущать себя не на своём месте, а вы. Если близкие действительно желают вам добра и всего самого лучшего, то они точно будут счастливы видеть вас радостным и увлечённым. Слушайте внутренний голос, будьте честны и рассчитывайте только на себя.