Руслан Царев

Редактор в консалт-бюро «Нескучные финансы».

Сингапур вышел из состава Малайзии в 1965 году. Он представлял собой нищее, насквозь коррумпированное государство. Но с этого момента начались процессы, результаты которых Сингапур демонстрирует миру последние 30 лет. Старт этим процессам дал премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю. Он оставался в кресле премьера до 1990 года, и по итогам его правления страна вошла в четвёрку «восточноазиатских тигров». Так принято называть четыре страны азиатского региона, которые в 1960-х — 1990-х годах демонстрировали самый бурный экономический рост. Компанию Сингапуру в этом списке составляют Гонконг, Южная Корея и Тайвань.

Расскажем, как Ли Куану Ю всё это удалось.

Урок 1. Привлекать инвесторов

Главный вопрос, который встал перед премьером нищей страны, — где взять деньги. Ли Куан Ю закончил с отличием Лондонскую школу экономики и рассуждал как бизнесмен: лучше всего — у инвесторов. Но какой интерес им в острове, где не то что ресурсы, даже территория была дефицитом? С территорией и ресурсами и сейчас лучше не стало. Но это не мешает Сингапуру богатеть и процветать.

Так выглядел Сингапур в первые годы правления Ли Куана Ю

Ли Куан Ю искал ответ в запросах потенциальных инвесторов. И вот что смог предложить: налоговые и экспортные льготы, удобное с позиций логистики расположение страны, недорогая рабочая сила, максимум содействия от государства в быстром старте бизнеса безо всяких откатов и заносов. С коррупцией Ли Куан Ю разбирался отдельно.

Порт Сингапура. В 1960-е годы туда из-за его удобного расположения заходили на дозаправку океанские корабли из США и Европы

Правительство страны сформировало пул потенциальных инвесторов. Первые строчки в нём заняли транснациональные корпорации, преимущественно из США.

У каждой корпорации появился персональный менеджер. Это были чиновники, но Ли Куан Ю поставил им задачи уровня специалистов по продажам экстра-класса: донести до «клиента» предложение сингапурских властей, заинтересовать и максимально очаровать, предоставляя без проволочек любую информацию, к которой проявил интерес клиент. Цель — как минимум приезд «клиента» в страну.

Данные по конверсии воронки продаж правительства Сингапура найти не удалось. Но инвесторы в страну пошли, и этот факт говорит сам за себя. Именно инвесторы заложили фундамент отрасли по производству электроники, в которой Сингапур вскоре выбился в мировые лидеры. А в 1990-е, когда Ли Куан Ю уже уйдёт в отставку, покупать именно там технику будет наш Олег Тиньков — сперва как челнок, затем — для своей сети магазинов «Техношок».

Урок 2. Не щадить убыточные направления

С приходом иностранных инвесторов в Сингапуре начались проблемы у местных производителей. Ли Куан Ю решил: нет смысла поддерживать тех, кто не способен работать без дотаций.

Вопрос встал, в частности, о заградительных таможенных пошлинах. Такие таможенные тарифы на иностранные авто власти страны ввели для поддержки местного завода, который собирал машины, и других предприятий. Определяющим стало мнение финансового директора «Мерседес Бенц». Тот на вопрос Ли Куана Ю, как долго завод ещё будет нуждаться в такой форме дотаций, ответил: «Всегда».

Ли Куан Ю отменил пошлины. Местный завод не выдержал конкуренции с мировыми гигантами, продукция которых выигрывала по цене и качеству, и стал банкротом. То же произошло с местными производителями холодильников и телевизоров. Поле битвы тоже осталось за мировыми гигантами — по той же причине, что и в автоиндустрии.

В социальном и политическом плане отказ от поддержки местного производителя был непопулярным решением, но в экономическом себя оправдал.

Применительно к бизнесу его можно сравнить с решением собственника закрыть убыточное направление. Придётся кого-то уволить, забыть про какие-то планы и амбиции. Но это лучше, чем тащить на себе убыточное и бесперспективное направление и навсегда зарывать в нём прибыль, которую можно направить на развитие других, перспективных направлений — тех самых, что её приносят и способны приумножить.

За счёт грамотной инвестиционной политики вопрос с социальными обязательствами, которых у государства намного больше, чем у бизнеса, решился сам собой. Уволенные работники пошли трудиться к инвесторам, которые нередко предлагали более привлекательные, чем местный работодатель, условия. Предприятия инвесторов приносили больше прибыли и платили с неё больше налогов, чем выбывшие с рынка местные.

Для государства налоги — выручка. А всё, что остаётся после всех расходов, — прибыль, которую государство вправе, как и бизнес, направлять на развитие. Успешные предприятия не просто наполняют бюджет, они сами никаких денег оттуда не тянут.

Урок 3. Не жадничать

Дополнительным «пряником» для инвесторов в Сингапуре стали низкие налоги. На фоне других стран низкие налоги там и сегодня. Максимальная налоговая нагрузка на бизнес — 27,1%. В России этот показательНалоговая нагрузка на бизнес в разных странах равен 47%, в Великобритании — 32%. Налоги с дивидендов собственники сингапурских компаний, включая иностранцев, не платят. Фору из приведённых в таблице стран Сингапуру дадут только Объединённые Арабские Эмираты.

tvrain.ru

Урок 4. Не допускать исключений в правилах

С самого начала работы в правительстве Ли Куан Ю ставил во главу угла закон и его обязательность для всех. Законодательную систему Сингапур унаследовал со времён, когда был британской колонией. Ли Куан Ю вырос в семье англоязычных китайцев, окончил английскую школу и был воспитан на британской культуре. А второе высшее образование, которое он получил в Кембриджском университете, было юридическим. В британской традиции — пиетет перед законом и равенство перед ним всех: от безработного до мультимиллиардера. Поэтому ничего, кроме кадров, в унаследованной от британского владычества правовой системе Ли Куан Ю менять не стал. От себя привнёс только личную нетерпимость к кумовству, мздоимству и казнокрадству.

На госслужбе единство правил для всех означало, что неприкосновенных больше нет. Погорел на коррупции — отвечай по закону. И плевать, чей ты родственник или протеже и каковы твои прежние заслуги.

И действительно судили и сажали. Избежали такой участи лишь коррупционеры, которые успели сбежать за границу, как только запахло жареным. Когда в злоупотреблениях заподозрили самого Ли Куана Ю, он инициировал создание независимой комиссии, чтобы та во всём разобралась, и сложил властные полномочия на время её работы. Комиссия ничего порочащего не нашла.

В мемуарах «История Сингапура: из третьего мира в первый» Ли Куан Ю подчёркивает — коррупционные традиции в Азии складывались веками. Сегодня Сингапур стабильно держится в десятке государств мира с минимальным уровнем коррупции. В ежегодном рейтингеРейтинг восприятия коррупции восприятия коррупции от Transparency International — на шестом месте. Позади — даже благополучные в этом плане Швеция, Нидерланды, Канада, Великобритания и Германия.

transparency.org.ru

Одна из проблем стран Юго-Восточной Азии — мафиозные группировки, известные как триады. Их роль в жизни региона огромна. Власти Сингапура взялись за местные триады жёстко, и теперь у страны такой проблемы нет. А опыт Сингапура показал — без тотальной коррупции всесилье мафии лопается как мыльный пузырь.

Единые правила для бизнеса в Сингапуре значат, что равны все и во всём. Если бизнесмен в родстве с влиятельным человеком во власти, это не подспорье бизнесу, а лишь повод для неудобных вопросов в адрес такого чиновника.

Урок 5. Мотивировать, мотивировать и ещё раз мотивировать

Для любого государства все его граждане — то же самое, что сотрудники для бизнеса. Только обязательств перед ними у государства намного больше, чем у бизнеса перед работником. И главное — как и работникам компании, гражданам страны нужна мотивация.

Для чиновников, для которых государство и было работодателем, ставка делалась на материальную составляющую. Чиновник высшего уровня в правительстве получал зарплату на уровне топ-менеджера крупной частной корпорации. И так далее по нисходящей.

Судья зарабатывал больше самого дорогого адвоката — сотни тысяч долларов в год, а с 1990-го — более 1 миллиона долларов.

Сингапурская свадьба 1980-х. В Сингапуре изначально не было принято брать в жены образованных женщин. Ли Куан Ю считал, что это подрывает генофонд нации, и в 1983 году дал своей речью старт дискуссии на эту тему

Гражданам, занятым не на госслужбе, зарплату платило не государство, но оно гарантировало постоянный рост доходов за счёт грамотной экономической политики. А от себя добавляло социальный пакет: доступное образование, медицинское обслуживание, жильё, гарантии достойной, обеспеченной старости и тому подобное.

Квартирному вопросу Ли Куан Ю уделял особое внимание и посвятил не одну главу мемуаров. В первые годы независимости страны была высока вероятность конфликтов с соседями. Глава правительства лично общался с солдатами, и одним из выводов стало: у солдата больше готовности умереть за свою страну, если та обеспечит его близких крышей над головой.

Современный Сингапур, пожалуй, лучший памятник Ли Куану Ю

После того как Ли Куан Ю оставил пост премьера, он продолжал работать в правительстве. Умер он в 2015 году. Показателем прижизненного успеха для бизнесмена в таких случаях служит собственный капитал на момент смерти. О Ли Куане Ю таких данных нет. Да и для политика и чиновника миллиарды на счетах и в активах — характеристика не самая важная и по понятным причинам скорее негативная. Ключевой показатель для Ли Куана Ю — в каком состоянии он оставил после себя страну.